Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 icon

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007





Скачать 447.99 Kb.
НазваниеУчебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007
Шанько Г.Г
Дата29.03.2013
Размер447.99 Kb.
ТипУчебно-методическое пособие
Белорусская медицинская академия последипломного образования

Кафедра детской неврологии,

Кафедра лучевой диагностики,

Кафедра детской психиатрии и психотерапии

Могилевская областная детская больница


Г.Г.Шанько, А.Н. Михайлов, С.Н.Прусаков, О.Г. Родцевич


Э Н К О П Р Е З

НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ У ДЕТЕЙ




Учебно-методическое пособие




Минск БелМАПО

2007


УДК616.352-008.222-053.2(075.9)


ББК 56.12я73

Ш 22


Рекомендовано в качестве учебно-методического пособия для врачей У.М.С. Белорусской медицинской академии последипломного образования, протокол № от 2006г.


Авторы:


Шанько Г.Г.– заслуженный деятель науки, профессор, докт. мед. наук

Михайлов А.Н. – академик НАН Беларуси, профессор, докт. мед. наук

Прусаков С.Н. – канд. мед. наук

Родцевич О.Г. – доцент, канд. мед. наук


Рецензенты:


Протас И.И. - доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник клинико-экспериментальной лаборатории хронических инфекций ГУ «НИИ эпидемиологии и микробиологии» Минздрава Республики Беларусь

Астапенко А.В. – кандидат медицинских наук, зав. неврологическим отделом ГУ «РНПЦ неврологии и нейрохирургии» Минздрава Республики Беларусь


Шанько Г.Г.

Ш22 Энкопрез неорганической природы у детей: учеб.-метод пособие / Г.Г. Шанько, А.Н. Михайлов, С.Н. Прусаков, О.Г.Родцевич – Минск: БелМАПО, 2007.- с.

ISBN


УДК616.353-008.222-053.2(075.9)


ББК 56.12я73

ISBN ©Г.Г.Шанько, А.Н.Михайлов, С.Н. Прусаков, О.Г. Родцевич, 2007

© БелМАПО, 2007

Общая характеристика

Среди различных психоневрологических проблем в детской неврологии особое место занимает энкопрез неорганического происхождения. В МКБ-10 он относится к классу V «Психические расстройства и расстройства поведения» (шифр F98.1) и рассматривается как «Повторяющееся произвольное или непроизвольное отхождение кала обычно нормальной или почти нормальной консистенции в местах, не предусмотренных для этой цели социально-культурным окружением индивида. Расстройство может представлять собой аномальную продолжительность нормального для младенца недержания кала; оно может проявиться в потере контроля над действиями кишечника у индивида, ранее имевшего навык такого контроля, или может включать умышленную дефекацию в неподходящих местах, несмотря на нормальный психологический контроль над действиями кишечника. Состояние может встречаться как моносимптоматическое расстройство или может являться частью более обширного расстройства, главным образом эмоционального расстройства (F93.-) или расстройства поведения (F91.-)». В плане используемой терминологии сюда относятся функциональный энкопрез, недержание кала неорганической природы, психогенный энкопрез. Из этой рубрики исключен «энкопрез БДУ» (без дополнительных указаний), он отнесен в раздел R15 «Недержание кала».

Казалось бы, все здесь понятно, однако и в последние годы недержание кала неорганической природы многими авторами диагностируется как энкопрез. В зарубежной и даже русскоязычной литературе используется также термин «фекальная инконтиненция» и даже «анальное недержание».

Указанная неоднородная терминология наводит определенную путаницу в правильном понимании данной проблемы. Все это можно объяснить неоднозначным толкованием термина «энкопрез», который, начиная с 1950г., стали рассматривать как неорганическую форму недержания кала, когда при самом тщательном обследовании не удается выявить признаков органического поражения для объяснения сущности данного патологического процесса. Это было четко сформулировано в МКБ-9 (1977), хотя в основной справочной медицинской литературе (Энциклопедический словарь медицинских терминов, 1984, том III; БМЭ, издание третье, 1986) термин «энкопрез» рассматривался как синдром «недержания кала». Сюда относили все случаи недержания кала при повреждении мышечной ткани и слизистой оболочки прямой кишки в результате травмы и пороков развития аногенитальной области, при воспалительных заболеваниях кишечника, опухолях малого таза, поражениях центральной и периферической нервной системы.

Почему наступило такое «невезение» в толковании энкопреза? Дело в том, что данная болезнь шифруется в разделе «Психические расстройства и расстройства поведения», (т.е. это психиатрическая проблема), занимаются ею преимущественно проктологи, изучающие в основном органические формы недержания кала и лишь попутно исследуя неорганические формы данной патологии, а больных в странах постсоветского пространства лечат, как правило, детские неврологи, которые в научном плане как бы обошли стороной указанную проблему. Поистине, тройное несоответствие.

Считаем, что в настоящее время в плане терминологии следует придерживаться выше приведенных рекомендаций МКБ-10, согласно которых энкопрез неорганической природы является лишь частью общего синдрома «недержания кала». Этот диагноз правомочен только с 4-х лет жизни. В настоящей работе в плане некоторого сокращения мы будем использовать термин «энкопрез», понимая при этом, что он неорганической природы.

Научные аспекты энкопреза в одинаковой степени интересуют педиатров, детских неврологов, а также педагогов, воспитателей и многих других специалистов.

Хотя данная болезнь не делает ребенка инвалидом, однако существенно осложняет его жизнь. Неопрятность больных является причиной конфликтных ситуаций в семье и школе. Таким детям трудно, а порой и невозможно, находиться в домах отдыха, участвовать со сверстниками в соревнованиях, туристических поездках и других массовых мероприятиях. Постоянные насмешки и наказания способствуют развитию у ребенка чувства вины и собственной неполноценности, что отрицательно сказывается на формировании личности. Многие дети с энкопрезом становятся замкнутыми, апатичными, застенчивыми и уединенными, а в ряде случаев - агрессивными, озлобленными, склонными к конфликтам.

Настоящее учебное пособие основано на результатах обследования 105 детей с энкопрезом неорганической природы (89 мальчиков и 16 девочек), которые в течение 5 лет находились на стационарном лечении в детском психоневрологическом отделении Могилевской областной детской больнице.


Распространенность

Распространенность данной патологии в детском возрасте изучена крайне недостаточно и, по данным отечественных и зарубежных авторов, колеблется от 0,3 до 8%. Столь существенные различия, по-видимому, объясняются трудностью получения достоверной информации, так как многие родители скрывают это состояние, которое якобы позорит ребенка и указывает на его неполноценность. У лиц мужского пола встречается в 4-5 раз чаще, чем среди женского пола. В 50-60% случаев носит вторичный характер, т.е. дети уже имели навыки опрятности.

По нашим данным частота энкопреза в детском психоневрологическом отделении в разные годы колебалась от 1,2 до 2,6 % и составляла в среднем 1,8%. За этот период частота ночного энуреза составила 10,7%. Следовательно, энкопрез встречался в 6 раз реже, чем ночной энурез.

Изучение распространенности энкопреза по данным обращаемости в областные консультативные центры показало, что в Могилевской области он составляет 1,8 случаев, а в Минской области – 0,36 на 10 тыс. детского населения. Естественно, что эта частота несколько занижена, особенно в Минской области, так как родители не всех больных обращаются за медицинской помощью, и не всех больных посылают на консультацию. Однако в этом плане вызывает интерес следующее. В зонах жесткого радиационного контроля Могилевской области, по данным обращаемости, частота энкопреза составляет 2,3, а в остальных районах - 1,7. Трудно установить конкретные механизмы этих различий. Возможно, некоторую роль играет воздействие радиации (это исключить нельзя). Однако больше данных, что в зонах с повышенным радиационным фоном отмечается и повышенная невротизация детей и населения в целом – страх и опасение за будущее, о чем имеется обширная информация (к сожалению не всегда достаточно аргументированная) в средствах массовой печати. Подтверждением тому является увеличение количества неврозов в зоне жесткого радиационного контроля при анализе диспансеризации в этих регионах.

В Минской области не выявлено различий в частоте энкопреза в так называемых «чистых» зонах и зонах с повышенной радиацией.

Анализ наших клинических данных позволил выявить следующее. Прежде всего, обращает на себя внимание существенное преобладание среди больных энкопрезом лиц мужского пола (в 5,5 раз). Это, по нашему мнению, может быть обусловлено двумя причинами. Во-первых, мальчики рождаются с более высокой массой тела, чем девочки, и у них чаще возникают травматические повреждения в родах, что играет определенную роль в возникновении в последующем неврозов и неврозоподобных состояний, куда относится и энкопрез. Во-вторых, девочкам обычно раньше, чем мальчикам, прививаются навыки опрятности.


Этиология

При обсуждении причин возникновения энкопреза большинство авторов руководствуются наличием конкретных патологических факторов (психотравма, соматические заболевания и др.), непосредственно предшествующих возникновению данной болезни. Мы же рассматриваем этиологию энкопреза в плане наличия разрешающего фактора, после которого возникает эта болезнь, и предрасполагающих причин, или фона, которые способствуют развитию заболевания. При этом предрасполагающие причины – это все особенности развития организма и личности в целом в преморбидном периоде.

Среди обследованных нами больных непосредственной причиной возникновения энкопреза (разрешающим фактором) в 47 случаях (44,7%) были различные психотравмирующие воздействия: острые психотравмы в виде испуга животными, пьяным человеком, конфликтов между сверстниками и воспитателем в детском саду, острые реакции протеста на неугодную ребенку ситуацию, дорожно-транспортные происшествия без травматических повреждений, госпитализация по поводу соматических заболеваний; подострая психотравма вследствие временной перемены места жительства, поступления в школу с изменением условий посещения туалета, поездки в пионерский лагерь, частые необоснованные наказания; хроническая психотравма в виде повышенной требовательности родителей, превосходящей возможности ребенка, посещения музыкальной школы при отсутствии желания и способностей и др. В тех случаях, когда родители не могли указать возможную причину энкопреза, мы также выявляли наличие психотравмирующих воздействий – неполные семьи, приход в семью отчима или мачехи с возникновением реакции протеста ребенка, отсутствие должного внимания и заботы (факторы эмоциональной депривации), неправильная выработка навыка опрятности в раннем детском возрасте.

Патология преморбидного состояния в различной степени выраженности и в разных сочетаниях имела место у всех больных. Наиболее часто встречались патологическое течение беременности и родов, угроза выкидыша, кратковременная асфиксия в родах и родовая черепно-мозговая травма легкой степени тяжести, болезни органов пищеварения. Запорами страдало 40 (38,1%) детей, кроме того у 53 (50,4%) обследованных в первые 3 года жизни была диагностирована ранняя детская нервность (невропатия), при которой практически всегда отмечались желудочно-кишечные расстройства.


Патогенез

Механизм возникновения энкопреза изучен крайне недостаточно и до настоящего времени остается неизвестным.

Если исходить из ведущей роли психогенных нарушений, то остается нерешенным ряд вопросов. Почему психотравма вызывает в ряде случаев энкопрез, а не другие формы патологии, например, общие неврозы, реактивные психозы и иные психоневрологические расстройства? Почему и каким путем возникает недержание кала, которое практически всегда проходит даже без лечения в подростковом возрасте? Неясна также роль часто встречаемых запоров в развитии энкопреза.

Механизм возникновения такого сложного и биологически важного процесса, как дефекация, может быть правильно осмыслен с современных воззрений на функциональные системы. Последние представляют собой динамически складывающиеся единицы интеграции целостного организма, избирательно объединяющие специальные центральные и периферические образования и направленные на достижение результатов приспособительной деятельности (П.К.Анохин, К.В.Судаков).

Такая система (саморегулирующая организация) осуществляет качественно очерченный приспособительный эффект, все части которой вступают в динамическое, функциональное объединение на основе непрерывной обратной информации о конечном результате (П.К.Анохин).

К функциональной системе, имеющей отношение к акту дефекации, относится весь желудочно-кишечный тракт и его иннервационные механизмы. Удержание и выделение каловых масс в основном зависит от функционирования прямой кишки и замыкательной способности внутреннего и наружного анального сфинктеров, которые имеют симпатическую и парасимпатическую иннервацию. Перистальтика прямой кишки и запирательная функция сфинктеров ануса имеет три уровня иннервации: интрамуральный (досегментарный), спинальный (сегментарный) на уровне S2-S5 и надсегментарный, расположенный на различных уровнях головного мозга (продолговатый мозг, глубинные структуры – в основном гипоталамо-лимбическая система и кора полушарий большого мозга). Первые два уровня осуществляются симпатическим и парасимпатическим отделами вегетативной нервной системы. При этом симпатические волокна поддерживают сфинктеры в состоянии тонического сокращения и тормозят моторную деятельность прямой кишки, парасимпатические волокна расслабляют сфинктеры ануса и стимулируют моторику прямой кишки.

Позыв на дефекацию исходит в основном из прямой кишки вследствие скопления там каловых масс. Сам акт дефекации состоит из двух фаз – непроизвольной и произвольной. В первой фазе содержимое кишечника попадает в прямую кишку, которая растягивается и приводит к расслаблению внутреннего сфинктера. Вследствие этого кишечное содержимое передвигается книзу до входа в анальный канал, раздражая чувствительные зоны его слизистой оболочки. Удержание кала в этой фазе происходит вследствие сокращения наружного сфинктера и лонно-прямокишечной мышцы. Вскоре внутренний сфинктер релаксируется, перистальтика усиливается, содержимое кишечника поступает в ампулу прямой кишки и вызывает ее растяжение, раздражаются также рецепторы леваторной мышцы, нервные импульсы достигают высших отделов головного мозга, что вызывает позыв дефекации.

Вторая фаза (произвольная) наступает при наличии соответствующих условий для совершения акта дефекации.

Рассмотрим основные этапы развития навыков опрятности, т.е. формирование произвольного контроля акта дефекации. В течение первых примерно 6 месяцев опорожнение кишечника совершается автоматически по типу безусловного рефлекса. В дальнейшем перед дефекацией дети проявляют некоторое беспокойство (кряхтят, напрягаются, произносят различные звуки, иногда плачут и т.д.) Следовательно, у них возникает субъективное ощущение позыва на дефекацию, что соответствует началу выработки условного рефлекса. Субъективная потребность выделять каловые массы на некоторое время может подавляться. Идет формирование навыка опрятности. В возрасте 1-1,5 лет здоровый ребенок должен перестать пачкать одежду. Этот период контроля над актом дефекации может возникнуть у здоровых детей в 2-3 года или несколько позже. Во всяком случае об энкопрезе, как патологическом состоянии у детей можно говорить после 4-х лет жизни. Способность контролировать опорожнение кишечника и ощущать различные тонкие аспекты потребности к дефекации связаны с функцией коры полушарий большого мозга. Предполагается наличие коркового центра дефекации, хотя его точная локализация окончательно не установлена – верхняя часть предцентральной извилины, парацентральная долька, отсутствие четкой локализации данного чувства в коре и диффузное распределение на различных его участках. Не вдаваясь в детали этого вопроса, необходимо считать твердо установленным роль коры полушарий большого мозга в регуляции акта дефекации. Следует только отметить некоторые новые данные о путях поступления в кору информации о состоянии аноректальной области. Еще недавно полагали, что соответствующая афферентация происходит от барорецепторов мышцы, поднимающей задний проход, затем через половой нерв и спинной мозг идет к коре полушарий большого мозга, а оттуда эфферентные импульсы через крестцовый спиномозговой центр возвращаются к данной мышце и наружному сфинктеру прямой кишки (A.F.Scharli, W.B.Kiesewetter, 1970; A.Shafik,1979). Исследование структурно-функциональной организации вегетативных ганглиев и их интегративно-координаторной функции, проведенное И.А.Булыгиным (1959,1970) и сотрудниками института физиологии АН Республики Беларусь позволило установить наличие афферентных проводников в симпатическом отделе вегетативной нервной системы. По данным И.А.Булыгина (1971) особенно много афферентных путей прямой кишки и мочевого пузыря по сравнению с афферентными путями других внутренних органов, что является основой наиболее выраженной централизации и кортикализации их функций, особенно функций опорожнения от кала и мочи. При этом функционально связанные вегетативные и соматические афферентные системы представлены в коре в одних и тех же или близко расположенных областях, где происходит высший уровень сомато-вегетативной интеграции.

С учетом этих данных недержание кала может быть обусловлено функциональной незрелостью (на первом году жизни) или различной степенью дисфункции коркового центра дефекации на ранних стадиях онтогенеза. Энкопрез может также наступить вследствие недостаточной или неадекватной вегетативной афферентации от интерорецепторов и интрамуральных ганглиев – подслизистое (мейсснерово) и межмышечное (ауэрбахово) сплетения.

Результаты проведенных нами исследований позволяют сделать заключение о том, что патологическая основа для возникновения энкопреза может быть заложена уже в грудном возрасте. На это указывает большая частота ранней детской нервности (невропатии), которая сопровождалась желудочно-кишечными расстройствами, в основном запорами, а также нередкая встречаемость запоров у детей дошкольного возраста. В этих случаях происходит снижение чувствительности интерорецепторов, функциональные и, возможно, легкие органические изменения в интрамуральных сплетениях, что нарушает адекватный поток вегетативной афферентации к корковому центру дефекации. Подобные состояния могут наблюдаться при гастродуоденитах, вирусных гепатитах, колитах, проктосигмоидитах и других заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Возможны также и органо-функциональные нарушения в области коркового центра дефекации под влиянием часто встречаемой перинатальной патологии. Нельзя также исключить задержку сроков созревания коркового центра дефекации и коры полушарий большого мозга в целом, на что указывает нередко встречаемое у больных преобладание инстинктов над интеллектуальными функциями и эмоциями. При наличии такого преморбидного фона психотравма и другие факторы, с учетом наследственной предрасположенности, находят слабое звено в организме (locus minoris resistentiae) и вызывают его дисфункцию.

Следовательно, рассмотрение энкопреза с позиции функциональных систем организма позволяет предположить конкретные причины и механизмы его возникновения с учетом предрасполагающих и разрешающих факторов. По нашему мнению энкопрез представляет собой своеобразную сомато-вегетативную дезинтеграцию в области периферического или центрального отдела функциональной системы, регулирующей акт дефекации.

Вызывает определенный интерес механизм возникновения энкопреза, основанный на теории З.Фрейда об онтогенезе сексуального влечения. Согласно этим данным, в фазе анальной сексуальности с чисто психологической точки зрения стул для ребенка является ценной частью своего тела. Эротическое ощущение, сопровождающее процесс каловыведения, воспринимается его организмом как половое удовольствие (M.Kratky-Dunitz, P.J.Scheer, 1988). Воспитание чистоплотности является одним из первых ограничений инстинкта, который ребенок должен выполнять самостоятельно по внутреннему побуждению. Он может на определенное время задержать стул, что приводит к утверждению собственной воли, первой возможности для самоутверждения. В случае нарушения правильных взаимоотношений между ребенком и родителями (в основном матерью), требующих соблюдения определенных норм поведения при опорожнении кишечника, может возникнуть конфликтная ситуация. Нарушается правильное взаимоотношение между сознанием (Я) и инстинктом (Оно). В результате, как реакция протеста, может возникнуть длительная задержка стула, повышенная реакция внимания на внутренних переживаниях, подавление эмоций, что в конечном итоге приводит к нарушению деятельности желудочно-кишечного тракта и развитию энкопреза. Такой механизм развития энкопреза возможен при первичном функциональном недержании кала. Однако с позиции этих общих психологических аспектов трудно объяснить вторичный энкопрез, возникающий после выработки навыков опрятности.

На основании приведенных данных можно сделать заключение о том, что механизм возникновения энкопреза неоднородный и во многом зависит от причин его возникновения. Последние также весьма разнообразны и касаются, прежде всего, психотравмирующих воздействий в различные периоды жизни ребенка, ограничивающих свободу его жизнедеятельности, а также соматические заболевания (в основном запоры) с учетом преморбидного состояния больного.

Нельзя не согласится с З.Фрейдом о том, что неудовлетворенные или подавленные (вытесненные) сексуальные переживания ребенка в виде «заряда психической энергии» могут сублимироваться в невротические расстройства и стать одной из причин энкопреза.


Классификация

В связи с отсутствием единых воззрений на сущность энкопреза нет общепринятой классификации данной патологии. В течение многих лет использовалась классификация А.Я.Духанова, предложенная им еще в 1950 г. Автор различал следующие формы энкопреза: дневной, ночной, обстипационный и паралитический. Первые две были выделены в зависимости от времени возникновения - днем во время бодрствования или ночью во сне (встречается крайне редко). К обстипационному энкопрезу А.Я.Духанов относил те случаи, когда недержание кала сопровождалось запорами, к паралитическому - при снижении тонуса анального сфинктера, обусловленным функциональной недостаточностью спинальных центров.

В последующем были предложены и другие классификации. В частности, различали острое и хроническое (длится более 6 месяцев) функциональное недержание кала, энкопрез с запорами и без запоров; истинный энкопрез – возникает и вначале протекает на фоне ежедневного самостоятельного стула, и ложный (пародоксальный) энкопрез – наступает после длительной задержки стула. В зависимости от возраста ребенка и его личностно-психологических особенностей, семейно-наследственной предрасположенности и социальных условий развития W.M. Easson (1960), M.Kratky-Dinitz, P.J.Scheer (1988) выделяли первичный инфантильный, первичный реактивный, вторичный реактивный и поздний невротический энкопрез.

По мнению В.В.Ковалева (1979) функциональное недержание кала следует обозначить термином невротический энкопрез. Его необходимо отличать от энкопреза, являющегося патохарактерологической реакцией пассивного протеста и возникающего только в определенной ситуации, травмирующей ребенка.

М.И.Буянов (1985) предлагал вообще отказаться от термина энкопрез, а выделить в определенную группу невроз каловыделения, куда он относил все случаи невротического недержания кала, невротической задержки дефекации, истерического поноса, психогенного метеоризма, страха непроизвольного выделения газов, непроизвольной дефекации и других аналогичных расстройств. Данная классификация имеет рациональный смысл, однако она не получила применения в практической работе врача.

В отечественной неврологии и психиатрии в течение последних 15-20 лет используется несколько иная классификация энкопреза, построенная по принципу классификации ночного энуреза. По времени возникновения различают первичный (продолжение физиологичного недержания кала) и вторичный (развивается после выработки навыка опрятности, продолжающегося не менее года) энкопрез. В зависимости от предполагаемых причин возникновения выделяют психогенный (невротический– проявление системного невроза) и патохарактерологический (выраженная реакция протеста) энкопрез, а также неврозоподобный. Психогенный энкопрез всегда вторичный, так как нет врожденных неврозов; неврозоподобный энкопрез может быть как первичным, так и вторичным. С.Н. Прусаков (1996) выделяет также идиопатический энкопрез, куда относит те случаи заболевания, которые не имеют известной или вероятной этиологии, за исключением возможности наследственной предрасположенности.


Клиника

Особенности клинических проявлений энкопреза изучен нами у 105 детей в возрасте 4-15 лет (89 мальчиков и 16 девочек). В соответствии с используемой классификацией данной патологии наблюдались следующие формы энкопреза:

  1. психогенный – у 60(57,1%), в том числе невротический – у 55, патохарактерологический – у 5

  2. неврозоподобный – у 32 (30,5%)

  3. идиопатический – у 13 (12,4%)

Первичный энкопрез диагностирован у 21, вторичный у 84. Заболевание характеризовалось непроизвольной (у 83), произвольной или частично осознанной (у 22) дефекацией. Разные формы энкопреза различались временем возникновения, сопутствующими симптомами, провоцирующими факторами и отношением ребенка к своему состоянию.

^ Первичный энкопрез являлся продолжением физиологического непроизвольного каловыделения, т.е. возникал без выработки навыков опрятности. Такие дети дошкольного и раннего школьного возраста в большинстве случаев индифферентно относились к своему состоянию и лишь в 12-14 лет начинали переживать свой дефект из-за замечаний родителей и насмешек сверстников. У них постепенно формировались вторичные психопатологические черты характера. Такие больные становились угрюмыми, замкнутыми или, наоборот, повышенно агрессивными. И все же отношение детей к первичному энкопрезу и энурезу было несколько различным. Больные энкопрезом чаще и более рано реагировали на свой дефект, чем больные энурезом. Возможно, это связано с тем, что энкопрез труднее скрыть от окружающих.

Первичный энкопрез, как правило, наблюдался в дневное время. В таких случаях в анамнезе больных часто отмечались множественные факторы риска в пре- и перинатальном периодах, а в первые 3 года жизни – нередко ранняя детская нервность. В ряде случаев была задержка темпов психомоторного развития, но уже к 1,5-2 годам они становились такими, как и здоровые сверстники. Практически во всех случаях имели место ошибки родителей, преимущественно матери, при выработке навыков опрятности, хотя выявить характер этих дефектов было очень трудно. Родители больше винили в этом воспитателей, педагогов, неудобствами туалетов в детских садах и школах, указывали на конкретные или предполагаемые испуги по вине других. В социально неблагоприятных семьях матери обычно перекладывали вину на отцов, а отцы – на матерей. Если же первоначально применялись физические наказания за испачканные штанишки, то родители в оправдание указывали на роль телесных наказаний в воспитании ребенка, ссылаясь на свой опыт и рекомендации некоторых педагогических авторитетов. Обычная ситуация, когда делается попытка выяснить причину различных невротических расстройств у ребенка. Редко мать признает свою вину, особенно в тех случаях, если и у самой явно выражены девиантные особенности личности и невротические черты характера.

^ Вторичный энкопрез был обычно психогенно обусловлен и возникал в основном в дневное время. Он наступал преимущественно вследствие конфликтных ситуаций в семье, воздействия факторов эмоциональной депривации и острых психотравм (реакция испуга). При этом разновидности психогенного энкопреза (невротический и патохарактерологический) несколько отличались.

При невротическом энкопрезе ребенок, со слов родителей, обычно пачкает штаны, не ощущая позыва на дефекацию. Он наступал при эмоциональном напряжении, например, во время игры (забегался, заигрался) или без видимой причины. Дети при этом болезненно переживали свой дефект, стыдились его, прятали запачканное белье, но некоторые были почти безразличны к нему.

Несколько по-иному протекал патохарактерологический энкопрез, почти всегда являющийся реакцией протеста, направленной против той или иной неугодной ситуации. Этот вид энкопреза обычно наступал у детей дошкольного возраста, особенно в тех случаях, когда изменение внешней обстановки сопровождалось наказанием или вызывало у ребенка отрицательные реакции. При этом недержание кала носило произвольный или только частично осознанный характер. Однако такое состояние не следует рассматривать как аггравацию, при которой больные, преувеличивая симптомы своего заболевания, стараются демонстративно их обнажить перед окружающими. Ребенок, больной патохарактерологическим энкопрезом, скрывает свой дефект, но относится к нему индифферентно. Тем не менее в таких случаях на фоне энкопреза часто возникают замкнутость, упрямство, негативизм, а иногда общий регресс психики в виде нарушения навыков опрятности и самообслуживания, уменьшения словарного запаса. Подобное состояние обычно наступало при наличии в развитии ребенка выраженной психической травматизации и дисгармонии. Если же ситуация изменялась в лучшую сторону, энкопрез со временем прекращался.

Неврозоподобный энкопрез – одно из проявлений неврозоподобного состояния вообще, которое нами рассматривается как пограничное нервно-психическое расстройство дизонтогенетического и (или) соматического характера. В наших наблюдениях имели место и те, и другие нарушения. Неврозоподобное состояние как бы занимает промежуточное место между органической патологией и неврозами, отличаясь от последних отсутствием психотравмирующих воздействий, как основной причиной возникших нарушений. В отличие от невротической формы болезни недержание кала примерно с одинаковой частотой было как довольно обильным, так и слабо выраженным. Недержание кала наступало без видимых внешних воздействий. Оно иногда совпадало с обострением соматических болезней или выявлялось вскоре после перенесенных простудных заболеваний.

При детальном анализе социально-бытовых условий почти в половине случаев отмечено трудное экономическое положение семьи, неполные семьи. В то же время воспитание ребенка якобы проводилось правильно, что не дает веских оснований рассматривать эти социально-бытовые особенности как хроническую психотравмирующую ситуацию, хотя исключить ее окончательно невозможно.

В этой группе обследованных наиболее часто имело место сочетание энкопреза с ночным энурезом (65,6%). В некоторых случаях были также неврозоподобные тики и заикание. Частота неврозоподобного энкопреза была почти аналогична невротическому, однако первый протекал более длительно и упорно.

Идиопатический энкопрез встречался в подавляющем большинстве случаев у лиц мужского пола, носил преимущественно вторичный характер и наиболее часто возникал в возрасте 7-11 лет. Он почти у половины обследованных сочетался с ночным энурезом, который чаще предшествовал энкопрезу за 4-5 лет. В половине случаев были указания на наличие аналогичной патологии по линии отца, возраст родителей к моменту рождения ребенка был старше 30 лет: матери –32-39, отцы –35-52года. У всех обследованных недержание кала повторялось 1-3 раза в месяц.


^ Результаты параклинических исследований

Наряду с исследованием состояния нервной системы нами выполнены также специальные инструментальные, нейрофизиологические и рентгенологические методы обследования: сфинктерометрия при помощи пружинного сфинктометра Аминева; электромиография сфинктеров ануса на 4-канальном электромиографе фирмы «Медикор» (Венгрия) с помощью предложенного нами тетрополярного внутрианального электрода; рентренография желудочно-кишечного тракта с ирригоскопией и ирригографией по методикам А.Н.Михайлова (1985) и ректороманоскопия.

Результаты параклинических исследований у больных энкопрезом носили следующий характер.

Сфинктерометрия проведена у 94 (88,5%) больных. Было установлено:

  • у больных с невротической формой энкопреза тонус сфинктеров ануса в покое и после лечения был несколько сниженным по отношению к контрольной группе у детей старше 7 лет; показатель максимального волевого усилия до и после лечения в этой же возрастной группе достоверно ниже средних показателей контрольной группы; степень волевого усилия до лечения была ниже показателей контрольной группы возраста детей 7-11 лет, после лечения повышалась в возрастной группе 4-11 лет;

  • у больных неврозоподобной формой энкопреза тонус сфинктеров ануса в покое до и после лечения у детей старше 7 лет был несколько сниженным по отношению к контрольной группе; показатель максимального волевого усилия до и после лечения существенно не отличался от показателей контрольной группы, имел тенденцию к повышению после лечения; степень волевого усилия имела тенденцию к повышению после лечения;

  • при идиопатической форме энкопреза тонус сфинктеров ануса в покое в группе детей с 7-11 лет был статистически достоверно ниже, чем в контрольной группе такого же возраста; показатель максимального волевого усилия у детей 7-11 лет после лечения был статистически достоверно ниже, чем в контрольной группе; степень волевого усилия до и после лечения соответствовала показателям по отношению к контрольной группе.

Приведенные данные подтверждают функциональный характер энкопреза.

Электромиография сфинктеров ануса проведена у 70 (66,6%) больных. Установлено, что показатели ЭМГ покоя в контрольной группе и при всех формах энкопреза в сравнении не имели существенных различий ни до лечения, ни после него. Наиболее информативным являются показатели ЭМГ при максимальном произвольном сокращении сфинктеров ануса. При этом у больных с невротическим энкопрезом этот показатель практически не отличался от контрольной группы. При неврозоподобной и идиопатической формах заболевания выявлено четкое достоверное снижение амплитуды биопотенциалов по отношению к контролю. После лечения амплитуда биопотенциалов при максимальном произвольном сокращении изменялась как в сторону небольшого повышения, так и снижения, и только у больных с идиопатической формой энкопреза в возрасте 7-11 лет этот показатель был статистически достоверно ниже, чем в контрольной группе. Качественных изменений на ЭМГ при всех формах энкопреза не выявлено. Таким образом, данные количественной оценки ЭМГ у детей с энкопрезом свидетельствуют о некоторых отличиях в функциональном отношении мышц сфинктеров ануса и разнонаправленности их ответной реакции после проведенного лечения при различных формах заболевания. Это обусловлено дезинтеграцией вегетативной иннервации сфинктеров ануса, что подтверждается результатами рентгенологического обследования желудочно-кишечного тракта.

Рентгенологическое изучение тонической, пропульсивной и опорожнительной деятельности желудочно-кишечного тракта проведено у 21 ребенка и ирригоскопия у 35. Сравнительный анализ рентгенологической картины пищеварительного тракта у больных с различными формами энкопреза не выявил морфологических изменений со стороны кишечника и особых различий нарушения функционального состояния в зависимости от формы болезни. Для всех случаев энкопреза характерна смешанная дистония тонкой кишки с преобладанием паретической ее формы, задержка бариевой взвеси в желудке и гиперэвакуаторная дискинезия кишечника, особенно во 2,3 и 4 сегментах ободочной кишки. По-видимому, задержка продвижения бариевой взвеси в верхних отделах пищеварительного тракта обусловлена влиянием симпатического, а гиперэвакуация в дистальных отделах –парасимпатического отделов вегетативной нервной системы, не исключена возможность и некоторого их синергизма.

Эндоскопическое исследование прямой кишки с помощью ректороманоскопии проведено 18 больным энкопрезом. Выявлено выраженное снижение тонуса прямой кишки у 7 детей с невротической формой болезни. Это проявлялось расширением просвета прямой и дистального отдела сигмовидной кишки, сглаженностью гаустр. У 3 больных этой группы имела место атония дистального отдела прямой кишки. У 6 больных неврозоподобной формой энкопреза, страдающих запорами, определен катаральный проктосигмоидит легкой степени выраженности. Не выявлена патология у 5 обследованных.

Приведенные результаты клинических и параклинических исследований (неврологических и общесоматических) подтверждают положение о том, что энкопрез является функциональным (неорганическим) заболеванием.


Диагностика

Установление диагноза энкопреза не вызывает особых трудностей и основывается на констатации наличия синдрома недержания кала при отсутствии других заболеваний, которые могут быть главной причиной данного расстройства. В то же время энкопрез, как неорганическое нарушение дефекации, следует дифференцировать от недержания кала при органических заболеваниях нервной системы, психической сферы, от болезней нижнего отдела кишечника, повреждений аноректальной области. Недержание кала при поражении спинного мозга обычно возникает в случае локализации очага в области мозгового конуса (S3–S5 сегментов). Это сопровождается нарушением функции тазовых органов по периферическому типу (истинное недержание мочи и кала), расстройством чувствительности в области промежности и выпадением анального рефлекса. Иногда бывает трудно дифференцировать расстройство функции тазовых органов функционального характера от органического процесса при небольшом очаге в области мозгового конуса. Необходимо помнить, что поражение конуса всегда дает сочетанное нарушение дефекации и мочеотделения. При подтверждении органической спинальной патологии ведущую роль играют нарушение чувствительности (может быть неправильная субъективная ее оценка ребенком, особенно дошкольного возраста) и отсутствие или резкое снижение анального рефлекса (замыкание на уровне S4–S5 сегментов). Аналогичные расстройства функции тазовых органов бывают и при поражении конского хвоста. Они сочетаются с вялым парезом ног, нарушением в них чувствительности.

Недержание кала при шизофрении, различных формах олигофрении и резидуально-органических расстройствах с умственной отсталостью носит патогенетически иной характер, чем при энкопрезе, и по мнению В.В.Ковалева (1979), сопровождается патологией влечений – ребенку достовляет удовольствие акт дефекации, он может играть с собственными испражнениями и даже поедать их (копрофагия) В таких случаях при выраженной степени психического дефекта ребенку недоступны высшие формы эмоциональной деятельности; все его поведение остается на уровне инстинктов.

Среди заболеваний нижнего отдела кишечника, при которых может наблюдаться недержание кала, наиболее существенную роль играют врожденные формы мегаколон, особенно болезнь Гиршспрунга. При этом в результате расширения определенного участка толстой кишки и отсутствия ее перистальтики в ней скапливается большое количество каловых масс. В результате у ребенка увеличивается живот, появляются упорные запоры, а кал может непроизвольно выделяться небольшими порциями.

Недержание кала наступает и в случае недостаточности замыкательной функции заднего прохода, обусловленной его повреждением.


Лечение

Нерешенность многих клинических и патофизиологических аспектов энкопреза породило много различных рекомендаций по лечению данного заболевания. Терапевтические мероприятия должны зависеть от времени возникновения энкопреза (днем или ночью – последнее встречается крайне редко), клинической формы заболевания, наличия или отсутствия резидуально-органической патологии и сопутствующих заболеваний, прежде всего желудочно-кишечного тракта.

Помощь этим больным в конечном счете должна включать регулярное освобождение прямой кишки и толстого кишечника от каловых масс и постоянную безболезненную дефекацию, чего можно добиться при готовности родителей к сотрудничеству с врачом. При этом родители должны получить необходимую информацию о сущности энкопреза и основных механизмах опорожнения кишечника, а больной ребенок имел желание избавиться от данного дефекта. Этот трудоемкий процесс может быть довольно продолжительным, особенно при энкопрезе патохарактерологического характера. Залогом успеха является тесное сотрудничество врача-специалиста по данной проблеме с семьей ребенка, наличие положительной мотивации и готовности к совместной работе.

Основным методом лечения энкопреза является психотерапия. Могут использоваться различные ее виды: индивидуальная, игровая, семейная, суггестивная – внушение в бодрствующем, предсонном, просоночном, гипнотическом состояниях и другие, а также различные модификации известных психотерапевтических воздействий. При этом на каждого из участников лечения (психотерапевт и родители) возлагается ряд обязанностей.

^ Обязанности психотерапевта:

  1. Обладать достаточными знаниями анатомо-физиологических и психологических особенностей детей данного возраста.

  2. Хорошо знать сущность энкопреза и различные виды оказания помощи этим больным.

  3. Не использовать и не рекомендовать методы лечения, унижающие достоинство ребенка или причиняющие ему боль и другие неудобства.

  4. Получить от родителей сведения о психологических особенностях больного, его увлечениях, состоянии здоровья и перенесенных в прошлом болезнях.

  5. В случае наличия в семье конфликтных ситуаций вследствие недуга ребенка провести нормализацию внутрисемейных взаимоотношений.

Обязанности родителей:

  1. Иметь правильное представление о характере и сущности энкопреза (получить эти сведения от лечащего врача или из научно-популярных изданий.).

  2. Не ругать ребенка и не наказывать за испачканую одежду, проявлять к нему хорошее отношение (воспринимать его таким, каким он есть). Умело сочетать доброту и требовательность в выполнении конкретных обязанностей, как к другим здоровым детям данной семьи. Не делать при этом скидку на болезнь.

  3. Строго выполнять рекомендации врача. Не искать других специалистов за новыми советами в плане лечения, ибо это только запутает родителей и отрицательно скажется на результатах лечения.

  4. При наличии у ребенка патологических привычек и других заболеваний не скрывать их от врача.

Ребенку с энкопрезом следует сказать, что он не один, кто страдает от этой проблемы – она существует у многих других детей.

В начале нужно тщательно обсудить привычки питания и туалета ребенка. Пьет ли он много молока (употребление большого количества молока может вызвать запор)? Достаточно ли у ребенка времени на туалет, выходит ли он из туалета по утрам без результата? Ходит ли ребенок в туалет в детском саду, школе, часто ли у него случаются запоры/диарея?

Поведенческая терапия со строгими правилами и положительным закреплением дает не плохой эффект. Иногда необходимо поощрять ребенка, даже если он полностью не выполняет того, что надо (например, сходил в одежду, но уже в туалете, а не в другом месте).

В рамках бихевиоральной модификации полезен предварительный мониторинг, как нежелательного поведения, так и реакций родителей. Наиболее успешен подход с вовлечением в моделирование подходящей привычки к туалету. Ребенок привлекается к сидению в туалете в течение примерно 10 минут после каждого приема пищи.

В плане посещения туалета следует сделать некоторые разъяснения. В случае запоров, которые по нашим данным, предшествуют возникновению энкопреза, в 30-40% случаев ребенок нередко противится идти в туалет. Причиной тому часто является болезненная дефекация при твердом кале и абдоминальный дискомфорт. В данной ситуации необходимы соответствующие разъяснения в плане необходимости выполнения данной процедуры, что порой сделать довольно трудно. В таких случаях следует порекомендовать выполнение ряда физических упражнений с нагрузкой на организм в целом. Примером могут быть бег на месте, прыгание попеременно на одной и другой ноге или прыгание со скакалкой в течение 4-5 минут, приседание по 10-20 раз. Хотя подобная физзарядка после еды в принципе не рекомендуется, но в данном случае можно пренебречь этим общепринятым положением. Если ребенку трудно все это сделать после завтрака, то он должен выполнить подобные процедуры перед едой. При подобной двигательной нагрузке происходит движение каловых масс в сторону прямой кишки, что может вызвать желание опорожнить кишечник. Утром натощак можно дать такому ребенку выпить прохладной воды или сока. Пища при неорганическом (функциональном) энкопрезе должна содержать большое количество клетчатки. Рекомендуются овощи, фрукты в любом виде, в том числе печеные яблоки, отруби, мюсли, молочнокислые изделия – кефир, йогурты и др.

После первых неудачных попыток посещения туалета некоторые авторы рекомендуют через 10 минут снова повторить эту процедуру. По нашему мнению, этого делать не следует, так как положительного эффекта обычно не бывает, а ребенок будет очень негативно относится к посещению туалета. Посещать туалет при запорах и энкопрезе следует только после еды 2-3 раза в день.

Реакция ребенка на посещение туалета должна фиксироваться в специальном журнале и он может награждаться материально, либо социально (с использованием флажков, звезд, похвалы, объятий и т.д.) для моделирования поведения – вначале за сидение в туалете и затем за случайный моцион в нем.

Суггестивные и тренировочные приемы могут реализовываться в рамках индивидуальной терапевтической программы.

Одним из психотерапевтических методов лечения энкопреза является внушение.

Некоторые авторы рекомендуют использовать следующую методику. Ежедневно утром в течение 10-15 дней (курсы повторяют через 4-5 недель) больному вводят в задний проход дренажную трубку или кончик клизмы, которые он должен с силой сжать и периодически разжимать. В это же время ему в бодрствующем состоянии или в состоянии сомноленции внушают, что он может удерживать трубку длительное время. Внушение длится в общей сложности 10-15 минут. Постепенно у больного вырабатывается способность длительное время удерживать дренажную трубку. Вначале он делает это в положении лежа, через несколько дней – в положении стоя, а затем, успешно освоив выполнение этого приема, передвигается с дренажной трубкой.

В настоящее время данный метод лечения используется крайне редко, так как введение в задней проход дренажной трубки (или клизмы) вызывает неприятные ощущения у ребенка и часто является причиной его невротизации.

При неврозоподобном энкопрезе, когда имеется гипотония мышц толстого кишечника, ослабление позыва на дефекацию, снижение силы сфинктеров внушение можно сочетать с другими методами: диетотерапией, механическими тренировками сфинктеров и т.д.

Больного с энкопрезом следует приучать к ежедневному стулу, лучше в утренние часы. В случае запоров ему желательно делать очистительную клизму. Это вырабатывает регулярный позыв на дефекацию. Поскольку каловыделение - процесс рефлекторный, а при энкопрезе этот рефлекс нарушен, все лечебные мероприятия должны быть направлены на его восстановление или формирование.

Если у больного имеется акцентуация характера по истероидному типу, наиболее адекватной является суггестивная психотерапия, завершающаяся императивным внушением. Суггестию можно проводить как в бодрствующем, так и в гипнотическом состоянии. Суггестия в бодрствующем состоянии может завершаться примерно следующим императивным требованием опорожнить кишечник: «сейчас я закончу сеанс лечебного внушения. Твой кишечник будет работать великолепно, ты не будешь о нем думать. В настоящий момент ты чувствуешь, что тебе хочется опорожнить его. Это ощущение постепенно овладевает тобой. Сейчас ты откроешь глаза и пойдешь в туалет. Все будет хорошо… Открой глаза, встань и иди».

Суггестия в гипнотическом состоянии может быть следующей.

- Ты спишь и слышишь мой голос. Ты ничего не боишься, ты не думаешь ни о чем неприятном, твои мысли ни в коем случае не заняты сомнениями и бесконечным переживанием страха, сможешь ли ты управлять своим кало- и газовыделением. У тебя все в порядке, ты спокоен, совершенно перестал думать о том, что тебя прежде волновало. Не думай сейчас – не будешь думать и потом. Этот сеанс лечебного внушения влил в тебя силы и бодрость, уверенность в том, что ты справишься со своими навязчивыми мыслями. После окончания сеанса лечебного внушения ты будешь бодр, спокоен, не будешь думать ни о чем неприятном. Что же касается твоих физиологических отправлений, то они нормальны и тебе хорошо это известно, несмотря на то, что ты слишком много думаешь об этом и ищешь у себя всевозможные пороки. Ты здоров. Сейчас я сосчитаю до трех, и ты откроешь глаза, улыбнешься, сожмешь и разожмешь пальцы рук и будешь чувствовать себя отдохнувшим, набравшимся сил и спокойствия. Один… Ты здоров, твоя голова занята более важными и актуальными мыслями. Все неприятные переживания позади. Два… Ты здоров. Твоя голова занята делом, а не выдумыванием несуществующих болезней. Три… Открой глаза, ты здоров, вставай и приступай к своим повседневным делам…

При лечении больных с энкопрезом важны выработанные годами привычки. Стереотипы, помогающие каловыделению, никогда нельзя ломать. Требует лечения лишь то, что мешает нормальному отправлению физиологических функций. Лечение сводится к формированию оптимальных привычек, а они создаются длительным сочетанием действия разных факторов.

Лечение энкопреза определяется условиями возникновения. Положительный результат достигается применением поведенческой терапии с помощью тренинга навыков опрятности и туалетного тренинга.

Заслуживают внимания следующие компоненты и техники лечения энкопреза, четко сформулированные К.Квашнер и Ф.Маттеят (2001).

Так как большинство пациентов с энкопрезом склонны к ретенции и запорам, вначале после короткого периода наблюдения необходимо добиться освобождения прямой кишки и толстого кишечника, а также установления регулярной безболезненной дефекации. Этого можно достигнуть с помощью различных медицинских мер (прием слабительных).

К начальному периоду лечения относится интенсивное консультирование семьи и пациента. Кроме ознакомления с условиями терапии необходимо предоставить информацию об основных физиологических процессах, играющих роль при энкопрезе.


^ Регистрация симптомов. При энкопрезе регистрируют в основном два момента в поведении:

  1. Частота наступления и ситуативные условия недержания кала (не соответствующие условиям нормальной дефекации).

  2. Успешный поиск туалета.



Туалетный тренинг. Цель туалетного тренинга - добиться регулярности дефекации, установив определенное время посещения туалета. Обычно оговариваются от двух до четырех периодов в течении дня, согласованных со временем принятия слабительных, приема пищи или другими режимными моментами. В зависимости от возраста, уровня развития ребенка и прежде всего от терапевтической мотивации («сопротивления») туалетный тренинг может и должен быть предварительно структурирован и при надобности предусматривать оказание помощи. Например, может потребоваться научить пациента, как приводить себя в порядок после спонтанной дефекации. Можно подключать ребенка к стирке испачканного фекалиями белья.

^ Гигиенический тренинг. Энкопрез у пациента может быть проявлением дефицита общей гигиены. Поэтому нередко помимо туалетного тренинга нужна договоренность с пациентом о том, как он будет вести себя в случае недержания кала. При этом пациенту понадобится помощь в смене одежды, переносе грязного белья в подходящее место и окончательном приведении себя в порядок. Кроме того иногда требуется вмешательство и в другие области гигиены, например, забота о том, чтобы пациент - независимо от недержания кала - регулярно мылся, принимал душ, менял одежду.

^ Оперантные техники. Это прежде всего позитивное подкрепление желательных и уместных способов поведения. Эти техники в форме письменно фиксированных планов оперантного подкрепления составляют один из центральных компонентов многих терапевтических программ. Подкреплять следует именно реакцию к дефекации в надлежащей обстановке, а не отсутствие такой реакции в неподходящих условиях; во втором случае результатом может быть усиление запоров.

^ Мероприятия, ориентированные на семью. Включение симптоматики энкопреза в семейные интеракции делает необходимыми вмешательства и в эту область. Они могут быть направлены на отношение к симптоматике, на ожидания, имеющиеся у родителей в отношении пациента, а также в отношении лечения. Исключительное значение для успеха терапии имеет сотрудничество с семьей, поддержание терапевтической мотивации и готовности к совместной работе.

^ Заключительные мероприятия. Необходимо сделать еще два заключительных замечания по поводу лечения энкопреза.

Вначале следует еще раз указать на огромное значение хорошего сотрудничества между терапевтом и семьей пациента. Поддержание терапевтической мотивации и готовности к сотрудничеству составляет основу применения всех отдельных техник, эффективность которых без такого включения в семейные взаимодействия весьма относительно.

Окончание лечения не должно быть внезапным, оно должно осуществляться постепенно. Если пациент и семья имеют возможность в случаях рецидива или иных трудностей каждый раз обращаться к терапевту, это будет для них большим облегчением, с другой стороны, соглашение о динамическом наблюдении способствует большей уверенности и доверию.

В комплексном лечении энкопреза можно использовать различные виды игровой психотерапии, которые бы сочетались с наполнением чего-то и последующим освобождением. Примером тому могут служить следующие игры.

  1. Нагрузка-разгрузка игрушечных машин. В одном конце комнаты ребенок нагружает в машинку с кузовом различные предметы, например, кубики, пластины, шарики. Он должен отвезти их в другую часть комнаты (на «базу» или на «дачу»), расположенную недалеко от туалета, медленно разгрузить и красиво сложить. Во время разгрузки нужно хвалить ребенка за то, что он хорошо все довез, не растерял в дороге и красиво сложил в нужном месте. Это может у него ассоциироваться с посещением туалета и «разгрузкой» кишечника. Вместо игрушечных машин можно использовать более красивую игру, например, игрушечную железную дорогу с паровозиком, вагонами, шлагбаумом и конечной станцией прибытия, также расположенную в стороне туалета. Ребенок нагружает вагоны различными мелкими предметами, которые паровозик увезет до шлагбаума. Там он остановится, а после шлагбаума ребенок будет разгружать привезенное. Опять же нужно его хвалить за умелую разгрузку. Подобные игры с перевозкой материалов можно повторить по несколько раз.

  2. Игра "Воздушный шарик с горошком": в обычный шарик засыпаем горсть гороха, придумываем сюжет, по которому горошинки должны высыпаться из шарика, после каждого выпадения нескольких горошин необходима похвала и одобрение.

В рамках приведенных выше методов психотерапевтического воздействия можно также использовать различные поощрения, весьма значимые для ребенка.

В зарубежной литературе они обозначаются как оперантное кондиционирование. При использовании этих методов мы руководствовались прежде всего данными одного из предшественников создания поведенческой психотерапии известного французского психотерапевта Э. Куэ. Работая аптекарем, он обратил внимание, что эффект от приема лекарств прежде всего зависит от веры больного в выздоровление под влиянием указанного медикамента. Отсюда возник основной постулат его теоретических воззрений, что "успех приносит не столько сила воли, сколько сила собственного воображения", а рекомендации "взять себя в руки" порой непонятны пациенту и не приносят желаемого результата.

Используемый нами (Г.Г.Шанько) психотерапевтический метод поощрения мы называем психотерапией взаимосвязанных ассоциаций или (в беседе с родителями) методом воображения.

Его проведение осуществляется следующим образом. При наличии у ребенка энкопреза или других проявлений системного невроза, например, тиков, энуреза неорганической природы или другого внешне проявляющегося нарушения, необходимо прежде всего добиться переживаемости своего дефекта и желания от него избавиться. Второй этап - в беседе с ребенком выясняется, что бы он хотел иметь от родителей, если избавится от своей болезни. Это может быть, к примеру, поездка отдохнуть в интересное место, посещение какого-то аттракциона, игрушка, одежда и т.д., доступные для приобретения родителями. Не всегда это можно решить сразу в беседе с врачом, поэтому может быть отложено для обсуждения с родителями дома. Главное, чтобы ребенок очень хотел выполнения обещания, которое в обычных условиях является почти недоступным. Дома родители должны добиться, чтобы ребенок постоянно думал об этом, как самом желанном, важнее и ценнее которого нет ничего другого. Он должен ложиться спать и вставать утром с мечтою о выполнении обещания, что всецело зависит от исчезновения конкретного расстройства. Беседы на тему обещанного желательно проводить ежедневно, можно показать в магазине эту вещь, чтобы потрогал, представил себя ее обладателем или образно проиграть, что они будут делать, например, отдыхая "на море", куда пойдут, какие будут покупать вкусные и малодоступные здесь овощи и фрукты и т.д. Иными словами, воображение должно быть доведено до совершенства, а выполнение обещания возможно лишь после исчезновения болезни, и не сразу, а примерно через 15-20 дней. О проявлениях болезни можно не говорить вообще или иногда подчеркнуть, что признаки заболевания проходят, уменьшаются, и не так уже много времени осталось до получения удовольствия.

Естественно, что в течение всего периода данного метода психотерапии отношение к ребенку должно быть добрым, уважительным, серьезным, требовательным в плане выполнения им различных поручений и заданий; следует избегать дополнительных психотравмирующих действий и стрессовых ситуаций. Если родители сумеют выполнить в должной степени все указанные рекомендации, то это в большинстве случаев является гарантией успеха. Иногда ребенок по какому-то поводу дает невротическую реакцию, родители или один из них отвечает ему тем же, и тогда данный метод психотерапии теряет весь смысл. Нельзя, чтобы ребенок сомневался в выполнении родительского обещания, ибо в подобном случае он и сам может отказаться от предстоящей награды. Все это нередко встречалось в нашей практической работе.

Психотерапия воображения (взаимосвязанных ассоциаций) носит для ребенка положительный (поощрительный) характер. Одновременно можно использовать и некоторые отрицательные ее моменты в виде наказания (естественно, не физического), в основном ограничительного плана. Это может быть полный запрет просмотра телевизора и компьютерных игр, посещения кинотеатров и различных увеселительных мероприятий, вызывающих психическое перенапряжение.

Данный метод психотерапии является не директивным, легко выполнимым, в определенной степени игровым. Его достоинство состоит в том, что выполняется с участием больного и родителей под общим руководством врача и может дать хороший результат.

Эффективность метода взаимосвязанных ассоциаций можно объяснить с позиции доминантного очага возбуждения центральной нервной системы. Доминантный (господствующий, преобладающий) очаг, обусловленный ведущей мотивацией, подчиняет себе другие ответные реакции, в данном случае те, которые способствуют энкопрезу.

Некоторые методы поведенческой психотерапии в прошлом и в настоящее время подвергаются критике в связи с простотой и примитивностью. В этом плане метод взаимосвязанных ассоциаций якобы можно сравнить со стимуляцией учебы детей путем платы за хорошие оценки в школе. Однако аналогия лишь кажущаяся. При плате за оценки действует принцип: сделал - получил (как временная почасовая оплата по найму - больше сделал - больше получил). Наши рекомендации основаны на принципе длительного подавления очага патологической импульсации путем образования связанного с ним биологически целесообразного (приятного) доминантного очага возбуждения. К тому же лучшими методами обследования и лечения больных являются максимально простые, понятные и легко выполняемые рекомендации.

Психотерапия воображения обычно мало эффективна при патохарактерологическом энкопрезе, когда продолжает действовать причина, вызвавшая реакцию протеста. В подобных случаях М.И.Буянов рекомендует проводить различные виды эмоционально-стрессовой психотерапии, особенно аретопсихотерапию по А.И.Яроцкому (от греч. arete - добродетель, достоинство). Суть данного метода, по образному выражению В.Е.Рожнова, сводится к тому, чтобы " произвести в душе больного подобие хирургической операции, которая будет способствовать на высоком эмоциональном уровне пересмотрению и существенному изменению отношения к себе, своей болезни и окружающим людям". В широком смысле слова этот вид психотерапии направлен на выработку нового мировоззрения в жизни. Она включает воздействие как на сознание больного, так и на бессознательные психические процессы.

В детском возрасте эмоционально- стрессовая психотерапия должна создать у ребенка состояние душевного спокойствия, равнодушия к имевшим место психотравмирующим воздействиям, отвлечь его от болезненных переживаний, воспитать уверенность в себе, мужество и стойкость.

Следует также обращать внимание на психотерапевтическую направленность лечебной физкультуры и общих оздоровительных мероприятий. Они проводятся с целью укрепления организма, отвлечения от болезненного состояния, развития правильной оценки собственных сил, воспитания возможности преодоления трудностей и воли к победе. У детей дошкольного и раннего школьного возраста это достигается во время групповых занятий, проводимых вначале в виде подвижных игр с постепенным усложнением и элементом соревнования. Для создания у ребенка положительных эмоций и желания продолжить занятия, хорошо действует метод одобрения и поощрения, к которому затем присоединяется требовательность. Такая лечебная физкультура имеет и большое воспитательное значение. Достижение ребенком определенных спортивных результатов повышает его уверенность в собственных силах, показывает чувство равенства с другими и создает благоприятные условия для лечения.

Дифференцированное использование различных методов психотерапии в сочетании с режимными мероприятиями, по нашим данным, способствовало исчезновению энкопреза в 48% случаев, значительному улучшению (уменьшению частоты энкопреза более, чем в 2 раза) - в 28%, не было эффекта в 24% случаев.

Следовательно, одних психотерапевтических и режимных мероприятий является недостаточным для лечения данной патологии. В этой связи нами использовались и другие традиционные и нетрадиционные методы терапии. По данным С.Н. Прусакова (1996) применение иглорефлексотерапии (ИРТ) существенно повышает эффективность лечения. Автором было использовано сочетание точек акопунктуры общего действия, локально-сегментарных и аурикулярных зон. Способы проведения ИРТ были несколько различны в зависимости от этиологии энкопреза. При невротической форме болезни превалировал легкий тормозной метод воздействия, при неврозоподобном – сочетание тормозного и возбуждающего методов, целесообразно также проведение мэй-хуа-джень. Лечение патохарактерологического и идиопатического энкопреза может быть аналогично соответственно невротическому и неврозоподобному.

Однако при использовании ИРТ на фоне психотерапевтических и режимных мероприятий у 12,5% обследованных не отмечено существенного улучшения. Это послужило основанием для использования различных медикаментозных средств в зависимости от клинической формы болезни, наличия сопутствующих заболеваний, особенно желудочно-кишечного тракта, эмоционально-поведенческих расстройств.

При депрессивном состоянии с меняющимся настроением, повышенной сексуальной возбудимостью (онанизм), преобладании сферы инстинктов над интеллектуальными функциями и эмоциями, может быть использован трициклический антидепрессант амитриптилин в небольшой дозировке (детям 6-10 лет по 10-20 мг в сутки). Особенно показан в случаях сочетания энкопреза с ночным энурезом неорганической природы. Он может также несколько уменьшать болезненность дефекации при запорах, что обусловлено повышением концентрации серотонина в ЦНС и воздействием на эндогенные опиоидные системы. Длительность приема обычно 15-20 дней.

Наряду с применением различных успокаивающих средств и антидепрессантов при неврозоподобном энкопрезе с резидуально-органической патологией (обычно слабо выраженной) широко использовали ноотропные препараты, прежде всего пирацетам (ноотропил) и энцефабол. Назначались обычно среднетерапевтические дозировки в течение 1-1,5 месяцев. В этом плане в последние годы часто используем ноофен – ноотропный препарат, сочетающий выраженное антиастеническое и активизирующее действие со свойствами дневного транквилизатора. Он практически лишен нежелательных побочных явлений, характерных для транквилизаторов, антидепрессантов и психостимуляторов, положительно влияет на интеллектуально-мнестические функции и мотивационную активность. При использовании ноофена устраняется физическая и психическая усталость, раздражительность, плаксивость, пассивность. Такие дети становятся более контактными в коллективе, активизируется их игровая деятельность, улучшается внимание, память, скорость и точность моторных реакций, повышается интерес и инициатива. Данный препарат широко используется для лечения общих и системных (заикание, тики, энурез) неврозов. Мы его назначаем практически во всех случаях сочетания энкопреза с энурезом и при различных эмоционально-поведенческих расстройствах. Он может применяться одновременно с другими психотропными препаратами, взаимно усиливая их эффективность.

Ноофен выпускают в таблетках по 0,25г (250 мг). Детям до 8 лет назначается по 50-100 мг, несколько дней однократно (адаптация к препарату), а затем 2-3 раза в день, от 8 до 14 лет по 150-200 мг 2-3 раза в лень. Средняя продолжительность лечения составляет 2-3 недели.

Для улучшения нервно-мышечной проводимости и повышения тонуса гладкой и поперечно-полосатой мускулатуры толстой кишки и мышц промежности некоторыми авторами назначались инъекции среднетерапевтических доз прозерина в течение 10-12 дней. Данный препарат при лечении энкопреза нами не использовался. В то же время считаем весьма целесообразным назначение нейромидина (амиридина) – обратимого ингибитора холинэстеразы. В отличии от других препаратов аналогичного действия отличается тем, что одновременно стимулирует проведение нервного возбуждения в нервных волокнах и нервно-мышечных синапсах, что обусловлено блокадой калиевых каналов мембран. Он усиливает действие на гладкую мускулатуру не только ацетилхолина, но также и адреналина, серотонина, гистамина и окситоцина. Широко используется при атонии кишечника, мочевого пузыря, дисфункции тазовых органов, а также при заболеваниях периферической нервной системы (нейропатии, невриты, полинейропатии различной этиологии), снижении мышечного тонуса, миастении и миастенических синдромах, бульбарных параличах и парезах, задержках психического развития у больных различных возрастных групп.

Нейромидин обладает также ноотропным действием, умеренно стимулирует ЦНС с отдельными проявлениями седативного эффекта, улучшает пямять и способность к обучению, оказывает анальгезирующий эффект (Д.В. Марушкин, В.В.Андреев, 2004). При его использовании в детском возрасте повышается эффективность психической деятельности, улучшаются память, внимание, усвоение материала во время учебы.

Препарат хорошо переносится и быстро всасывается, абсорбируется в основном из 12-перстной кишки и в меньшей степени из тонкой и подвздошной кишок, 40-50% препарата связывается с белками.

Из побочных действий возможны брадикардия, гиперсаливация, тошнота, рвота, сыпь, зуд. Эти нарушения возникают вследствие большой дозировки или в начале лечения. Они обычно не требуют отмены препарата, а снижения дозировки или прекращения приема на несколько дней.

Нейромидин противопоказан при эпилепсии, экстапирамидной патологии с гиперкинезами, бронхиальной астме и вестибулярных нарушениях; относительное противопоказание – язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки.

Дозировка нейромидина при энкопрезе у детей в возрасте 4-8 лет составляет 1 мг/кг в сутки, принимается 2-3 раза в день. Первоначальная дозировка должна быть меньше 5 мг в сутки (период адаптации к препарату) в течение 3-5 дней, в дальнейшем она может повышаться до среднетерапевтической и даже несколько выше –1,5мг/кг в сутки. Длительность приема 20-30 дней. При необходимости повторные курсы лечения могут проводиться через 4-6 месяцев.

Форма выпуска: таблетки по 20 мг, ампулы по 1 мл 0,5% и 1,5% раствора, что содержит соответственно 5 и 15 мг препарата.

Возможно сочетанное использование ноофена и нейромидина, однако не следует одновременно назначать оба препарата. Первоначально следует принимать один из них, обычно ноофен, а при нормальной переносимости этого препарата через 5-7 дней добавляется нейромидин. Это обусловлено тем, что ребенок может дать аллергическую реакцию или другое побочное действие на любой новый медикамент, а при одновременном их назначении невозможно определить, что явилось тому причиной.

Для лечения различных по этиологии клинических форм энкопреза, в том числе неорганической природы у детей, используется также метод биологической обратной связи (БОС, адаптивное биоуправление, biоfeedback). Сущность метода заключается в том, что эффективность функциональной системы зависит от возврата информации о ее работе, что позволяет сознательно управлять вегетативными функциями организма. Хотя первые работы по БОС-терапии появились в зарубежной печати еще в 70-х годах прошлого столетия, до настоящего времени не решены некоторые детали по использованию конкретных методов данного вида лечения (силовая или координационная).

Использование терапевтического метода биологически обратной связи требует наличия специальной сложной и дорогостоящей аппаратуры. В русскоязычной литературе имеются единичные сообщения о применении данной методики для лечения энкопреза на аппаратно-компьютерном комплексе ЗАО «Биосвязь» (Санкт-Петербург), который включает набор ректальных датчиков, прибор «Миотон 03» и персональный компьютер с программным обеспечением (кандидатская диссертация А.И.Недозимского «Лечение пациентов с инконтиненцией кала методом биологически обратной связи», 2003). Автором было установлено, что при идиопатической инконтиненции (энкопрезе) при помощи БОС-терапии повышалась способность пациентов к сознательному контролю за сокращением наружного сфинктера и пуборектальных мышц в ответ на заполнение ампулы прямой кишки. При этом ближайшие положительные результаты имели место в 72,4%, а хорошие отдаленные – в 53,2% случаев.

На основании приведенных данных можно сделать заключение о том, что энкопрез неорганической природы у детей, как первоначально локальный патологический процесс, вызывает ряд изменений во всем организме вследствие обширных кортико-висцеральных связей. При лечении данной патологии первостепенную роль играют различные виды психотерапевтического воздействия в сочетании с конкретными режимными мероприятиями, однако, в большинстве случаев необходимо использовать медикаментозные препараты и другие воздействия в зависимости от характера и выраженности соматических и эмоционально-поведенческих расстройств. Такая терапевтическая тактика соответствует современным теоретическим аспектам медицины в плане ответа на вопрос – кого и что мы лечим (больного или болезнь)? При этом нет однозначного ответа. Современные возможности медицины в плане этиотропной терапии ставят на первое место болезнь. Однако этого недостаточно, ибо необходимо учитывать общее состояние больного и его преморбитный статус. Отсюда вытекает правильный ответ, который можно сформулировать следующим образом: лечить следует болезнь у больного.

 Данный раздел написан доцентом О.Г.Родцевич


Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие минск белмапо 2007

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск, 2007 г. Учреждение разработчик гуо «Белорусская медицинская академия

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск, 2007 г. Учреждение разработчик гуо «Белорусская медицинская академия

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск, 2007 г. Учреждение разработчик гуо «Белорусская медицинская академия

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск, Белмапо 2007 удк 616. 9: 579. 845] 053. 2-036-07-08-084 (075.

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие Минск Белмапо 2011

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие минск белмапо 2006

Учебно-методическое пособие Минск Белмапо 2007 iconУчебно-методическое пособие минск белмапо 2006

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы