С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира icon

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира





НазваниеС 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира
страница3/15
Дата26.01.2013
Размер3.38 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

^ ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ


Слово журналисту Михаилу Дмитруку, одному из первых, кто рассказал о Тамаре Яковлевне Свищевой и встал на защиту ее оригинальной концепции возникновения рака.

«Я понимаю, что эта новость о трихомонадах подобна удару ниже пояса для расплодившихся в последнее время любителей сексуальных игр. Но должен нанести им еще несколько ударов — в челюсть и по корпусу, некоторые трихомонады живут в ротовой полости. Другие резвятся в кишечном тракте. Именно эти паразиты вызывают парадонтозы, язвы желудка и другие неприятности, но главное — они являются возбудителями рака. Эти паразиты угрожают не только развратникам, но к просто нечистоплотным людям, потому что легко передаются через грязные руки, общую посуду, белье, постель и так далее. Мало того, у многих женщин трихомонады живут в стенках матки, в околоплодных водах и вагине — младенцы заражаются еще до появления на свет или во время родов. Выходит, почти все люди носят в себе возбудителей рака».

— Не пугайте народ! — может сказать осведомленный читатель. -Известно, что в человеческом организме каждую секунду появляются тысячи раковых клеток, но их уничтожают иммунные силы. Верно. Рак гораздо меньше грозит человеку, который ведет здоровый образ жизни и поддерживает свой иммунитет на высоком уровне. Но и ему полезно знать об открытии Тамары Свищевой. А оно состоит в том, что раковые клетки — вовсе не человеческие, как утверждает официальная онкология. Это живущие в нас трихомонады, которые в благоприятных для них условиях становятся чрезвычайно агрессивными. Именно из трихомонад в ослабленном организме образуются опухоли, которые становятся злокачественными.

— Как это ни странно звучит, — объясняет Тамара Яковлевна, — но общепринятая концепция перерождения нормальных клеток в опухолевые не имеет экспериментальных подтверждений. Ни одному ученому мира не удалось в лабораторных условиях осуществить такую трансформацию. Для научной онкологии все еще остается тайной момент перерождения клеток и пусковой механизм этого явления. А паразитарная концепция подтвердилась с первых же экспериментов. Она взяла опухолевые клетки от разных видов животных и человека, поместила в питательную среду для трихомонад — и через некоторое время часть из них перешла в амебовидную и жгутиковую формы. Взгляните на окрашенные препараты клеточных культур и на фотоснимки, сделанные через микроскоп, — это документальное подтверждение успешного эксперимента.

На них видно, как развивались паразиты в благоприятных условиях. Сначала их клетки были плотные и округлые. Затем вокруг каждого уплотнения, которое уменьшалось, образовывалась жидкая цитоплазма. В ней появились хроматиновые зерна, а потом продолговатые ядра, смещенные от центра клеток. А в следующей стадии странно изменились их поверхности — они стали неровными, с выступами, которые похожи на щупальца. Прямо как у амеб, которых в школе нам показывали на уроках биологии.

Наконец, опухолеые клетки перешли в последнюю стадию: их тела сильно удлинились, на них появились жгутики. Вот они — трихомонады.

Становится жутко от мысли, что такие превращения могут происходить в человеческом организме. И тогда он становится рассадником ползущих и плывущих паразитов. И мы можем получить их в огромном количестве от поцелуев, выпивок на брудершафт, не говоря уже о половых контактах.

— Но иммунные силы здорового организма разрушают клетки паразитов, — успокоила Тамара Яковлевна. — Они либо вакуолизируются и гибнут, либо распадаются на мелкие частицы. Но не все паразиты погибают. У некоторых вокруг ядра уплотняется протоплазма, они уменьшаются в размерах и округляются — начинается обратный переход в цистоподобную, то есть клеточную, стадию. Выделяя антигены, похожие на человеческие, паразиты спасаются от атаки иммунных сил, и те начинают принимать врагов за своих.

Простейшим организмам до сих пор удавалось обмануть даже ученых: они принимают паразитов за человеческие клетки — злокачественные. Например, сторонники одной из общепризнанных теорий утверждают: во всех наших клетках есть онкогены, которые под действием вирусов и канцерогенов вызывают перерождение клеток. Получается, что каждый человек запрограммирован на самоубийство на клеточном уровне. Почему же мы до сих пор живы в отравленной среде, насыщенной вирусами и канцерогенами?

— Потому, что не обращаем внимания на подобные теории, — говорит, улыбаясь, Тамара Свищева. — А на самом деле за миллионы лет люди и одноклеточные паразиты приспособились друг к другу. Это такие враги, которые заставляют постоянно совершенствоваться. Усиливая свой иммунитет, мы обрекаем их на жалкое существование в клеточной форме. Но они обманывают иммунитет и начинают интенсивно размножаться, отравляя организм продуктами обмена. Тогда он должен вырабатывать новые способы опознания и подавления своих врагов. И так бесконечно. В некотором смысле мы должны быть благодарны трихомонадам за мощный стимул самосовершенствования, без которого мы стали бы деградировать...

Но онкологи решили иначе. Они не пошли по пути усиления защитных сил своих пациентов, а стали уничтожать наших древних предков и сегодняшних сожителей, ошибочно названных опухолевыми клетками, вынуждая их отчаянно защищаться. И оказалось, что общепринятые методы лечения онкологических заболеваний лишь временно устраняют симптомы, усугубляя причину недугов. Химиотерапия, хирургические операции и облучение травмируют организм и отвлекают иммунные силы от борьбы с паразитами. Эти вмешательства сначала вызывают уменьшение опухолей, но потом последние начинают расти еще быстрее. Потеряв многих своих собратьев, оставшиеся в живых жгутиконосцы спасаются бегством -проникают в кровь и лимфу и разносятся по всему организму, образуя в удобных местах новые колонии, где начина- ют интенсивно размножаться, с лихвой восполняя потери. Так возникают метастазы. Кроме того, обнаруженное и удаленное, новообразование в теле не единственное. Поэтому любое подавление иммунитета ослабляет надзор за прочими скоплениями трихомонад, что и активизирует их размножение и образование опухолей в других участках организма. Впору говорить о том, что общепринятые методы так называемого лечения ускоряют смерть раковых больных. Может быть, поэтому некоторым удается спастись нетрадиционными методами, когда от них отказалась официальная медицина.

Казалось бы, Минздрав должен бы присматриваться к подобным случаям. Увы, все наоборот, лаборатории исследователей закрывают, методы лечения осмеивают и запрещают применять в учреждениях Минздрава.

Увы, в эту категорию, похоже, зачислили и Тамару Свищеву. Она имела неосторожность подать заявки аж на три открытия и поставила под угрозу научную карьеру чуть ли не всех онкологов мира. Однако находились порядочные люди, которые помогали Тамаре Свищевой в поисковой работе. Например, заведующая лабораторией микробиологии НИИ акушерства и гинекологии доктор медицинских наук, профессор Маргарита Арсентьевна Башмакова. Именно в ее лаборатории успешно прошли сенсационные эксперименты: округлые опухолевые клетки животных и человека были переведены в амебовидные и жгутиковые формы, то есть стали узнаваемыми. Маргарита

Арсентьевна — дай Бог ей здоровья — признала верность теории Свищевой и дала положительный отзыв на ее исследования. Только большой авторитет спас профессора от гонений за то, что отстаивала истину, которая невыгодна огромному количеству онкологов, почивающих на лаврах... ошибочных теорий. Некоторые из них поступают более осмотрительно: на словах отвергают концепцию Свищевой, а в своих лабораториях втихаря разрабатывают ее идеи, на основе которых можно сделать много изобретений и открытий.

Но время идет. В результате чудовищного загрязнения окружающей среды каждый человек подвергается радиоактивному облучению и химическому отравлению. По концепции Свищевой, именно эти факторы вызывают размножение паразитов, их расселение по всему организму, образование метастазов и так далее. Как спастись от рака, знают только исследователи, которые проложили новые пути в онкологии. Таким творцам открываются истины. А похитители их идей способны только извращать истины, но не генерировать их. Поэтому никогда не смогут совершить спасительных открытий те, кто пытается обворовать ученых от Бога. Не давая им хода, они отнимают надежду на спасение всего человечества.

Как я уже говорил, по расчетам ученых, все люди заболеют раком в ближайшие десятилетия, если сохранятся современные темпы загрязнения окружающей среды. А их не собираются снижать атомная, нефтяная, автомобильная и другие промышленности. Медицина же не желает разрабатывать истинные теории, нетравмирующие методы диагностики и лечения страшного недуга.

Не ведая, что творит, человечество совершает экологическое харакири. Кто же толкает его на этот безумный поступок? Уж не те ли биологические соперники, которые когда-то сжили со света динозавров? Ведь палеонтологи нашли множество костей этих гигантов, деформированных раковыми опухолями, — очень похоже, что древних ящеров погубили предки наших трихомонад.

Конечно, индивидуальный «разум» у простейших микроорганизмов ничтожно мал, но коллективный может быть чудовищно велик. А существование коллективного разума у всех биологических видов серьезно доказывают некоторые ученые. Если они правы, то людей уничтожают трихомонады.

Исследователю Тамаре Свищевой сейчас нужны средства на завершение исследований для разработки методов доопухолевой диагностики, нетравмирующего лечения и профилактики рака. Горько говорить, но она не может собрать для этого сумму, меньшую той, что тратится на курс лечения за границей одного онкологическогобольного.


^ ЭКСПЕРИМЕНТЫ. ЭКСПЕРИМЕНТЫ ! ЭКСПЕРИМЕНТЫ…

В экспериментах использовались следующие опухолевые клетки и трихомонады. В НИ онкологическом институте имени Петрова непосредственно от усыпленных животных были перенесены в пробирки с питательной средой:

- перевитые асцитные опухоли от белых беспородных мышей;

- перевитая экспериментальная меланома Б-16 от линейной черной мыши СВ1;

- солидная опухоль молочной железы от белой крысы, индуцированная у-облучением дозой 4 Гр.


В Институте цитологии РАН были получены моно- слои музейных штаммов:

- эпителоидная карцинома шейки матки HeLaS3; — овариальная тератокарцинома человека Ра-1;

- тестикулярная тератокарцинома мыши F-9.

Из ЦНИ кожно-венерологического института г. Москвы в НИИ акушерства и гинекологии имени Отта, где проводились исследования, были привезены две пробирки с лабораторными штаммами вагиналь ных трихомонад от двух женщин.

В экспериментах также использовались:

- вагинальная трихомонада от больных женщин из городского кожно-венерологического диспансера Санкт-Петербурга;

- содержимое слепой кишки от произвольно взятой безопухолевой белой беспородной мыши;

- соскоб с кишечника белой беспородной мыши:

- помет от безопухолевых белых беспородных мышей.

Для опухолевых клеток и трихомонад создавались идентичные условия: работа велась не с монослоем, а с суспензией клеток, помещенных в конические пробирки и бюретки. Для инкубации клеток использовались питательные среды для трихомонад с добавлением агар-агара и дрожжевого экстракта.

В современной науке наибольшее признание получили генетические исследования. Но для бесполых организмов наиболее эффективный и мощный метод генетических исследований — метод гибридизации — оказался невозможным. Вместо него используется анализ фенотипов.

^ В данных экспериментах использовались два основных метода фенотипического анализа:

1) метод индукции физическими и химическими воздействиями как наиболее эффективный источник наследственных вариаций исследуемых клеток:

2) метод сравнительных морфофизиологических исследований в одинаковых условиях культивирования опухолевых клеток и трихомонад, имеющих независимое происхождение.

Трихомонады — бесполые животные-клетки, в них сочетаются клетка и организм, особь и вид. А так как для агамно размножающихся простейших вид прежде всего выражается морфофизиологическими признаками, при проведении эксперимента ставилась следующая задача: воздействием физических и химических факторов (летальных для нормальных клеток) выявить наследственные вариации опухолевых клеток, например способность переходить в амебовидные и жгутиковые формы.

^ Сравнительный анализ морфофизиологических характеристик опухолевых клеток и трихомонад показал:

а) опухолевые клетки и трихомонады не гибнут при минусовой температуре и перепадах температур более 30°С;

б) при обработке трипсином клетки не переварились — это свидетельствует о том, что это живые микроорганизмы (Д. Нортроп утверждал: «Трипсин не проникает в живую клетку, не атакует ее поверхность, так как предполагается небелковая природа поверхности клеток»)

в) в процессе культивирования в виде суспензий в питательной среде для трихомонад и особенно после облучения клеточных культур наблюдалось их морфологическое изменение: исходные опухолевые клетки и цистоподобные трихомонады имели размеры 3-6 микрон, но с переходом в другие формы протоплазма их разуплотнялась, и они достигли величины 25-35 микрон у амебовидных и 15-18 микрон — у жгутиковых:

г) способы размножения опухолевых клеток и трихомонад были идентичными, но отличались от размножения нормальных клеток, для которых характерен митоз, начинающийся с распределения 23 пар хромосом на две равноценные части и деления ядра на две половинки; наблюдалось (таблица 1):

- продольное деление цистоподобных клеток на две особи (простая перешнуровка), без заметной разницы между материнской и дочерней особями:

- почкование: отделение от материнской клетки одной или нескольких особей гораздо меньшей величины, нередко они держатся на тонких «пуповинах».

Легко сказать: трихомонадная теория возбудителя рака. Это было как осенение, неожиданное прозрение. Мне предстояло отстоять эту теорию, доказать ее право на существование.

Обычно при культивировании опухолевых клеток онкологи создают им условия как для нормальных, и получают монослои ромбических или полигональных клеток, над которыми нередко плавают круглые клетки — одиночные и в виде колоний. Эти среды обычно содержат минеральные вещества и аминокислоты. Я называю это «вегетарианской» пищей.



Исходя из того, что опухолевые клетки — это одноклеточные животные, то есть трихомонады, я поместила их в «жирную» среду для трихомонад, содержащую печеночный экстракт, пептон, дрожжевой экстракт, минеральные вещества, стероидный гормон фолликулин, мальтозу и другие факторы роста для трихомонад. И это способствовало выявлению наследственных вариаций опухолевых клеток, которые на самом деле оказались цистоподобной формой трихо­монад. В процессе культивирования они постепенно переходили в узнаваемые амебовидные и жгутиковые формы. Как видно из таблицы 2, переход этот сопровождался изменением морфологии и размеров клеток в следующей последовательности:

- на начальной стадии происходило разуплотнение цистоподобных округлых и овальных безъядерных клеток, имевших размеры 3-6 микрон, при этом площадь плотных участков уменьшалась, а размеры клеток увеличивались за счет разуплотнения протоплазмы, —

- затем в некоторых клетках появились зерна хроматина;

- в процессе дальнейшего культивирования с пересевами, при которых добавлялась свежая питательная среда, формировались небольшие продолговатые ядра, часто смещенные от центра клетки;

- под воздействием трипсина, который не разрушил опухолевые клетки, но переварил белковые антитела, на их рецепторах, каковые в свое время и заставили перейти трихомонад в клеточную форму, и радиационного облучения появились крупные амебовидные клетки размером 25-35 микрон. При большом полиморфизме видно и определенное сходство исследуемых клеток. Опухолевые клетки и трихомонады были: ядерными, безъядерными, с зернами хроматина при наличии и без ядра, с ядром и ядрышком, с двумя ядрами и даже с четырьмя округлыми ядерными клетками сформировавшимися в амебовидной клетке, готовой к шизогонии -распаду на четыре дочерние клетки:

- в процессе дальнейшего культивирования наблюдался переход отдельных клеток в жгутиковую форму, размеры клеток уменьшались до 15-18 микрон за счет сгущения цитоплазмы и образования органоидов. Клетки зафиксированы на разных стадиях развития вегетативной формы и также отличались большим разнообразием форм;

- при длительной задержке с пересевами, в результате чего происходило накопление в среде токсических веществ обмена, наблюдались гибель амебовидных форм опухолевых клеток и трихомонад путем грануляции и разрушения на мелкие круглые частицы типа зерен и переход их в цистоподобную форму, по размерам меньше тех клеток, с которыми начинали эксперимент (фото 1-3).



Бесполое размножение простейших предполагает не только клеточный полиморфизм, но и полигеномность. Видообразование бесполых организмов в основном основывается на генетической адаптации к меняющимся условиям. Методы молекулярной гибридизации близких видов жгутиконосцев показали большие различия в последовательностях оснований ДНК. Что касается опухолевых клеток, известно, что они имеют разные наборы хромосом даже в одной опухоли. А это наводило на мысль и о полиморфизме геномов, состоящих из наборов хромосом. У нормальных клеток, обязательно имеющих по 23 пары хромосом, есть общие, то есть характеризованные, геномы, по которым можно определить и вид клеток. Казалось бы, и у трансформированных клеток должна быть такая картина, но исследования показали обратное.

Для начала вспомним, что такое ген, ДНК, хромосома и геном. Вся наследственная информация о человеке записана в генах. Ген — это единица структурной и функциональной наследственности, представляющая собой отрезок молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Ген — часть хромосомы, каждый ген занимает строго определенное место в соответствующей хромосоме. Ген сложен (он содержит 1000-1500 нуклеотидов, что соответствует 0,0003-0,0005 мм), ко как единица наследственной информации остается функционально неделимым.

Хромосомы, материальным субстратом которых является хроматин, — это главные структурно-функциональные элементы клеточного ядра, содержащие в линейном порядке гены и обеспечивающие хранение, воспроизводство генетической информации, а также начальные этапы ее реализации в признаки. В клетках тканей многоклеточных организмов хромосомы парны, так как происходят от двух родительских. Этим они отличаются от половых клеток, содержащих по одинарному набору хромосом. В интерфазе, то есть в период между делением, клетки хромосомы максимально деконденсированы, индивидуально не различимы и занимают весь объем ядра, образуя хроматин.

Спаренность хромосом позволяет при делении клеток митозом передавать вместе с одним из двух наборов хромосом всю наследственную информацию от родительской клетки дочерней, то есть воспроизводить себе подобную. А так как этот набор хромосом, то есть геном, в нормальных клетках постоянен, следовательно, нормальные клетки имеют характерный для них геном — характеризованный геном. По-другому обстоит дело у опухолевых клеток и трихомонад, которые делятся обычно не митозом: для них характерны разнообразные способы размножения: промитоз (упрощенный митоз), почкование, шизогония, когда из одной клетки образуется несколько дочерних. Естественно, когда от материнской клетки отшнуриваются.

Цитологическому сравнительному анализу были подвергнуты фиксированные и окрашенные препараты: опухолевых клеток рака молочной железы крысы, асцитной опухоли мыши и вагинальной трихомонады человека.

Анализ показал, что в ядрах опухолевых клеток и трихомонад хромосомы в полном их значении, как в ядрах нормальных клеток, отсутствуют. Чаще обнаруживался хроматин в цитоплазме ядерных и протоплазме безъядерных клеток в виде глыбок и мелких зерен.

Этот эксперимент стал еще одним косвенным доказательством идентичности опухолевых клеток и трихомонад.

Итак, проведенные эксперименты на опухолевых клетках и трихомонадах человека и животных прямо и косвенно доказали достоверность трихомонадной природы рака, возбудителем которого является паразитический жгутиконосец трихомонада (флагеллата).


^ ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

(Слово журналисту Михаилу Дмитруку)

Величайшим заблуждением или величайшей фальсификацией медицинской науки может оказаться общепринятая концепция перерождения человеческих клеток в злокачественные, которые образуют раковые опухоли. Такой неожиданный вывод сделала сибирская исследовательница Тамара Яковлевна Свищева в результате многочисленных экспериментов в ведущих институтах Москвы и Санкт-Петербурга. Эти опыты блестяще подтвердили ее концепцию, которая раньше казалась невероятной: раковые опухоли состоят не из человеческих клеток, а из... одноклеточных животных-паразитов- трихомонад.

Такая новость вызвала большой переполох среди маститых ученых, которые почивают на лаврах старых теорий, Они попытались уличить Свищеву в некомпетентности. А она не осталась в долг)" с позиции своей трихомонадной концепции объяснила многие тайны рака, которые не способны постичь онкологи, Сейчас читатель познакомится с этими объяснениями, дающими надежду на победу над грозным недугом, возбудитель которого разоблачен.

Как известно, в нормальных человеческих тканях клетки упорядочены, и если растут какие-то ткани и органы, то порядок в них не нарушается: увеличиваются все слои клеток, разветвляются кровеносные сосуды, нервные окончания и так далее. Да и разрастаться они могут до определенных размеров, которые не стесняют другие ткани и органы. А в опухолях все наоборот: клетки нагромождаются друг на друга хаотически и при их делении хаос усиливается. Они безудержно размножаются, разрушая кровеносные сосуды, нервы и органы. Органы становятся огромными, разрывают ткани, деформируют тело и в конце концов убивают весь организм.

Но если опухоли состоят из человеческих клеток, то почему последние ведут себя столь неестественно, прямо-таки бесчеловечно по отношению к родному организму? До сих пор онкологи не могли убедительно ответить на этот вопрос. И тогда им на помощь пришла... химик Свищева. У нее в роду все умирали от рака, и с каждым поколением недуг «молодел». Если бы эта тенденция продолжалась, то Тамара Яковлевна, наверное, уже была бы на том свете. А потом настало бы время ее сына. Но ради спасения своего ребенка и других людей, которым угрожает смерть от рака, она решила посвятить жизнь поискам главной причины этого недуга, до сих пор неизвестной медикам, Ведь узнав ее, можно будет, Бог даст, победить рак.

Свищева убеждена, что нашла эту причину и знает путь к нашему избавлению от рака. Правоту исследовательницы подтверждает сам факт ее пребывания на этом свете: она уже пережила тот возраст, в котором умирали ее родные и двоюродные братья. Например, умершего от рака желудка младшего брата она пережила уже на 17 лет. Мало того, медицинское обследование показало, что здоровье у Тамары Яковлевны словно у двадцатилетней. И наверное, читателю будет интересно узнать, как ей удается подавлять наследственную предрасположенность к раку.

— Главное, — говорит Свищева, — понять, что человеческие клетки не перерождаются. Что раковая опухоль образуется из одноклеточных животных, которые паразитируют в человеческом организме, — из трихомонад. А чтобы противостоять колонизации трихомонадами своего организма, необходимо наиболее простые ежедневные приемы борьбы с ними включить в свой образ жизни. Но об этом будет рассказано в статье о профилактике рака. А чтобы бороться с трихомонадами, надо знать их в лицо, изучать их свойства и повадки.

Трихомонады живут в одиночку и колониями, которые образуются за счет незавершенного размножения и слияния более мелких образований в крупные новообразования. Бурно размножаясь, они отравляют человеческие клетки ядовитыми продуктами своей жизнедеятельности, вытесняют их и даже пожирают. Вы можете проверить по учебникам: поведение трихомонад и раковых клеток практически ничем не отличается, но очень не похоже на поведение нормальных человеческих клеток. Вот почему и возникла мысль, что раковые опухоли — это колонии трихомонад.

Известно, что от человеческих тканей не могут оторваться отдельные клетки и в других органах образовать похожие ткани. Дико даже предположить, что несколько клеток сбегут, к примеру, из печени и образуют в желудке другую печень. Но подобная идея почему-то стала общепринятой в медицине. Медики говорят, что человеческие клетки перерождаются в опухолевые и метастазируют, то есть перебегают в другие органы и размножаются там, образуя новые опухоли. А ведь те же онкологи, обнаруживая в печени гормонопродуцирующие опухолевые клетки, диагностируют метастазирование, где первичной опухолью является новообразование в щитовидной железе, а вторичная опухоль — в печени. Но с ростом в печени опухоли она утрачивает свойства, идентифицирующие ее с раком щитовидной железы, так как клетки ее становятся похожими на клетки печени, а затем происходит раздифференцировка новообразования, то есть она становится ни на что не похожей. Эти перерождения «переродившихся» клеток и опухолей онкологи не могут объяснить с позиций своих теорий клеточных превращений.

Но у онкологов давно бы спала пелена с глаз, и они раскрыли бы все тайны онкологии, если бы владели знаниями паразитологов. Ведь давно известно, что одноклеточные микроорганизмы — жгутиконосцы, для которых характерен колониальный способ существования, легко отделяются от своей колонии, уплывают по кровеносным сосудам в другие органы и в удобных местах дают начало новым колониям. По мнению Свищевой, именно так ведут себя трихомонады, расселяясь по всему организму и образуя многочисленные колонии — вторичные опухоли.

— Исследовав вторичную опухоль на раннем этапе развития, рассказывает Тамара Яковлевна, онкологи могут точно сказать, в каком органе находится первичная опухоль: попадая в новое место, так называемые переродившиеся клетки некоторое время сохраняют свои старые свойства. Например, в печени они вырабатывают те же гормоны, что и в щитовидной железе, — по этим веществам можно опознать при­шельцев. Но потом их поведение сильно изменяется, они становятся не похожими сами на себя, но весьма напоминают местные клетки. А секрет в том, что для паразитов человеческий организм — целая планета: «эмигрируя» из одной «страны» в другую, трихомонады не сразу адаптируются к новым условиям существования, сохраняя некоторое время свои свойства, которые они приобрели на прежнем месте жительства. Но затем, приспосабливаясь к новым условиям существования, трихомонады, уклоняясь от иммунитета, «притворяются» клетками организма, в котором поселились. Но с ростом опухолей паразиты одерживают победу над человеком, им уже не нужно скрываться от иммунитета, и они становятся похожими на самих себя — опухоли раздифференцируются...

Еще онкологи не могут объяснить причину необычного размножения опухолевых клеток. Нормальные клетки делятся на две равные части, а «переродившиеся» как попало: одна часть может оказаться в несколько раз больше другой, первая — с ядром, вторая — без него. Но потом из хроматиновых зерен, которые плавают в протоплазме, может образоваться... сразу несколько ядер.

Такие уродства не свойственны человеческим клеткам, а для трихомонад они — обычное дело. Этим бесполым существам все равно как делиться: из любой части материнской клетки вырастает новая особь. Очень редко и совершенно случайно получаются два одинаковых организма — сестры-близнецы. А в огромном большинстве случаев клетки делятся асимметрично.

Другое характерное свойство трихомонад — полиморфизм, то есть большое разнообразие форм. Паразиты, образовавшие колонии в той же печени, по внешнему виду могут весьма отличаться друг от друга, но быть очень похожими, к примеру, на своих родственников из желудка. А депо в том, что трихомонады относятся к жгутиконосцам — одним из самых древних обитателей Земли. Ученые-эволюционисты считают, что эти одноклеточные были родоначальниками многоклеточных организмов. У последних клетки дифференцировались: в одном органе они стали похожими друг на друга и по форме, и по свойствам, но весьма отличными от родственников из других ор­ганов. А жгутиконосцы так и остались полиморфными, в том числе живущие в человеческом организме, поэтому были названы раковыми клетками, что и является причиной их непохожести друг на друга даже в одной опухоли.

Еще один парадокс: у взрослого человека клетки большинства органов делятся очень редко, один раз в несколько лет, но в тех же органах якобы человеческие клетки, «переродившись», начинают делиться очень быстро, один раз в несколько часов. Когда человек достигает преклонного возраста, его нормальные клетки практически прекращают размножаться, а «переродившиеся» словно становятся «сексуальными маньяками». Они размножались бы до бесконечности, если бы чудовищно разросшиеся опухоли не убивали организм. Зачем же эти клетки совершают самоубийство?

Ответ становится ясен, если вместе со Свищевой допустить, что опухолевые клетки — не человеческие, а паразитические. Чтобы выжить, эти трихомонады должны бурно размножаться. И смерть человека не означает их гибели. С трупом они попадают в землю и могут отправиться в путешествие с грунтовыми водами, пока не переселятся в другого человека — через грязные руки или продукты питания, во время купания итак далее.

А человеческие клетки, чтобы выжить, должны регулировать свое размножение, согласовывать его с программой развития всего организма. В нем только опухолевые клетки не обладают этим свойством — они размножаются бурно, как сущие трихомонады. Через 3,5 часа из одной клетки может получиться две, затем 4... 8...16... 32 и так далее — в геометрической прогрессии.

Онкологи не могут объяснить способность опухолевых клеток расщеплять сахара без кислорода — так называемый анаэробный гликолиз, так как все нормальные человеческие клетки могут это делать только с помощью кислорода. А Свищева объясняет парадокс. Трихомонады, из которых состоят опухоли, сохранили способность своих далеких предков -жгутиконосцев, живших на Земле миллиарды лет назад. Они расщепляли углеводы без кислорода просто потому, что его не было в атмосфере и воде. В человеке трихомонады могут бурно размножаться даже при минимальном кровоснабжении и сильной нехватке кислорода, при которых погибают нормальные клетки. Ведь последние сформировались в атмосфере, насыщенной кислородом, стали расщеплять углеводы с его по- мощью и утратили способность своих предков к анаэробному гликолизу. За это они сейчас жестоко расплачиваются: сохранившие древнюю способность трихомонады легко побеждают человеческие клетки в экстремальных условиях.

Еще одной «неестественной» способностью обладают «переродившиеся» клетки: они выделяют роговое или студенистое вещество, которое образует вокруг них защитную оболочку. И опухоли становятся похожими на хрящ (фиброма, миома) или густой кисель, наполненный округлыми клетками (асцитная опухоль), — эту преграду не могут преодолеть иммунные тела. Человеческие клетки такой способностью не обладают в отличие от трихомонад, которые выделяют защитные вещества, чтобы стать недосягаемыми для лей­коцитов. И если допустить, что опухолевые клетки — это трихомонады, то их поведение становится вполне естественным и объяснимым.


^ МЛАДЕНЦЫ ЭВОЛЮЦИИ


Недавно российские ученые с удивлением обнаружили в опухолевых клетках взрослых людей эмбриональные белки, например альфа-фетопротеин. Они есть в человеческих эмбрионах в утробе матери, но отсутствуют в нормальных клетках.

— Но зато они есть в трихомонадах, которые находятся в клеточной — цистоподобной стадии развития, — объясняет Тамара Яковлевна, — из них-то и состоят опухоли. Напомню, что в человеческом организме трихомонады могут быть в трех стадиях: клеточной, амебовидной и жгутиковой. Причем первая стадия — самая ранняя, она соответствует «эмбриональному» периоду жизни паразита. Отделившись от тела матери, он очень похож на человеческую клетку. Это потом в благоприятных условиях у него могут вырасти щупальца, как у амебы, или жгутики, как у классического жгутиконосца. А пока он проходит в развитии самый древний этап эволюции своего вида: родоначальники жгутиконосцев не имели ни жгутиков, ни щупалец, а представляли собой кусочки протоплазмы с ядрами или с хроматиновыми зернами. Спустя миллиарды лет паразиты сохранили эмбриональные белки своих далеких предков, как и многие другие выработанные в свободноживущем состоянии свойства, которые способствовали их выживанию. И нет ничего удивительного, что эти белки находят в опухолевых клетках, которые по ошибке считают человеческими. А на самом деле это «эмбрионы» трихомонад — паразиты в клеточной стадии.

Медики не могут объяснить большое разнообразие опухолей. Их уже изучено более двухсот видов, а еще есть тысячи недифференцированных, не похожих ни на одну из них. Но с точки зрения паразитарной концепции все объясняется просто.

Трихомонады очень разнообразны. Ведь эти бесполые животные сочетают в себе признаки клетки и организма, особи и вида. Каждая из них не похожа на другую, отличается от нее размерами, формой, количеством ядер, набором хромосом. И они изменяются при делении: дочерняя клетка может отличаться от материнской, как волчонок... от крокодила. Из такого разнообразия кирпичиков можно построить очень не похожие друг на друта «здания» — опухоли. Некоторое родство паразитам придают только общие условия обитания в каком-то органе: приспосабливаясь к ним, трихомонады вырабатывают одинаковые способы защиты против местных врагов

По официальным теориям, человеческие клетки перерождаются в опухолевые под действием вирусов или канцерогенов. Но эти теории не могут объяснить, почему больные дети рождаются от здоровых родителей, в организмах которых якобы нет возбудителей рака. А Свищева считает, что практически все «здоровые» люди носят в своем организме трихомонад. Они, как правило, передаются потомству во время зачатия или в утробе матери. И если в организме матери ослабляется иммунитет, то трихомонады начинают бурно размножаться — малыш появляется на свет уже больным: с опухолью или пороком сердца.

И самый наглядный аргумент в пользу новой концепции — белесый цвет опухолевых клеток. Если это действительно трихомонады, то своей бледностью они очень похожи на многоклеточных паразитов, живущих во мраке внутренних органов, — на глистов, аскарид, солитеров и так далее. Но от них весьма отличаются человеческие клетки, которые имеют «мясной» цвет. Трихомонады могут покраснеть, только проглотив несколько эритроцитов, но, переварив их, опять становятся белесыми.

Есть много других, непонятных онкологам явлений, которые объясняет трихомонадная концепция рака. При желании специалисты могут узнать эти секреты у автора концепции. А простым читателям, наверное, надоели теоретические споры, они хотят узнать, подтверждаются ли идеи Свищевой на практике. В том-то и дело, что подтверждаются. Хотя Тамара Яковлевна химик и не имеет права лечить людей, иногда она все-таки дает спасительные советы: когда больному бессильны помочь врачи, ему остается или умереть, или испытать на себе не признанные официальной медициной способы. И тогда случается чудо: «безнадежно» больному становится лучше. Вот лишь один случай.

Весной Свищева получила отчаянное письмо из подмосковного города Нахабин о. Несчастная мать умоляла помочь ее умирающему сыну. Он офицер, ему 33 года, имеет жену и двоих детей. Но заболел раком легкого и сейчас находится в госпитале в безнадежном, по мнению врачей, состоянии. Они считают, что делать хирургическую операцию и лазерное облучение поздно: рак уже дал обширные метастазы. А химиотерапию парень плохо переносит.

Но узнав об исследованиях Свищевой, мать обрела надежду и срочно написала Тамаре Яковлевне. Что ж, она тоже мать и очень боятся за жизнь своего сына, поэтому исследовательница не отвергла мольбу несчастной женщины, в положении которой сама может оказаться. Свищева предложила матери ознакомиться с описанным в газете случаем лечения онкологического больного, которому в течение пяти дней в вену вводили 0,5%-й раствор метронидазола. Мать приобрела газету и поехала к лечащим врачам своего сына. Показав публикацию, она уговорила их провести такой же курс лечения. В течение пяти дней больному вводили по 100 миллилитров противотрихомонадного лекарства, одновременно давали таблетки нистатина и трихопола. В результате у пациента поднялась температура — несколько дней она держалась на отметке выше 38°С.

Перепуганная мать позвонила Свищевой. Но та вначале пожурила мать за то, что родные, формируя лечение, перестарались, давая больному двойную дозу препарата. А затем успокоила: если организм выдержит эту перегрузку, то дело пойдет на поправку, предупредив при этом, что высокая температура свидетельствует о том, что начал работать иммунитет: лейкоциты распознали трихомонад и стали их уничтожать. Поэтому ни в коем случае температуру нельзя сбивать жаропонижающими средствами. Энтузиасты переусердствовали: Тамара Яковлевна советовала вводить лекарство только через капельницу в вену, а они добавили еще и таблетки. Поэтому в организме больного погибло очень много трихомонад, в результате образовалось огромное количество токсических веществ, которые надо срочно выводить.

Свищева рекомендовала больному вместо жаропонижающего пить как можно больше теплого клюквенного морса. Ведь исследования паразитологов показали, что трихомонады мгновенно погибают в клюквенном соке — значит, он может в какой-то мере заменять трихопол. К тому же клюква обладает прекрасным антисептическим свойством. Поэтому большое количество морса позволяет быстро вымывать из организма токсические вещества.

Мать и сын опять вняли ее советам. И в результате парню стало легче. Врачи не верили своим глазам: у «безнадежного» спала температура и задышало легкое, которое, казалось, совершенно было разрушено опухолью и метастазами.

У родственников появилась надежда на выздоровление парня, о чем Свищевой сообщила счастливая мать. Но как это часто бывает, после первого успеха они забыли об осторожности. Тамара Яковлевна предупреждала, что ему надо пройти повторные курсы лечения, которые закрепят достигнутый успех. В противном случае оставшиеся в живых трихомонады выработают устойчивость к лекарству — тогда оно скорее убьет больного, чем паразитов.

Увы, парень этого не сделал. Его выписали из больницы недолечившимся, и он вступил в интимные отношения с женой, которая не прошла противотрихомонадную терапию, хотя и предупреждалась Свищевой об этом. И через полтора месяца приступивший к нормальной жизни недолеченный больной почувствовал боли в позвоночнике. Что ж, это лишний раз подтвердило концепцию Тамары Яковлевны: недобитые трихомонады переходят из клеточной стадии в амебовидную, наиболее агрессивную, у которой вырастают «ноги», и ставшие гигантскими клетки «убегают» из раковой опухоли и по кровеносным сосудам проникают в другой орган, куда попадает меньше лекарств. Вероятно, в позвоночнике они нашли свое новое пристанище либо туда поступила новая партия трихомонад от сексуального партнера.

Паразитология последовательно объясняет загадки рака. И все секреты, словно ключом, можно раскрыть новой, вернее, хорошо забытой старой концепцией паразитарной природы рака, которую возрождает и уточняет Т. Свищева.

«Светила» онкологии считают ее концепцию примитивной. А свои заумные теории провозглашают истиной в последней инстанции. Кто же прав?

Ответ даст практика. Пока онкологи далеки от успеха. А «простоватые» единомышленники Свищевой побеждают грозный недуг. Среди них гинеколог из Воронежа врач высшей категории Мельникова. Она считает, что все женские болезни заразны. Имея многолетний опыт работы и постоянно совершенствуя методики лечения, Валентина Александровна создала свою методологию диагностики и лечения гинекологических больных, которая была ею запатентована.

Успехи в лечении больных принесли неожиданные результаты: она лечила женщин от гинекологических заболеваний, а у некоторых при этом рассасывались миомы груди и фибромы матки. Главным из препаратов, используемых при лечении, был трихопол. Каким образом противотрихомонное лекарство помогает избавлять людей от рака? Ответ на этот вопрос В. Мельникова получила, узнав об открытии Т. Свищевой трихомонадной природы рака. Ей стало понятно, почему, избавляя от «незаразных» гинекологических болезней, врач излечивала попутно и от других, казалось бы, с гинекологией не связанных: вместе с эрозией шейки матки проходила язвенная болезнь желудка или сердечная недостаточность. Неординарность врача Мельниковой позволила ей в отличие от многих ее коллег безоговорочно признать концепцию Свищевой и предложить сотрудничество. Валентина Александровна умеет лечить трихомоноз и его последствия на стадии гинекологических заболеваний. Процесс этот сложен и длителен. И поэтому кому, как не ей, понять, что хронический трихомоноз на стадии рака или инфаркта еще труднее поддается лечению. Отсюда вывод: зачем доводить людей до рака или инфаркта? Необходимо перехватывать болезнь на ранних ее стадиях. И в этом поможет ранняя диагностика — выявление трихомонад в организме человека по методикам, созданным Т. Свищевой и В. Мельниковой.

Если бы официальная медицина проверила и подтвердила исследования Свищевой и Мельниковой, можно было внедрить методы ранней диагностики и нетравмирующего лечения «недугов цивилизации». Но энтузиастки не вылечат и миллионной доли желающих, если одна из них проводит свои исследования в полуподпольных условиях, а другая находится под постоянным контролем вышестоящей посредственности, для которой параграфы устаревших методик лечения важнее человеческого здоровья.

Современному обывателю, оболваненному пропагандой секса, непонятны строгие нравы наших пред­ков. Еще в прошлом веке в русских деревнях считалось страшным грехом потерять невинность до замужества. Блудницу выгоняли из родительского дома в чем мать родила, обливали дегтем и вываливали в перь­ях. После такого позора она могла найти приют только в монастыре, чтобы до конца дней своих замаливать смертный грех.

А в IV веке Иоанн Златоустый писал, как раньше наказывали прелюбодеев: врачи разрезали этих грешников, чтобы изучать физиологические процессы в еще живом организме. По мнению автора этой статьи известного журналиста М. Дмитрука, такая казнь была полезной для общества: мучения осужденных помогали медикам накапливать знания, которые потом спасали бы достойных людей. А прелюбодеев Иоанн Златоустый приравнивал к разбойникам и чародеям, которых умерщвляли таким же способом. Современному сладострастнику, наверное, покажется дикой несправедливостью зверское убийство человека за то, что он подарил удовольствие сексуальному партнеру. А наши предки считали такой поступок вполне оправ-данным. По их мнению, блудник или прелюбодей обрекал свой род на вымирание: если эта паршивая овца размножится, то она перепортит все стадо. Лучше сразу убить одного грешника, чем погубить весь народ распространением смертного греха.

Это убеждение наших предков было основано на эмпирическом опыте: отдельные люди и целые народы, которые чтили заповеди Божий, процветали из поколения в поколение. А «паршивых овец и стада», пренебрегавшие Заветом, Бог стирал с лица земли. Так погрязли в разврате и погибли до единого человека некоторые колена Израилевы. Но их участи могли бы позавидовать похотливые римляне, пережившие крах своих империй и влачившие жалкое существование под игом завоевателей.

Казалось бы, высшие силы здесь ни при чем: одни народы побеждали других самостоятельно. Но почему погрязшие в разврате, как правило, терпели поражение, а соблюдавшие заповеди одерживали верх? Видимо, здесь срабатывал закон природы, который эмпирически открыли древние люди и передавали его из поколения в поколение в виде Завета. Недаром нарушение этого закона они назвали смертным грехом — проступком, за который наказываются гибелью отдельные люди и целые народы. Но как объяснить их гибель с научной точки зрения? Один из возможных ответов на этот вопрос дают исследования сибирского химика Тамары Яковлевны Свищевой.

Сердечно-сосудистые заболевания, рак, СПИД, диабет, склероз, инсульт и другие недуги цивилизации вызываются... одной и той же инфекцией. Этот сенсационный вывод сделала Тамара Свищева в результате многочисленных исследований в ведущих институтах страны: НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера, ЦНИ рентгенологическом институте, НИИ акушерства и гинекологии имени Д. О. Отта, НИИ онкологии имени Н. Н. Петрова. Универсальным возбудителем оказался не какой-нибудь вирус, который трудно разглядеть даже в электронный микроскоп, а настоящий гигант микромира — одноклеточное животное — паразит. Этого «слона» почему-то не приметили ученые, когда десятки лет совершенствовали свои приборы, пытаясь разглядеть главного врага рода людского. Он же оказался известным паразитом, который, в частности, вызывает венерическую болезнь. Короче говоря, это трихомонада.

Тамара Свищева не согласна с медиками, которые ограничивают роль паразита возбуждением пресловутого трихомоноза. По ее мнению, это самый «невинный» недуг, который вызывает трихомонада, ведь с ним можно дожить до старости. Куда страшнее другие болезни, возбуждаемые паразитом: инфаркт, рак и СПИД, как правило, убивают людей за несколько месяцев.

Но самое неприятное для поклонников Эроса: эти болезни цивилизации передаются половым путем, их рискуют получить все любители сексуальных игр... Я понимаю, что это заявление Тамары Свищевой может вызвать бурю негодования в цивилизованном мире, где эротика положена на научную основу и стала очень доходным бизнесом. Но не спешите ругаться, господа озабоченные, как бы вам не пришлось просить помощи у автора этого открытия. Давайте же прислушаемся к аргументам Тамары Свищевой.

Мы знаем, что оторванные от организма клетки человеческого тела быстро умирают. Естественно, эти трупы не могут расти и плодиться в искусственной среде. Но, оказывается, в нашем организме есть огромное количество клеток, которые обладают такой способностью. Это не человеческие клетки, а паразитические трихомонады.

Отличить их от наших клеток очень просто: надо поместить испытуемых в питательный раствор. Те, которые качнут размножаться, будут искомыми паразитами, а человеческие клетки не будут проявлять признаков жизни. Эта простая идея легла в основу всех исследований Тамары Свищевой. Например, она брала клетки из злокачественной опухоли и помещала их в питательный раствор для трихомонад. Но они не погибали, а начинали делиться. Мало того, в благоприятных условиях испытуемые неузнаваемо изменялись. Сначала у них появлялись отростки, похожие на щупальца у амеб, потом впереди вырастали жгутики, а сзади хвосты. С помощью этих приспособлений клетки начинали перемещаться в питательном растворе — опухоль буквально разбегалась в разные стороны. Ничего подобного не могут вытворять наши клетки — на такие метаморфозы способны разве что трихомонады. Дальнейшие исследования подтвердили это предположение: опухоль состоит не из переродившихся человеческих клеток, а из затаившихся трихомонад, которые отбросили жгутики и щупальца и перешли в стадию покоя.

Подобные опыты провела Тамара Свищева и с так называемыми лимфоидными клетками, в которых поселяются вирусы иммунодефицита человека (ВИЧ). Ученые считали их ослабленными лимфоцитами, которые теряют способность обезвреживать вирусы и сами становятся их жертвами. Но оказалось, что в питательном растворе эти клетки не погибают, а отращивают щупальца и жгутики, подобно опухолевым клеткам. Неужели ВИЧ поселяются в трихомонадах? Именно так: в телах этих паразитов вирусы находят надежную защиту от иммунных сил человеческого организма. Как показали опыты Свищевой, трихомонады не погибают даже в пищеварительных ферментах, которые расщепляют настоящие клетки крови. А смертельные для последних дозы радиации на паразитов действуют... стимулирующе: они отращивают щупальца и жгутики, начинают бурно размножаться. Эти и другие эксперименты Тамары Яковлевны убедительно показали, что ВИЧ живут не в человеческих клетках, а в трихомонадах, которых ученые ошибочно принимали за лимфоциты: размножаясь в телах жгутиконосцев, вирусы заставляют своих хозяев вести себя очень неестественно. Раньше они «притворялись» человеческими клетками, а теперь открыто вступают с ними в бой. Например, трихомонады выделяют ядовитые вещества, которые отравляют настоящие клетки крови. Этим Тамара Свищева объясняет парадокс, который не могли разгадать ученые: ВИЧ поселяются в очень немногих клетках, но с ними «за компанию» погибает огромное количество здоровых эритроцитов и лейкоцитов.

Вероятно, зараженные вирусами лимфоциты как будто сходят с ума и начинают пожирать эритроциты, вместо того чтобы защищать их от инфекции. А на самом деле это трихомонады лакомятся красными кровяными тельцами, которых сначала обработали ядами. Еще давно паразитологи наблюдали и описывали, как такие паразиты «заглатывают» от двух до трех эритроцитов — полудохлых переваривают, а бойких «вы­плевывают. «Своими ядами трихомонады ослабляют переваривающую способность лейкоцитов — в результате эти стражи здоровья становятся неспособными поддерживать естественную сопротивляемость забо­леваниям. Так паразиты разрушают иммунитет, обрекая человека на смерть от любой инфекции, которую он раньше легко переносил. Но нередко СПИД кончается раком, что подтверждает общую причину этих недугов.

Наконец, Тамара Свищева исследовала кровь людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Эти испытуемые даже не подозревали, что в их организме живут трихомонады. Но в питательном растворе некоторые лимфоциты словно снимали маски и вели себя как махровые паразиты. Этих хвостатых и рогатых бесов микромира удалось найти даже в крови практически здоровых людей. По мнению исследователя, именно трихомонады внедряются в кровеносные сосуды и образуют в них бляшки. Паразиты отравляют все вокруг своими ядами, в результате погибают клетки, из которых состоят стенки сосуда, а их место занимают трихомонады. Происходит весьма неравноценная замена. «Ткань» из паразитов грубая, она не может растягиваться, как человеческая ткань. И когда под действием стрессов или физических перегрузок давление в сосудах резко увеличивается, они не расширяются, а разрываются — инфаркт или инсульт. Но возможен и другой вариант: сильно размножившиеся трихомонады образуют тромбы, которые закупоривают сосуды. Если это происходит в сердце, наступает смерть.

Рассказ об исследованиях Тамары Свищевой можно было бы продолжать очень долго. Но, надеюсь, вывод уже ясен читателям: передающиеся половым путем трихомонады вызывают самые грозные недуги цивилизации. Тут, естественно, возникает вопрос: как же заражаются раком или пороками сердца люди, которые не блудят и не прелюбодействуют, ведь сейчас эти болезни получают даже в невинном возрасте? Действительно, в наше время недуги цивилизации поражают даже праведников и младенцев. Увы, так они расплачиваются за грехи своих предков. Именно об этой каре предупреждали древние пророки: род грешников обречен на вымирание. Бот как действует этот механизм возмездия.

В человеке три вида трихомонад, которые живут в разных полостях: ротовой, желудочно-кишечной и урогенитальной. Первые паразиты — самые безобидные: они всю жизнь могут провести в «карманах» между зубами и деснами, вызывая только парадонтозы. Вторая разновидность в четыре раза агрессивнее: эти трихомонады провоцируют многие болезни желудочно-кишечного тракта, например язвенные. Но наиболее опасны урогенитальные трихомонады: они в 25 раз агрессивнее ротовых и являются возбудителями самых грозных недугов цивилизации. Первые два вида паразитов, как правило, передаются через общую посуду, белье, грязные руки и поцелуи. А самые агрессивные трихомонады передаются через половые органы. Поэтому, занимаясь сексом, человек в большей мере рискует заразиться тяжелыми болезнями — сердечно-сосудистыми, раком и СПИДом. И в наше время это происходит очень часто: почти все взрослые болеют недугами цивилизации и могут передать их сексуальным партнерам.

Но самое ужасное, что чаще всего люди заражаются болезнями века задолго до того, как начинают половую жизнь. Ведь вагинальные трихомонады живут и в околоплодных водах беременной женщины — младенец заглатывает их еще до появления на свет. Даже если он чудом не получит инфекцию в утробе матери, то во время родов она может попасть в его организм. Вот почему в наше время новорожденные страдают пороком сердца, сердечно-сосудистыми заболеваниями, раком и даже СПИДом: они заразились от матерей. К счастью, у большинства малышей иммунная система достаточно сильна, чтобы много лет задерживать развитие этих болезней. Они могут начаться в молодом и даже в зрелом возрасте. И только один из десяти тысяч младенцев по статистике рождается абсолютно здоровым, в его организме практически нет трихо­монад. Но где он потом найдет себе такого же «чистого» сексуального партнера? Сохранить столь редкое в наше время богатырское здоровье ему удастся разве что при монашеском образе жизни.


Все религии мира провозглашают девство высшей добродетелью. И наука уже может это объяснить: человек, который рождается от «чистой» матери и не ведет половой жизни, не заражается самыми агрессивными трихомонадами. Эти паразиты не отравляют его ядовитыми веществами, не высасывают из него энергию. В результате ее накапливается так много, что она пробуждает резервные возможности психики.

А потомки грешников из рода в род передают друг другу половые трихомонады, которые являются основной причиной наследственных болезней. Из этих паразитов образуются опухоли, тромбы, бляшки, деформированные суставы и так далее. Они разрушают иммунитет своих хозяев, делая их уязвимыми для любых недугов. Только праведная жизнь способна сдерживать их развитие и отдаляет наказание за грехи родителей. Но такие праведники половину жизненной энергии тратят на борьбу с трихомонадами. Того, что остается, не хватает для чудес.

Но, оказывается, условия для развития урогенитальных трихомонад весьма различаются у мужчин и у женщин. Паразитам гораздо больше нравится жить в представительницах слабого пола, потому он, наверное, и слабый. Видимо, это учитывали создатели мировых религий, когда писали свои заповеди. Например, в исламе женщину считают «сосудом греха»: чтобы не давать ему «изливаться» на окружающих, она должна всю жизнь трудиться не покладая рук в гареме своего хозяина. А в русских деревнях, где не прощали потерю девичьей чести, прелюбодеев судили не очень строго. Эту дискриминацию полов объясняет паразитарная концепция болезней века.

Наиболее благоприятные условия для жизни самых агрессивных трихомонад существуют в женской вагине, где есть гликоген (животный крахмал), который является любимой пищей паразитов. Но в мужской уретре нет этого «деликатеса» — там паразиты ослаблены. Поэтому женская половая полость является своеобразным инкубатором для трихомонад, а мужская — душегубкой. Если будущие матери теряют невинность, то они обрекают свое потомство на вымирание, передавая ему возбудителей самых грозных недугов. Но этого не могут сделать мужчины, которые прелюбодействуют после рождения своих детей.

Эту разницу давно заметили каши предки — в результате появилась дискриминация женщин, которая была нужна для выживания народов. А если современные дамы борются за эмансипацию, то они, не ведая того, что творят, восстают против своей святой обязанности — продолжать род людской. Сейчас, как никогда, оправданна заповедь: да убоится жена мужа своего. Понять мудрость этого правила позволяет другое открытие: исследования показали, что трихомонады становятся гораздо агрессивнее, когда переселяются из одного организма в другой. Ведь им приходится бороться за существование с «местными жителями» — другими микроорганизмами и защитными силами нового хозяина. Они выращивают щупальца и жгутики, проникают в кровь, разносятся по всему организму, чтобы в ослабленных местах создать свои колонии.

Приобретя большой «жизненный опыт», агрессоры могут опять переселяться в другого человека во время полового контакта и там еще больше усовершенствоваться в «военном искусстве».

Чем больше сексуальных партнеров имеет человек, тем агрессивнее трихомонады, живущие в его организме. Эти видавшие виды злодейки отравляют все органы и системы, ускоряют старение кровяных клеток, вызывают перерождение сосудов, органов и тканей. Вот почему гулящие выглядят такими потасканными, изношенными, дряхлыми — гораздо старше своего возраста. Это уже не люди, а ходячие гробы, набитые

трихомонадами, которые высасывают из своих хозяев последнюю энергию. Ясновидящие видят у этих развратников очень темные рваные ауры, которые поразительно контрастируют с сияющими ореолами вокруг святых...

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

отлично
  1
Ваша оценка:

Похожие:

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира icon1. К/69496 агкацева с. А. Обучение практическим навыкам в системе среднего медицинского образования:

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconИ. М. Верткин, 1994 © Оформление. Издательство "Беларусь", isbn 985-01-8075-3

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconЕ. Е. Дурумбетов от 2 июля 1997 года

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconПриказ Комитета здравоохранения г. Москвы от 26 июня 1997 г. N 340

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconМаксимовская Л. Н., Рощина П. И. 3 М58 Лекарственные средства в стоматологии: Спра­вочник. 2-е изд
М58 Лекарственные средства в стоматологии: Спра­вочник. — 2-е изд., перераб и доп. — М: Меди­цина,...
С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconКурс: V группа: 1312 Профессор: Соколович Г. Е. Томск 1997 г. Анамнез

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconОсновы психофизиологии: Учебник / Отв ред. Ю. И. Александров. М.: Инфра-м, 1997

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconПриказ 29 мая 1997 г. N 172 о введении в номенклатуру врачебных и провизорских специальностей "трансфузиология"

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconПриказ 30. 05. 86 №770 «о порядке проведения всеобщей диспансеризации населения» (с изменениями от

С 4МО(03)—97 isbn 5-222-00155-5 ©Свищева Т. Я., 1997 © Оформление, изд-во «Феникс», 1997 бесы микромира iconПриказ от 19 августа 1997 г. N 249 о номенклатуре специальностей среднего медицинского и фармацевтического

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2016
allo, dekanat, ansya, kenam
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы