Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости icon

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости





НазваниеЧеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости
страница2/3
Дата03.04.2013
Размер0.54 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3

^ РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Характеристика иммунитета детей, проживающих в регионах экологического неблагополучия.

На основании комплексной оценки показателей иммунитета детей изучаемых клинических групп, установлены варианты иммунологических отклонений, зависящие от экологических условий проживания.

1 вариант иммунологических отклонений наблюдался у 53,2% (50 из 94) обследованных здоровых детей от 2-х до 6-ти лет (I и II группы здоровья) из региона с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды. Он характеризовался в 76% (38) случаев угнетением фагоцитарной функции нейтрофилов - фагоцитарное число (ФЧ) было снижено или регистрировалось на нижней границе – 48,0 [36;53]% (нормативный показатель для РФ 60-80%). Изолированные изменения в макрофагальном звене иммунитета выявлены у 30,0 % (29) обследованных детей. Они были представлены снижением показателя ФЧ, % - 48,0 [36;53]% против 60-80%, фагоцитарного индекса (ФИ) – 3,0 [2,8;3,6] клеток против нормативных 4-7 клеток и увеличением индекса завершенности фагоцитоза ИЗФ – 1,7 [1,4;2,3] по сравнению с нормативным <1 для РФ. У 30,0 % (29) детей они сочетались со снижением числа Т- цитотоксических лимфоцитов CD8+ по абсолютным (в мкл) и относительным (%) величинам. Изолированные изменения в клеточном звене иммунитета также были представлены только снижением концентрации CD8+ лимфоцитов и отмечались у 24% (22) пациентов. У всех этих детей отмечалось повышение значения иммунорегуляторного индекса – 2,5 [2,1;2,9] (нормативный показатель для РФ: 1,0-1,6) и относительного числа активированных Т-клеток с маркером CD25 - 8,5[8,4;10,8]% (нормативный показатель для РФ: 1-5%). По средним показателям отклонений в гуморальном иммунитете от нормативных референсных интервалов для РФ у детей выявлено не было. Изменения в системе интерферона были представлены высокой противовирусной активностью сыворотки крови (концентрация сывороточного интерферона в ИРЛ), которая по средним показателям составляла 4 [4;8] МЕ/мл (нормативный показатель для РФ <4МЕ/мл) и очевидной тенденцией к угнетению продукции клетками периферической крови гамма-интерферона: 8 [8;64] МЕ/мл по сравнению с нормативным показателем 16-64 МЕ/мл.

Среди здоровых детей региона с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды с установленными отклонениями в иммунитете преобладали дети с реккурентными инфекциями респираторного тракта в 80% (35) случаев, что достоверно чаще, чем среди детей без изменений в иммунном статусе – 27,2% (12), p<0,05. Сравнительное изучение изменений в иммунитете детей в зависимости от частоты острых респираторных инфекций в анамнезе установило, что частые ОРИ сопровождает количественный дефицит в клеточном звене иммунитета со снижением общего количества Т-лимфоцитов (CD3+) у 14,3% (5) и их субпопуляций CD4+ у 20% (7) и CD8+клеток у 68,6% (24) наряду с характерным для детей региона снижением показателей фагоцитарной активности нейтрофилов у 100% (35) и угнетением продукции гамма-интерферона в 2 раза у 85,7% (30) часто болеющих детей. Кроме этого, отличительными иммунологическими признаками у ЧБД являлось повышение концентрации общих IgM и IgG без изменения концентрации CD19+клеток. Проведенное исследование дополняет данные литературы о характерных изменениях иммунитета у часто болеющих детей (Тузанкина И.А., 2001, Заплатников А.Л., 2003, Торшхоева Р.М., 2006) и позволяет установить, что высокий риск заболеваемости детей ОРИ свидетельствует о неблагоприятном влиянии антропогенной нагрузки. Высокая доля ЧБД среди детей с дефицитом параметров врожденного иммунитета обосновывает целесообразность иммунокоррекции интерферонсодержащими препаратами, а реккурентные респираторные инфекции у детей рассматривать как клиническое показание для ее проведения. Отличительных особенностей в иммунитете эпизодически болеющих детей установлено не было.

Таким образом, у здоровых детей в регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды 1 вариант иммунологических отклонений, не сочетающийся с изменениями в состоянии здоровья, носил адаптивный характер, что послужило основанием для пересмотра нормативного референсного интервала для показателя «Фагоцитарное Число», который для детей от 2-х до 6-ти лет в Московском регионе составляет 48,0 [41,0;63,0] %.

2-ой вариант иммунологических отклонений выявлен у 50% (39 из 78) практически здоровых детей их региона с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды. Он характеризовался преимущественными нарушениями в клеточном звене иммунитета и регистрировался у 82% детей (32 ребенка из 39), что в 1,7 раза чаще, чем в регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды, p<0,05. Изолированный дефицит показателей клеточного звена иммунитета у детей также достоверно преобладал по сравнению с аналогичными изменениями иммунитета детей в регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды (рис.3).


*

*


Примечание: * p<0,05.

Рисунок 3. Характер изменений иммунологического статуса у здоровых детей.


Проведен детальный анализ состояния иммунитета детей в зависимости от экологии района проживания в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды. В совместном с д.м.н. Лазаревым В.В. и к.м.н. Каряевой С.К. исследовании показано, что отсутствие иммунологических нарушений (87,5%,n=42) или незначительные отклонения в иммунограмме (12,5%,n=6) отмечались у детей, проживающих в экологически благополучных микрорайонах города. У детей (n=48) из экологически неблагополучного района по сравнению с показателями детей из благополучных районов (n=48) отмечалось достоверное снижение общего количества лимфоцитов, снижение числа зрелых Т-лимфоцитов (CD3+), как в относительных (48,7 [42,7; 54,4]% против 69,6 [63,0; 77,0]%, p=0,001), так и в абсолютных значениях (1,21 [1,0; 1,55] х109/л против 2,82 [2,0; 3,6] х109/л, p=0,001), а также их субпопуляций – CD4+ (0,14 [0,96; 1,52] х109/л против 0,79 [0,56; 1,0] х109/л, p<0,01) и CD8+ (0,68 [0,52; 0,82] х109/л против 0,96 [0,87; 1,42] х109/л, p=0,001). Наряду с выявленной супрессией Т-клеточного звена иммунитета, отмечалось достоверное повышение числа активированных Т-клеток с маркером CD25+ (16,6 [13,2; 18,8]% против 10,0 [9,0; 14,0]%, p<0,01), что свидетельствует об активации компенсаторных механизмов в виде увеличения чувствительности лимфоцитов к интерлейкину-2, рецептором которого является CD25+. Повышенная экспрессия FAS-рецептора – CD95+ (9,4 [7,7; 10,8]% против 4,0 [3,0; 6,0]%, p=0,001), опосредующего физиологический апоптоз, объясняется тем, что активированные клетки более чувствительны к процессам программированной клеточной гибели (рис.4).




Примечание: * – p<0,001; ** – p<0,01; *** – p<0,05.

Рисунок 4. Параметры иммунного статуса здоровых детей, проживающих в экологически неблагополучном районе, относительно параметров здоровых детей из экологически благополучных районов (региональная норма).


Изменения в системе интерферона у всех детей были представлены снижением индуцированной продукции альфа- и гамма-интерферона более чем в 10 раз и увеличением спонтанной продукции гамма-интерферона: индуцированная продукция ИФН-α 10,7 [2,5;38,1] пг/мл по сравнению с нормативным показателем для РФ 300 [100;500] пг/мл, p<0,001; индуцированная продукция ИФН-γ 58,8 [38,2;82,3] пг/мл по сравнению с нормативным показателем для РФ 820 [130;5350] пг/мл, p<0,001; спонтанная продукция ИФН-γ 13,8 [6,36; 16,81] пг/мл по сравнению с нормативным показателем для РФ 4 [0; 10] пг/мл, p<0,001.

Полученные данные свидетельствуют о закономерности реакции иммунной системы на воздействие неблагоприятных экологических факторов и согласуются со сведениями о нарушениях становления и развития иммунной системы детей под влиянием токсических веществ (Ю.В. Вельтищев 2000, Ревич Б.А., 2004, Лусс Л.В., 2007), а частота выявления иммунологических нарушений у детей без нарушений состояния здоровья потребовала разработки современной "региональной нормы". Установленные показатели параметров иммунного статуса здоровых детей, проживающих в благополучных микрорайонах региона с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды, мы рекомендуем использовать в качестве референсных величин: лимфоциты, % 53 [40;54], лимфоциты, abs. 3,65 [3;4,9], CD3+,% 69,6 [63;77], CD3+x109 2,82 [2;3,6], CD4+,% 31,5 [31;32], CD4+x109 1,14 [0,96;1,52], CD8+,% 28 [26;29], CD8+x109 0,95 [0,87;1,42], CD4/CD8 1,14 [1,1;1,16], CD19+,% 12,5 [9;14], CD19+x109 0,34 [0,26;0,41], CD16+,% 10 [10;11], CD16+x109 0,39 [0,3;0,49], CD25+,% 10 [9;14], CD25+x109 0,45 [0,3;0,52], CD95+,% 4 [3;6], CD95+x109 0,15 [0,1;0,27], IgA, г/л 1,75 [1,5;2], IgG, г/л 10 [9;12], IgM, г/л 1,2 [1,2;1,3], фагоцитоз незаверш. 53 [46;62], фагоцитоз заверш. 27,5 [24;48], ФИ 30' 6 [5;7,1], ФИ 60' 3 [2;5], ИЗФ 1,93 [1,4;2,5].

У ЧБД в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды по сравнению с региональной нормой были выявлены лимфопения и достоверное снижение всех субпопуляций лимфоцитов. Наиболее демонстративно различия проявлялись по уровню Т-клеток с маркером CD3+, количество которых было снижено как в абсолютных, так и в относительных величинах, при этом составило 46,75 [40,85; 55,15]% по сравнению с нормативным для региона показателем 69,6 [63,0; 77,0]%, p<0,001 и 1,33 [0,99; 1,73] х 109/л по сравнению с 2,82 [2,0; 3,6] х 109/л, p<0,001. У часто болеющих детей, кроме этого, по сравнению с эпизодически болеющими детьми региона отмечалось более значимое повышение экспрессии CD95+клеток - в 1,7 раза (p<0,01).

Снижение индуцированной продукции альфа- и гамма-интерферонов коррелирует с повышением частоты реккурентных инфекций респираторного тракта у детей, а при затяжном течении острых респираторных инфекций (ОРИ) регистрируется снижение индуцированной продукции гамма-интерферона (критерий Спирмена, p<0,05). Не получено данных о взаимосвязи между состоянием интерфероновой системы и тяжестью симптомов, развитием осложнений острых респираторных инфекций в анамнезе (критерий Пирсона, P>0,05).

Отличительными для часто болеющих детей при 2 варианте иммунологического реагирования были изменения адаптивного иммунитета в виде снижения сывороточного IgA при повышении концентрации В-лимфоцитов в 1,2 раза, что у 5,1% привело к развитию экологически обусловленного вторичного иммунодефицитного состояния.

С целью выявления иммунодефицитных состояний у детей с хроническими заболеваниями дальнейшие сопоставления проводили с учетом разработанных нами референсных интервалов. Среди вариантов иммунологических нарушений в регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды у детей с хроническими инфекциями ЛОР-органов (ХИ) преобладал дефицит фагоцитарной функции нейтрофилов (45,9%), у детей с бронхиальной астмой (БА) преобладали комбинированные адаптивные изменения иммунитета – 68,6% детей. Установлена корреляция изменений в клеточном звене иммунитета и носительства респираторных вирусов на слизистой оболочке носа детей с БА. Так, при обнаружении методом ПЦР респираторных агентов выявлялся повышенный уровень клеток CD8+, обладающих высоким цитотоксическим потенциалом и снижение их активированных форм CD8+HLA-DR у 61,1% детей. Дефицит СD8+HLA DR-клеток свидетельствует о «напряжении» противовирусной защиты и сопровождается повышением числа CD38+клеток (маркер стимуляции роста Т-лимфоцитов) - 33,0 [22,0;46,7]% и длительным носительством оппортунистических возбудителей на слизистой оболочке дыхательных путей или формированием инфекционного заболевания, что согласуется со сведениями о частоте хронических инфекций респираторного тракта у детей с бронхиальной астмой (Гаращенко Т.И., 2007, Карпова Е.П., 2008). У детей с активной персистирующей вирусной инфекцией на фоне бронхиальной астмы качественный анализ иммунологических параметров позволил установить ее иммунологические маркеры - повышение спонтанной продукции альфа-ИФН (не > 9,0 пг/мл), повышение числа естественных киллеров и их активированных форм NK CD8+ (критерий Пирсона, p<0,05). У часто болеющих детей с БА установлено снижение индуцированной продукции альфа-интерферона аналогичное таковому у ЧБД группы здоровья II региона с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды – 50,2 [10,0;75,6] пг/мл по сравнению с нормативным показателем для РФ 300 [100;500] пг/мл, p<0,05.

Дополнительное влияние неблагоприятных факторов в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды выявило снижение концентрации CD3+ (p<0,001), CD4+ и CD8+лимфоцитов (p<0,05) и повышение концентрации CD16+клеток по сравнению с региональной нормой у детей с ХИ. Изменения в гуморальном звене иммунитета детей с ХИ представлены повышением уровня CD19+клеток и снижением концентрации IgА (1,26 [1,12; 1,6] г/л по сравнению с нормативным показателем для региона 1,75 [1,5; 2] г/л, р<0,05).


^ Особенности формирования противогриппозного вакцинального иммунитета у детей высокого риска заболеваемости.

Профилактика гриппа и ОРИ приобретает особую актуальность в связи с высокой восприимчивостью к реккурентным респираторным инфекциям детей, подвергающихся влиянию неблагоприятных экологических факторов.

Состояние довакцинального противогриппозного иммунитета характеризовалось высоким уровнем серопротекции у детей, имевших указание в анамнезе на противогриппозную вакцинацию или на заболевание гриппом в предшествующий эпидемический сезон (Точный критерий Фишера, p<0,05; p<0,05). Аналогичная характеристика довакцинального иммунитета детей в эпидемиологические сезоны длительной циркуляции антигенно-родственных вариантов штаммов гриппа представлена в ряде работ (Харит С.М., 2006, Бурцева Е.И., 2008).

Среди детей I и II групп здоровья среди серонегативных до вакцинации достоверно преобладали дети с измененным иммунитетом, при этом в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды их количество составляло 22,1% (19) детей к штамму А (H1N1), 12,8% (11) к штамму А (H3N2) и 47,6% (41) детей к штамму вируса гриппа В.

Хронические заболевания оказывают негативное влияние на довакцинальный уровень серопротекции: у детей с аллергическими заболеваниями и хроническими инфекциями ЛОР-органов он оказался достоверно ниже 25% и 29,4% по сравнению со здоровыми детьми – 40,6%, p<0,05, p<0,05. Среди детей с бронхиальной астмой число серонегативных до вакцинации составило 54,5% (49) к штамму А (H1N1), 41,1% (37) к штамму А (H3N2), 51,1% (46) штамму вируса гриппа В, причем подавляющее большинство из них имело отягощение по частоте реккурентных инфекций (86,5%, n=78).

Наряду с этим, установлено прогностическое значение тяжести БА в отношении длительности анамнестического противогриппозного иммунитета: среднегеометрический титр (СГТ) антител к штамму гриппа А(H3N2) у детей с легким течением заболевания до вакцинации составлял 4,8 [3,3;5,3], тогда как у детей с тяжелым течением БА – 3,3 [1,1;4,3], p<0,05. Аналогичная тенденция отмечалась и в отношении других штаммов вируса гриппа.

Через месяц после вакцинации уровень серопротекции у здоровых детей с измененным клеточным иммунитетом был достоверно ниже ко всем вакцинным штаммам, через 6 месяцев различия сохранялись к вакцинному штамму вируса гриппа В (рис. 5). У детей со снижением только показателей фагоцитарной функции нейтрофилов сохранялся адекватный вакцинальный ответ. Низкое вакцинальное антителообразование достоверно чаще отмечалось у детей из региона с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды – 50% (43) по сравнению с 17% (16) детей из региона с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды, p<0,05.


^ Количество детей с протективным уровнем антител, %

*

*


Примечание: * p<0,05

Рисунок 5. Динамика формирования вакцинального иммунитета к вакцинному штамму гриппа В у детей с различным состоянием иммунитета из региона с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды.


Влияние хронического заболевания на вакцинальный иммунитет заключалось в достоверно низком числе 4-хкратных сероконверсий к вакцинному штамму В у детей с аллергическими заболеваниями и хроническими инфекциями ЛОР-органов по сравнению с показателем у здоровых детей через 1 месяц после вакцинации (50% и 66,7% детей против 100% детей соответственно, p<0,05) и сохранение различий у детей с ХИ через 6 месяцев после вакцинации (66,7% против 100%, p<0,05). Среднегеометрический титр антител к вакцинному штамму В через 1 месяц после вакцинации также был достоверно ниже у детей с хроническими заболеваниями: 5,9 [5,3;8,8] log2 у детей с ХИ и 5,3 [5,3;8,0] log2 у детей с АЗ по сравнению с 6,3 [6,3;9,3] log2 у детей I и II групп здоровья, p<0,05 и p<0,05 соответственно. Важной причиной выявленных особенностей вакцинального иммунитета у детей с АЗ и ХИ, установленной при проведении анализа по качественным признакам, является сниженная концентрация CD19+(%), критерий Хи-квадрат, p<0,05; p<0,05.

Установлено негативное влияние частых реккурентных инфекций на формирование вакцинального иммунитета у здоровых и имеющих хронические заболевания детей: более чем в половине случаев не получено иммунного ответа у детей из группы «ЧБД», что в 2,3 раза превышает частоту низкой эффективности вакцинации у эпизодически болеющих детей. У всех детей, не достаточно ответивших на вакцинацию были изменения интерферонового статуса, характеризовавшиеся низкими параметрами индуцированной продукции g-ИФН – 4[4;8] МЕ/мл по сравнению с нормативными показателями для РФ - 8[8;64] МЕ/мл, p<0,05. Кроме этого, треть не ответивших на вакцинацию детей получили прививку в продромальный период интеркуррентной ОРИ с последующей ее реализацией, что определило низкий иммунологический эффект вакцинопрофилактики. У этих детей перед вакцинацией отмечалось повышение уровня сывороточного ИФН – 16 [16;64] пг/мл по сравнению с нормативным для региона показателем - 4 [4;8] пг/мл, p<0,05.

Применение математической модели многомерного анализа позволило установить факторы влияния на эффективность вакцинопрофилактики гриппа у детей высокого риска заболеваемости и их прогностическую значимость (схема 3).


Повышение уровня загрязнения окружающей среды

Снижение уровня CD3+ клеток

Снижение уровня CD19+ клеток

Снижение уровня индуцированной продукции гамма-интерферона

Прогноз низкой эффективности вакцинопрофилактики гриппа

Развитие интеркуррентного заболевания в вакцинальный период

Частота реккурентных инфекций респираторного тракта в анамнезе более 5 раз в год

Тяжелое течение бронхиальной астмы

Хроническая

инфекция

ЛОР-органов






Примечание: все связи достоверны, Критерий Пирсона, p<0,05.

Схема 3. Факторы, влияющие на эффективность вакцинопрофилактики гриппа у детей.


Низкая эффективность вакцинопрофилактики гриппа у детей с хроническими заболеваниями и часто болеющих детей, проживающих в регионах экологического неблагополучия, и установленный у них характер изменений в иммунитете явились научным обоснованием применения иммунокорригирующего препарата виферон дополнительно к противогриппозной вакцине при проведении иммунизации.


Повышение эффективности профилактики гриппа и других острых респираторных инфекций на основе комбинированного применения иммуномодулирующего препарата виферон и вакцины против гриппа.

Проведена оценка клинико-иммунологической эффективности способа комбинированной вакцинации с последовательным применением препарата виферон и противогриппозной вакцины у здоровых детей и детей с хроническими заболеваниями от 2-х до 16 лет, проживающих в регионах экологического неблагополучия (схема 1 и схема2).

После окончания вакцинации в течение 5 дней проводили оценку общих и местных реакций у привитых, а также регистрацию интеркуррентных ОРИ в течение 1 мес. Течение поствакцинального периода оценивалось нами как гладкое (нормальный вакцинальный процесс при отсутствии интеркуррентного заболевания) или осложненное (развитие интеркуррентного заболевания). Клиническая эффективность комбинированной вакцинации против гриппа. В I группе у всех детей, получавших виферон до введения вакцины, отмечалось гладкое бессимптомное течение вакцинального периода. Во II группе у детей, получавших только гриппозную вакцину, местные реакции в виде болезненности и зуда в месте инъекции зарегистрированы у 3 (11%) из 27 детей. Осложненное интеркуррентными ОРИ течение поствакцинального периода отмечено у детей с нарушениями в иммунитете: в 43,5% случаев у детей, получавших только вакцину (подгруппа IIА) и в 9,3% случаев у детей получавших виферон и вакцину (подгруппа IА), р<0,05. Таким образом, включение виферона в комплексную профилактику гриппа и ОРИ у детей с нарушениями в иммунном статусе существенно снизило частоту интеркуррентных заболеваний - в 4,7 раз. Осложненное течение поствакцинального периода в 3 раза чаще отмечено у часто болеющих детей. Профилактический эффект применения виферона у данной категории детей заключался в снижении его частоты с 57,1 % у ЧБД из II группы до 11,8% у ЧБД из I группы, p<0,05 (рис.6). В I группе детей преобладало легкое течение интеркуррентных заболеваний, тогда как у детей, получавших только гриппозную вакцину в каждом 3-ем эпизоде ОРИ регистрировались бактериальные осложнения.



Рисунок 6. Характер течения вакцинального процесса у часто болеющих детей в течение месяца наблюдения.

Катамнестическое наблюдение за вакцинированными детьми в течение 6 месяцев выявило более выраженный профилактический эффект комбинированного способа вакцинации в отношении последующих острых респираторных инфекций. Так в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды заболеваемость ОРИ в течение всего эпидемического сезона в I группе детей, получавших виферон и вакцину, была в 1,3 раза ниже, чем у пациентов во II группе, получавших только вакцину против гриппа. В регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды снижение заболеваемости у вакцинированных комбинированным способом детей с бронхиальной астмой отмечалось в 1,2 раза по сравнению с вакцинированными стандартным способом детьми с БА. Часто болеющие дети болели ОРИ в 2 раза чаще, чем эпизодически болеющие - 291,2 случая на 100 ЧБД по сравнению с 150,1 на 100 детей соответственно, p<0,05. У 8 (16,6%) из 48 ЧБД на фоне комбинированной вакцинопрофилактики частота ОРИ уменьшилась до менее 5 эпизодов в год. Среди детей с бронхиальной астмой 5 (19,2%) часто болеющих детей из I группы перешли в категорию ЭБД, тогда как во II группе из ЧБД в категорию ЭБД перешло 4 (11,8%) ребенка, что в 1,6 раз чаще и свидетельствует о дополнительном преимуществе данного метода вакцинации.

Следует отметить отсутствие случаев осложненного течения ОРИ, а также необходимости в назначении антибактериальной терапии у детей I группы по сравнению с детьми II группы, в которой развитие осложнений отмечено в 11,5% случаев (р<0,05).

Одним из критериев оценки клинической эффективности вакцинации является тяжесть эпизодов ОРИ в эпидемиологический сезон. Из всех случаев ОРИ в I группе детей, получавших виферон и вакцину, доля легких и среднетяжелых форм составила 45,1% и 42,2% соответственно, тогда как во II группе детей, получавших только вакцину, преобладали среднетяжелые и тяжелые формы заболевания 51,2% и 27,4% соответственно (рис.7).



Примечание: * – p<0,05.

Рисунок 7. Тяжесть течения ОРИ у вакцинированных детей.

При развитии ОРИ, у детей I группы отмечалась минимальная выраженность клинических симптомов, респираторный синдром был представлен в основном топическим поражением носоглотки, гортани и трахеи, а у 2,5% детей – бронхов, что достоверно реже по сравнению с частотой поражения бронхов у детей II группы – 30,8%, p<0,05.

Достоверного влияния виферона на продолжительность ОРИ в катамнезе не установлено, однако при анализе длительности отдельных симптомов оказалось, что у вакцинированных новым методом продолжительность лихорадки и других симптомов интоксикации была меньше в 2,3 раза (p<0,05); явлений ринита - в 1,8 раз. Влияние на частоту обострений хронических очагов инфекции ЛОР-органов также было значимым: 38,5% по сравнению с 75% на фоне стандартной вакцинации, p<0,05, что достоверно отразилось на частоте и длительности проводимой при обострении антибактериальной терапии.

У пациентов с БА проявления вакцинального периода отмечались в виде кашля у 5% (3) детей, получивших вакцину по стандартной методике, не потребовавшего увеличения базисной терапии.

Выявлены преимущества комбинированной противогриппозной вакцинации в отношении тяжести и длительности клинических проявлений ОРИ у детей с БА: заболевания регистрировались либо в легкой форме (42% детей I группы против 14,2% во II группе, 4% в контрольной группе, рI-II<0,05, рI<0,05, рII<0,05), либо выраженность клинических симптомов имела «обрывающий» характер (1,8±0,1 дня в I группе и 6,1±0,7 дня во II группе соответственно, р<0,001). Не выявлено взаимосвязи развития бронхообструктивного синдрома (БОС) и заболевания ОРИ ни в одном случае у детей I группы и в половине случаев у детей II группы, тогда как у всех заболевших ОРИ детей контрольной группы развился БОС на фоне заболевания. Частота обострений БА у детей I группы также снизилась по сравнению с частотой обострений во II группе и достоверно по сравнению с контрольной – 0,5 [0,4;0,6] и 1,0 [0,9;1,5], 1,8 [1,7;2,1], p>0,05, p<0,05 соответственно.

Анализ сравнения интегрированных показателей тяжести приступа по максимальным проявлениям каждого из симптомов (в баллах, %) БА в основных группах и по сравнению с контролем выявил, что тяжесть приступа БА на фоне ОРИ в контрольной группе составляла 70,1 ± 1,75% и 32,1 ± 0,5%, 29,5 ± 3,0% в I и II группах соответственно, pI-II>0,05, pI-K<0,05.

Увеличение объема терапии в приступный период БА потребовалось достоверно чаще детям контрольной группы по сравнению с I группой (критерий Фишера p<0,05). Достоверно реже (в 2,7 раза) госпитализировались в стационар по поводу обострения БА дети I группы – 6,2% от случаев ОРИ по сравнению с 16,8% от случаев ОРИ во II группе и 35,5% - в контрольной, pI-II>0,05, pI-K<0,05.

Вакцинированные дети болели гриппом достоверно реже по сравнению с детьми контрольной группы. Ни в одном случае у заболевших гриппом детей I и II групп обострения БА не зарегистрировано. Наряду с этим, каждый эпизод гриппа у детей контрольной группы сопровождался развитием бронхообструктивного синдрома. Длительность обострения и тяжесть приступа БА на фоне гриппа у детей контрольной группы была сопоставима с длительностью и тяжестью приступа на фоне ОРИ.


^ Иммунологическая эффективность комбинированной вакцинации против гриппа. У детей от 2-х до 6 лет I и II групп здоровья установлен адьювантный эффект виферона на основании достоверного влияния препарата на антителообразование, что позволяет оценивать разработанный нами способ вакцинации как форсифицированный.

Включение в схему вакцинации препарата виферон достоверно повышает число детей с протективным уровнем антител к вакцинному штамму В через 1 месяц после вакцинации – 90,7% (49) по сравнению с 65,2% (15) на фоне стандартной методики вакцинации, p<0,05.

Среднегеометрический титр антител к вакцинному штамму В через 1 месяц после проведения комбинированной вакцинации подтверждал ее преимущества: 6,8 [4,3;8,3] log2 по сравнению с 4,3 [1,0;5,3] log2 на фоне стандартной методики вакцинации, p<0,05.

У детей с измененным до вакцинации иммунитетом форсифицированный способ вакцинации влиял на показатели системного иммунитета, что сопровождалось восстановлением числа CD3+клеток (51,6 [49,5;58,2]% по сравнению с 45,5 [41,6;49,7]% на фоне стандартной методики, p<0,05), CD4+ клеток (29,9 [28,0;32,0]% по сравнению 24,9 [23,7;28,8]% на фоне стандартной методики вакцинации, p<0,05), достоверном снижении числа клеток CD25+ и CD95+клеток (рис. 8) и существенным приростом индуцированной продукции альфа- и гамма-интерферона (индуцированная продукция α-ИФН с 2,5 [2,5;38,1] пг/мл до 10,8 [6,4;56,1] пг/мл, p<0,05 (нормативная величина для РФ 300 [100;500] пг/мл) и индуцированная продукция γ-ИФН с 58,8 [38,2;82,3] пг/мл до 107,1 [83,9;509,6] пг/мл, p<0,05 (нормативная величина для РФ 820 [130;5350] пг/мл)). У 20 % детей отмечалась нормализация индуцированной продукции гамма-интерферона.



*

*

*


*

%

Примечание: * - p<0,05.

Рисунок 8. Динамика показателей иммунного статуса детей с измененным иммунитетом при форсифицированном способе противогриппозной вакцинации.


Стимулирующее влияние на уровень числа Т-лимфоцитов и индуцированную продукцию клетками периферической крови альфа- и гамма-интерферона у детей в регионе с умеренным уровнем загрязнения окружающей среды удалось получить при назначении виферона в рекомендуемых возрастных дозах, тогда как у детей в возрасте от 2-х до 6 лет в регионе с очень высоким уровнем загрязнения окружающей среды только при назначении в разовой дозе 500000 МЕ в суппозитории. Обоснованием рекомендации о применении препарата в указанных дозах являются частота и характер установленных нарушений в иммунитете обследованных детей регионов экологического неблагополучия.

У больных бронхиальной астмой оценка противогриппозного иммунитета к эпидемическому штамму А наряду с адьювантным эффектом позволила установить протективный эффект препарата виферон. При форсифицированном способе вакцинации достоверно значимый прирост титра антител к вакцинному штамму А/Висконсин/67/05 (H3N2) (6,3 [6,3;6,3] log2 по сравнению с 5,3 [1,1;6,3] log2 , p<005) сочетался с достоверным приростом титра антител к эпидемическому штамму А/Брисбан/10/07 (H3N2) (6,3 [4,3;8,3] log2 по сравнению с 4,3 [1,1;6,3] log2, p<0,05). Механизм указанных эффектов имел определенные различия. При формировании иммунитета к вакцинному штамму особое значение имеет состояние Т-звена иммунитета, в связи с чем, стимуляция антителообразования при форсифицированном способе происходила у детей со сниженной концентрацией CD3+клеток. Вакцинные антигены не обеспечивают протективный уровень антител к антигено-родственному варианту эпидемического штамма гриппа, что значимо проявляется при снижении уровня В-клеток у вакцинированных по стандартной методике детей. С учетом иммунопатогенеза БА установленный эффект препарата виферон позволяет рекомендовать включение его в схему вакцинации как пациентам с верифицированным изменением уровня CD19+, так и без предварительного обследования (рис. 9).


P<0,05
1   2   3

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconСемейная профилактика гриппа и острых респираторных инфекций в период подъема сезонной заболеваемости

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconПрофилактика и лечение гриппа и острых респираторных вирусных инфекций

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconМенингококковая инфекция. Профилактика
Первичная симптоматика менингококковой инфекции нередко схожа с проявлениями других острых респираторных...
Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconАктуальные вопросы профилактики гриппа и других респираторных инфекций
Грипп – это острое респираторное инфекционное заболевание, возбудителем которого являются вирусы...
Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconАктуальные вопросы о гриппе и других острых респираторных инфекциях и их профилактике
Грипп – это острое респираторное инфекционное заболевание, возбудителем которого являются вирусы...
Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости icon20 января День профилактики гриппа и острых респираторных заболеваний Грипп

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconСовременное состояние проблем гриппа и острых респираторных заболеваний (орз)

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconЭпидемиологическая и клинико-иммунологическая характеристика актуальных оппортунистических инфекций

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости icon3 профилактика инфекционных заболеваний. Кишечные инфекции профилактика острых кишечных инфекций

Чеботарева татьяна александровна профилактика гриппа и других острых респираторных инфекций у детей высокого риска заболеваемости iconИудина татьяна Александровна клинико-морфологическая и иммуногистохимическая характеристика гипертрофии

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы