О статусе этических комитетов icon

О статусе этических комитетов





Скачать 130.29 Kb.
НазваниеО статусе этических комитетов
Дата02.07.2013
Размер130.29 Kb.
ТипДокументы


Глава VIII.

О СТАТУСЕ ЭТИЧЕСКИХ КОМИТЕТОВ


Инновационная деятельность в медицине провоцирует риски, элиминировать которые призвана этическая экспертиза научных и практических «продуктов» медицинской деятельности. Этическая экспертиза осуществляется в двух видах: этические комитеты и этическое консультирование. Дифференциация этической экспертизы «по горизонтали» определяется сферами применения: клинические испытания и клиническая практика. Дифференциация этической экспертизы «по вертикали» включает национальный, региональный и местный (локальный) уровни. На национальном уровне сейчас присутствуют несколько ведомственных комитетов, идентифицирующих себя как национальные. Региональные комитеты существуют в 4–5 субъектах Российской Федерации, в других странах СНГ их, практически, нет; местные больничные комитеты — явление чрезвычайно редкое.

Объективная необходимость этической экспертизы эксплицируется в социальных заказах на нее. Потребителями ее результатов выступают фармацевтические фирмы и компании (преимущественно иностранные), научные учреждения и органы здравоохранения (только в конфликтных ситуациях), пациенты (пока теоретически в силу отсутствия информации), государство (при подготовке соответствующих законов). Поставщиками результатов этической экспертизы являются этические комитеты и этические консультанты. Первые существуют разрозненно, многие носят временный характер. Вторые пока занимаются только теоретической деятельностью в области биоэтики.

Основными проблемами этической экспертизы в странах СНГ поэтому являются: ее институализация (структурная и правовая); обеспечение независимости этических комитетов и этических консультантов; обучение кадров; формирование спроса на услуги этической экспертизы.

Этические комитеты – относительно новое для наших стран явление. Причем их независимость является новой вдвойне, поскольку она возможна только в плюралистическом обществе, которое совсем недавно стало формироваться в нашей стране. Основной проблемой в формировании этих комитетов является их бессистемное появление и исчезновение. Пока отсутствует какая-то их иерархия. Поэтому принципиальным становится вопрос – кто, зачем и как создает эти комитеты, от кого конкретно зависит их функционирование.

Можно выделить несколько социальных субъектов, которые заинтересованы в существовании этических комитетов:

1. Иностранные, а с недавнего времени и национальные фирмы и компании, работающие на российском рынке лекарств и медицинской техники.

2. Исследовательские организации и отдельные исследователи, которые сотрудничают с этими компаниями.

3. Этический комитет высшего уровня.

4. Государственные органы здравоохранения.

5. Законодательная и исполнительная власть в лице тех учреждений и отдельных чиновников, которые контролируют взаимоотношения в сфере медицины и здравоохранения.

6. Испытуемые и пациенты.

Следует подчеркнуть, что приведенная последовательность, прежде всего, отражает хронологический порядок заинтересованности в существовании этических комитетов, а также указывает на реальное отношение к защите прав испытуемых и пациентов.

Этические комитеты не обладают и не могут обладать абсолютной независимостью от этих субъектов, поскольку каждый из них либо обеспечивает заказами деятельность этих комитетов, либо может запретить ее. Следовательно, необходимо определить степень и характер зависимости и применить для организации деятельности этических комитетов принцип «наименьшего зла», хорошо описанный в этике.

  1. Фирма-спонсор обладает преимущественным влиянием, поскольку она в современной российской ситуации может стимулировать создание «дочерних» комитетов, и, в конце концов, получать те заключения, в которых нуждается. Пока нет законодательных актов, запрещающих подобные действия, угроза злоупотреблений остается.

  2. Исследовательские организации и отдельные исследователи, которые сотрудничают с иностранными фирмами, могут быть связаны с ними определенными обязательствами и поэтому будут отстаивать их интересы в деятельности этических комитетов.

  3. Этические комитеты высшего уровня в условиях только-только формирующейся иерархии стремятся монополизировать право решения по всем вопросам и поэтому могут вести неверную политику. Именно здесь уместен был бы взаимный контроль и отношения соподчинения, но пока этого нет. Кроме того, потребители этических услуг дезориентированы в выборе комитета высшего уровня. Так, например, в России есть Национальный этический комитет, есть Этический комитет при РАМН и при Фармкомитете, есть ряд других «столичных» комитетов. Как распределяются функции между ними пока до конца не ясно.

  4. Государственные органы здравоохранения могут влиять на деятельность комитетов:

  • через разрешительно-запретительные документы, то есть могут сами создавать или упразднять комитеты, не допуская на региональном уровне принятия однозначных решений. Причем здесь есть положительный момент – ограничение зависимости комитетов от фирм-спонсоров;

  • через лиц, включенных в состав комитета. Как правило, большая их часть является наемными работниками по отношению к государственным учреждениям здравоохранения.

  1. Законодательная и исполнительная власть может издавать подзаконные акты, регламентирующие деятельность комитетов на данной территории, контролировать финансовые потоки, направляемые на обеспечение их деятельности, компроментировать или поощрять их членов, создавать условия для их работы или лишать их этих условий. Здесь очень важен региональный аспект. Отсутствие федеральных законов может провоцировать злоупотребления в этой сфере.

  2. Испытуемые и пациенты могут влиять на деятельность этических комитетов только одним образом – не принимая участие в испытаниях. Но они этого не делают, поэтому от них этические комитеты в действительности не зависят.

Каким образом можно повысить «степень независимости» этических комитетов?

Во-первых, пока нет соответствующих законодательных актов. Определить степень независимости этического комитета можно по тому, пользуется ли он в своей деятельности «Рекомендациями комитетам по этике, проводящим экспертизу биомедицинских исследований ВОЗ (2000)». Зависимость от этих Рекомендаций автоматически исключает другие (негативные) виды зависимости в деятельности этических комитетов.

Во-вторых, широкая общественность должна быть информирована о существовании Рекомендаций, а все заинтересованные лица должны знать их содержание. Следовательно, независимость этических комитетов не может быть достигнута без реализации соответствующих образовательных программ с привлечением зарубежных специалистов, а также без широкой компании в средствах массовой информации.

В-третьих, необходимо реализовать принцип публичного обсуждения состава комитетов и результатов их работы.

В-четвертых, необходим регулярный независимый аудит финансовых потоков тех фирм и организаций, которые обращаются с заказами на экспертизу в этический комитет.

В целом следует признать, что абсолютная независимость этических комитетов недостижима, но создавать условия для такой независимости надо уже сейчас. И здесь невозможно обойтись без правовой регуляции. Ведь социальный смысл биоэтики актуализируется в ее институциональных формах — научных исследованиях, кодексах и нормах, этических консультациях и этических комитетах. Сложность создания и функционирования этических комитетов на постсоветском пространстве состоит в том, что их функции пока не регламентированы четко в законодательных актах соответствующих государств. С другой стороны, юридическая составляющая естественным образом вытесняет собственно биоэтическое содержание. Найти компромисс можно, только акцентировав внимание на принципе независимости данных комитетов. Очевидно, что чем больше дистанция между учредителем и комитетом, тем больше вероятность его независимости от самого учредителя. Соответственно, формирование этического комитета главным врачом учреждения, при котором он создается не обеспечивает достаточной свободы действий для его членов. Независимость от заказчика экспертизы вообще является сомнительной в случае платной экспертизы. Здесь проблема может быть решена введением юридического посредника-контролера. Но труднее всего решить проблему статуса тех этических комитетов медицинских учреждений, которые проводят экспертизу клинических испытаний.

Основной задачей таких этических комитетов (Экспертных советов) является защита прав и здоровья испытуемых, а также гарантия их безопасности. Соответственно, стандартные вопросы для рассмотрения в ЭК следующие:

  • соответствие квалификации и опыта исследователя задачам проводимого исследования (ответственные — спонсор и исследователь);

  • соответствие протокола целям исследования (ответственные —спонсор и исследователь);

  • адекватность и полнота письменной информации, предоставляемой субъектам исследования (ответственные — спонсор и исследователь);

  • способ набора пациентов (ответственный — исследователь);

  • формы компенсации и вопросы лечения в случае причинения ущерба здоровью пациента (ответственный — спонсор).

Традиционно базовыми документами для принятия решений в этическом комитете выступают следующие:

  • протокол исследования и поправки к нему;

  • форма письменного информированного согласия и ее последующие редакции;

  • материалы для привлечения испытуемых к исследованию (например, рекламные объявления).

Кроме того, базовым документом для принятия решений этическим комитетом считается брошюра исследователя, имеющая информацию по безопасности исследуемого препарата, информацию о выплатах и компенсациях испытуемым, curriculum vitae исследователя на настоящий момент и/или другие материалы, подтверждающие его квалификацию, любые другие документы, которые могут потребоваться Комитету по этике для исполнения своих обязанностей.


В процессе исследования этический комитет может потребовать и другую информацию:
  • об изменениях и дополнениях к протоколу;

  • о фактах нарушения протокола;

  • о Случаях серьезных нежелательных явлений;

  • о выявленных фактах дополнительного риска;

  • промежуточную информацию;

  • заключительную информацию;

  • сведения о причинах досрочного прекращения исследования по инициативе спонсора.

Какие требования предъявляются этическим комитетом к исследовательскому центру? Это, прежде всего, требования к персоналу, от которого требуется квалификация и опыт по следующим параметрам:

- профессиональная подготовка и научный опыт в области исследования;

- опыт участия в исследованиях;

- опыт прохождения аудита и инспекций;

- знание основ GCP (кто может выдавать сертификат, необходимый процент исследователей с таким сертификатом);

- знание протокола исследования (для России актуальна проблема иностранного языка);

- отсутствие «конфликта интересов» (проведение на одной базе сходных исследований) ;

- наличие квалифицированного и опытного «вспомогательного» персонала.

В этой связи встает вопрос, как быть тем, кто ранее не участвовал в клинических исследованиях?

Этические комитеты сталкиваются в своей работе с различными по сложности проблемами. Наиболее сложны для этической экспертизы:

- плацебо-контролируемые исследования;

- исследования с участием детей и других специфических групп;

- исследования I фазы;

- исследования с применением новых технологий (клеточная терапия, генная терапия, трансплантация).

Обязанности спонсора исследования достаточно хорошо известны. К ним относятся:

  • моделирование протокола исследования;

  • разработка стандартных операционных процедур;

  • выбор исследователя;

  • информация об исследуемом препарате;

  • обеспечение исследуемым препаратом;

  • страхование субъектов испытания;

  • информирование официальных инстанций о серьезных нежелательных явлениях;

  • контроль качества (мониторинг, аудит).

Обязанности исследователя до начала исследования состоят в следующем:

  • изучение протокола исследования;

  • изучение свойств исследуемого препарата;

  • подписание протокола исследования;

  • представление в этический комитет материалов по исследованию:

- если исследователь участвует в работе этического комитета, то он не только не должен участвовать в процессе голосования, но этот факт должен быть отражен в файле исследования;

- при обнаружении дефектов в информированном согласии его доработка проводится исследователем или спонсором;

  • организация исследовательской группы;

  • отбор и включение пациентов.

В ходе исследования обязанности исследователя состоят в следующем:

  • соблюдение протокола исследования;

  • соблюдение этических норм, получение информированного согласия;

  • назначение и учет исследуемого препарата;

  • лечение и наблюдение за пациентом;

  • заполнение индивидуальной регистрационной карты;

  • соблюдение конфиденциальности;

  • обеспечение доступа спонсора/монитора к материалам исследования;

Специально выделяются обязанности исследователя
при возникновении нежелательных явлений:

  • выявление;

  • оказание медицинской помощи;

  • регистрация;

  • извещение о серьезном нежелательном явлении:

- спонсора,

- Этического комитета,

- официальных инстанций.

Особое место в этической экспертизе принадлежит контролю за соблюдением правила информированного согласия. Как известно, информированное согласие включает:

  • информацию об исследовании и препарате;

  • информацию о соотношении «польза — риск»;

  • информацию об альтернативных методах лечения;

  • информацию о возможностях выхода из исследования;

  • информацию о мерах конфиденциальности;

  • информацию о компенсациях испытуемым;

  • информацию о возможных контактах в ходе исследования.

Исследовательский центр обязан при этом обеспечить соответствующее документирование информированного согласия, которое, в частности, содержит даты, подписи, выдать текст информированного согласия на руки пациенту, зафиксировать в первичной документации подписание информированного согласия.

Типичной ошибкой при подписании информированного согласия является недостаточная информация пациента. О чем исследователь не информирует пациента? Чаще всего это условия хранения лекарств (99%), необходимость отказа от участия в других исследованиях (86%), то, что любые новые данные о заболевании должны быть немедленно сообщены пациенту (70%), что исследование может быть прекращено раньше срока (63%), что необходимо информировать своего лечащего врача об участии в исследовании (59%). Иногда не сообщается полная информация о способе контакта с исследователями (59%), предполагаемое число пациентов в исследовании (52%).


Тенденции развития Качественной клинической практики (GCP) в современном мире приводят к тому, что проведение широкомасштабных контролируемых клинических исследований приводит к существенному повышению стоимости лекарств. Значительно увеличивается число медицинских процедур, приходящихся на одного пациента (в настоящее время в среднем это 161 инвазивное вмешательство; по сравнению с 1992 годом оно увеличилось на 61%). Одновременно значительно увеличивается количество субисследований (дополнительная нагрузка на пациента). Часто наблюдается попытка спонсором исследования возможно более широкого охвата специальных групп пациентов (группы повышенного риска, например, пожилые). Увеличивается число исследований с фармакоэкономической направленностью, причем на пререгестрационной фазе.

В связи с этим возникают вопросы, которые выходят за рамки предписанной деятельности этических комитетов, но, тем не менее, требуют решения. Так, например, обнаруживается этическая проблема, когда исследуемое лекарство оказалось лучше препарата сравнения, но оно не зарегистрировано в стране (или отсутствуют финансовые возможности его дальнейшего применения).


Возникает ряд этических проблем, связанных с характером публикаций результатов исследования (особенно с отрицательным результатом). Не ясно, требуется ли информированное согласие по указанной форме на 1V стадии исследования. Кроме того, в России реально в III фаза исследования подменяется IV фазой.

Существует и проблема с «дженериками», когда встает вопрос об одинаковой биоэквивалентности – достаточно ли ее?

Этические вопросы вне компентенции этических комитетов часто связаны с положением российских исследователей в мировой конфигурации клинических испытаний. К нам относятся с настороженностью. Почему? Здесь играют роль и особенности «национальных» выборок больных, и низкая частота нежелательных лекарственных реакций в России. Хотя некоторые страны дают только положительные результаты при клинических исследованиях. (Curt D. Furberg, American Heart Association Scientific Section, 2000. Plenary session VI). В связи с побочными эффектами, несмотря на данные ранее проведенных многочисленных клинических исследований по критериям GCP, с рынка были отозваны:

- фенлурамин и дексфенфлурамин (лечение ожирения),

- мибефрадил (антагонист кальция),

- цервистатин (лечение гиперлипидемий),

- бромфенак (НСПВС).

Под «подозрением» силденафил (виагра), дигидропиридиновые антагонисты кальция.

Дело в том, что никакие контролируемые клинические исследования не могут выявить те осложнения и побочные эффекты препарата, которые могут возникнуть при его широкомасштабном применении. Кроме того, в настоящее время FDA стала требовать от спонсоров большего числа исследований по IV фазе, особенно при расширении исходных показаний для применения препарата.


Все это и многое другое заставляет обратить особое внимание на расширение и экспликацию роли этических комитетов при взаимоотношениях спонсоров и исследователей. Сейчас проверке FDA подвергается менее 15% локальных этических комитетов, причем, аудит не является систематическим.

Кроме того, члены этических комитетов также нуждаются в обучении. Нам представляется справедливым, что, например, Association of American Medical Colleges предлагает обучать членов этического комитета за счет спонсора или исследователя.

В настоящее время искусство врачевания состоит в эффективном и правильном применении того, что мы узнали на практике.
Должен быть достигнут баланс между регуляторными инстанциями и применением данных доказательной медицины в реальной клинической практике (Pergolizzi J. V. Clinical Researcher. 2001. Vol. 1. №. 8. P. 4–5).


В принципе, как мы пытались показать, без соответствующей юридической базы, любая фирма-спонсор может создать «карманный» комитет на время проведения экспертизы, чтобы после выполнения задачи спокойно расформировать его. Следовательно, необходимый социальный статус этических комитетов медицинских учреждений обеспечивается:

1. Оптимизацией связи между ними (предпочтительной является иерархическая структура).

2. Функциональным разделением (национальные и/или региональные этические комитеты, этические комитеты медицинских учреждений, этические комитеты, проводящие экспертизу биомедицинских исследований).

3. Принятием закона «О статусе этического комитета» на уровне парламента государства, где закреплялись бы эти положения.

Очевидно, что должен существовать некий инвариант законодательной основы в данном случае в международном масштабе.



Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

О статусе этических комитетов iconРекомендации предназначены для: членов комитетов по этике клинических исследователей

О статусе этических комитетов iconЗакона Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты»

О статусе этических комитетов iconЭтиология и патогенез эпилепсии и эпилептического синдрома. Оказание неотложной помощи при эпилептическом

О статусе этических комитетов iconИ. В. Силуянова, д ф. н., профессор, зав кафедрой биомедицинской этики ргму
А. Тихоненко, М., 1996 и др. Однако все­гда ли, обсуждая этические пробле­мы в медицине, авторы публикаций...
О статусе этических комитетов iconКурс Автор: Коллектив сотрудников кафедры Гомель 2012 г
Диагностика и лечение хобл и бронхиальной астмы в амбулаторных условиях, врачебная тактика, медико-социальная...
Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы