Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда icon

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда





НазваниеЭто область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда
страница1/3
Дата29.03.2013
Размер0.77 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3
Токсикология – это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда.

Яд – вещество, вызывающее отравление или смерть при попадании в организм в малом количестве.

Отравление – патологическое состояние, развивающееся вследствие взаимодействия яда с организмом. В соответствии с принятой терминологией отравлением обычно называют только те интоксикации, которые вызваны ядами, поступившими в организм извне.

Острые отравления целесообразно рассматривать как «химическую травму», развивающуюся вследствие попадания в организм токсической дозы чужеродного химического вещества. Последствия, связанные со специфическим воздействием на организм токсического вещества, относятся к токсикогенному эффекту «химической травмы». Он носит характер патогенной реакции и наиболее ярко проявляется в токсикогенной стадии острых отравлений, когда токсический агент находится в организме в дозе, способной вызвать специфическое действие. Одновременно могут включаться патологические механизмы, лишенные химической специфичности. Ядовитое вещество играет роль пускового фактора. Примерами являются гипофизарно-адреналовая реакция, феномен централизации кровообращения, коагулопатия и другие изменения, которые относятся к соматогенному эффекту «химической травмы» и носят вначале характер защитных реакций. Они наиболее ярко проявляются в соматогенной стадии острых отравлений, наступающей после удаления или разрушения токсического агента.

В токсикогенной стадии выделяют два основных периода:

  • Период резорбции – продолжающийся до момента достижения максимальной концентраии токсического вещества в крови.

  • Период элиминации – от этого момента до полного очищения крови от яда.

С точки зрения токсикодинамики специфическая симтоматика отравлений наиболее ярко проявляется в токсикогенной фазе, особенно в период резорбции. В соматогенной фазе обычно развиваются патологические синдромы, лишенные выраженной токсикологической специфичности. Клинически они трактуются как осложнения острых отравлений: энцефалопатия, пневмония, ОПН, острая печеночная недостаточность, сепсис и т.д.


^ 4.2. МЕТОДЫ АКТИВНОЙ ДЕТОКСИКАЦИИ ОРГАНИЗМА ПРИ ОСТРЫХ ОТРАВЛЕНИЯХ

4.2.1. Основные понятия и классификация

Все лечебные мероприятия, направленные на прекраще­ние воздействия токсичных веществ и их удаление из ор­ганизма, относятся к методам активной детоксикации, которые по принципу их действия подразделяются на сле­дующие группы: методы усиления естественных процессов очищения организма, методы искусственной детоксикации и методы антидотной (фармакологической) детоксикации.

^ Методы активной детоксикации организма

I. Методы усиления естественных процессов детоксикации

1. Очищение желудочно-кишечного тракта

Рвотные средства (апоморфин, ипекакуана), промывание же­лудка (простое, зондовое), промывание кишечника (зондовый лаваж, клизма), слабительные средства (солевые, масляные, рас­тительные), электростимуляция кишечника.

2. Форсированный диурез

Водно-электролитная нагрузка (пероральная, парентеральная), осмотический диурез (мочевина, маннитол, трисамин), салуре-тический диурез (лазикс)

3. Регуляция ферментативной активности

4. Лечебная гипервентиляция легких

5. Лечебная гипер- и гипотермия

6. Гипербарическая оксигенация

II., Методы антидотной (фармакологической) детоксикации

1. Химические противоядия (токсикотропные) контактного дейст­вия, парентерального действия

2. Биохимические противоядия (токсико-кинетические)

3. Фармакологические антагонисты (симптоматические)

4. Антитоксическая иммунотерапия

III. Методы искусственной детоксикации

  1. Аферетические методы — разведение и замещение крови (лимфы) Инфузионные средства, плазмозамещающие препараты, заме­щение крови, плазмаферез, лечебная лимфорея, лимфостиму-ляция, перфузия лимфатической системы

  2. Диализ и фильтрация крови (лимфы)

Экстракорпоральные методы: гемо- (плазмо-, лимфо-) диализ, ультрафильтрация, гемофильтрация, гемодиафильтрация Интракорпоральные методы: перитонеальный диализ, кишечный диализ

  1. Сорбция

Экстракорпоральные методы: гемо- (плазмо-, лимфо-) сорбция, аппликационная сорбция, биосорбция Интракорпоральные методы: энтеросорбция.

  1. Ф изиогемотерапия



^ 4.3. МЕТОДЫ УСИЛЕНИЯ ЕСТЕСТВЕННОЙ ДЕТОКСИКАЦИИ

4.3.1. Очищение желудочно-кишечного тракта

Возникновение рвотного рефлекса при неко­торых видах острых отравлений нужно рассматривать как защитную реакцию, направленную на выведение токсичного вещества из организма. Этот процесс естественной деток­сикации может быть усилен путем применения рвотных средств, а также промывания желудка через зонд. Однако существуют ситуации, когда вводятся ограничения экстренного очищения желудка.

При отравлениях прижигающими жидкостями самопро­извольный или искусственно вызванный рвотный рефлекс опасен, поскольку повторное прохождение кислоты или щелочи по пищеводу может усилить его ожог. Существует и другая опасность, которая заключается в увеличении веро­ятности аспирации прижигающей жидкости и развития тя­желого ожога дыхательных путей. В состоянии токсической комы возможность аспирации желудочного содержимого во время рвоты значительно усиливается.

Этих осложнений можно избежать, используя зондовый метод промывания желудка. При ко­матозных состояниях промывание следует проводить после интубации трахеи, что полностью предотвращает аспира­цию рвотных масс. Опасность введения зонда для промы­вания желудка при отравлениях прижигающими жидко­стями значительно преувеличена, использование же этого метода на догоспитальном этапе позволяет уменьшить рас­пространенность химического ожога и снизить летальность при данной патологии. Следует учитывать, что применение раствора гидрокарбоната натрия при отравлениях кисло­тами недопустимо, так как вызывает острое расширение желудка образующимся углекислым газом, усиление кро­вотечения и боли.

На практике в ряде случаев от промывания желудка отказываются, ссылаясь на длительный промежуток време­ни, прошедший с момента принятия яда. Однако при вскры­тии в этом случае в кишечнике находят значительное ко­личество яда даже спустя 2—3 сут после отравления, что свидетельствует о неправомерности отказа от промывания желудка. При тяжелых отравлениях наркотическими ядами и фосфорорганическими инсектицидами (ФОИ) рекоменду­ется повторное промывание желудка через каждые 4—6 ч. Необходимость этой процедуры объясняется повторным по­ступлением токсичного вещества в желудок из кишечника в результате обратной перистальтики и заброса в желудок желчи, содержащей ряд неметаболизированных веществ (морфин, ноксирон, лепонекс и т.д.).

Промывание желудка особенно важно на догоспитальном этапе, так как приводит к снижению концентрации ток­сичных веществ в крови.

При тяжелых отравлениях высокотоксичными препара­тами (ФОИ, хлорированные углеводороды и т. д.) проти­вопоказаний для экстренного промывания желудка зондо-вым методом практически не существует, причем его сле­дует повторять через каждые 3—4 ч до полного очищения желудка от ядов, что можно установить с помощью по­следовательного лабораторно-химического анализа полу­ченной при промывании жидкости. Если при отравлениях снотворными средствами интубация трахеи на догоспиталь-ном этапе по какой-либо причине невозможна, то во из­бежание осложнений промывание желудка следует отло­жить до стационара, где доступно выполнение обеих про­цедур.

При неквалифицированном проведении промывания же­лудка возможно развитие целого ряда осложнений, осо­бенно у больных в коматозном состоянии с вялыми ес­тественными рефлексами и со сниженным мышечным то­нусом пищевода и желудка. Наиболее опасными из них являются: аспирация промывной жидкости; разрывы сли­зистой оболочки глотки, пищевода и желудка; травы язы­ка, осложненные кровотечением и аспирацией крови. Луч­шим способом профилактики этих осложнений, развив­шихся преимущественно у больных, которым промывание желудка проводилось на догоспитальном этапе линейными бригадами скорой помощи (до 3%), является строгое со­блюдение правильной методики этой процедуры. До вве­дения зонда необходимо провести туалет полости рта, при повышенном глоточном рефлексе показано введение атро­пина, а при бессознательном состоянии необходима пред­варительная интубация трахеи трубкой с раздувной ман­жеткой. Недопустимо грубое введение зонда сопротивля­ющемуся этой процедуре больному, возбужденному дей­ствием яда или окружающей обстановкой. Зонд должен быть предварительно смазан вазелиновым маслом, своими размерами соответствовать физическим данным больного. Во время выполнения всей процедуры средним медицин­ским персоналом необходимо участие или постоянный кон­троль врача, ответственного за ее безопасность.

После промывания желудка рекомендуется введение внутрь различных адсорбирующих и слабитель­ных средств для уменьшения всасывания и ускорения пассажа токсичного вещества по желудочно-кишечному тракту. Эффективность использования таких слабительных, как сульфат натрия или магния, вызывает сомнение, ибо они действуют недостаточно быстро (через 5—6 ч после введе­ния) , чтобы помешать всасыванию значительной части яда. Кроме того, при отравлениях наркотическими препаратами в связи со значительным снижением моторики кишечника слабительные не дают желаемого результата. Более эффек­тивным является применение в качестве слабительного сред­ства вазелинового масла (100—150 мл), которое не всасыва­ется в кишечнике и активно связывает жирорастворимые ток­сичные вещества, например дихлорэтан.

Таким образом, использование слабительных средств не имеет самостоятельного значения в качестве метода уско­ренной детоксикации организма.

Наряду со слабительными средствами в клинической практике используются и другие способы усиления пери­стальтики кишечника, в частности очистительные клизмы, фармакологическая и электри­ческая стимуляция. Детоксикационное действие очистительной клизмы также ограничено временем, необ­ходимым для пассажа токсичного вещества из тонкой кишки в толстую. Поэтому раннее применение этого метода в первые часы после отравления обычно эффекта не дает. Для сокращения этого времени рекомендуется использовать фармакологическую стимуляцию кишечника с помощью внутривенного введения 10—15 мл 4% раствора хлорида кальция на 40% растворе глюкозы и 2 мл (10 ЕД) питу­итрина внутримышечно (противопоказано при беременно­сти). Наиболее выраженный эффект дает прямая электри­ческая стимуляция кишечника, осуществляемая с помощью специального аппарата.

Однако все средства, стимулирующие моторно-эвакуа-торную функцию кишечника, часто оказываются малоэф­фективными вследствие токсической блокады его нейромы-шечного аппарата при тяжелых отравлениях наркотически­ми средствами, ФОИ и некоторыми другими ядами.

Наиболее надежным способом очищения кишечни­ка от токсичных веществ является его промывание с по­мощью прямого зондирования и введения специальных рас­творов — кишечный лаваж.

Лечебное действие этого метода заключается в том, что он дает возможность непосредственного очищения тонкой кишки, где при позднем промывании желудка (через 2—3 ч после отравления) депонируется значительное количество ада, продолжающего поступать в кровь.

Для выполнения кишечного лаважа больному через нос вводят в желудок двухканальный силиконовый зонд (дли­ной около 2 м) со вставленным в него металлическим мандреном. Затем под контролем гастроскопа этот зонд проводят на расстоянии 30—60 см дистальнее связки Трейтца, после чего мандрен извлекают. Через отверстие перфузионного канала, расположенного у дистального конца зонда, вводят специальный солевой раствор, идентичный по ионному составу химусу.

Раствор, подогретый до 40°С, вводят со скоростью около 100 мл/мин. Через 10—20 мин по аспирационному каналу начинают оттекать промывные воды, которые удаляют с помощью электроотсоса, а с ними и кишечное содержимое. Через /2—1/2 по дренажу из прямой кишки появляется ее содержимое, одновременно отмечается усиление диуреза. В промывных водах, оттекающих по аспирационному каналу зонда и по дренажу из прямой кишки, обнаруживается токсичное вещество.

Для полного очищения кишечника (о чем можно судить по отсутствию токсичного вещества в последних порциях промывных вод) требуется введение 500 мл солевого рас­твора на 1 кг массы тела больного (всего 25—30 л). Однако уже после перфузии первых 10—15 л отмечается улучшение клинического статуса пациента, связанное со снижением концентрации токсичного вещества в крови.

Процесс детоксикации значительно ускоряется при од­новременно проводимом очищении крови методом гемосорбции или гемодиализа.

Кишечный лаваж не оказывает дополнительной нагруз­ки на сердечно-сосудистую систему, поэтому может с успехом использоваться как при экзотоксическом шоке, так и у пожилых больных с неустойчивой гемодинамикой.

В качестве осложнений возможно развитие сим­птомов гипергидратации при бесконтрольном введении жид­кости и травмы слизистой оболочки желудка или двенад­цатиперстной кишки при грубом манипулировании во время проведения зонда из желудка в кишечник.

4.3.2. Метод форсированного диуреза

Форсированный диурез как метод детоксикации основан на применении препаратов, способствующих резкому воз­растанию диуреза, и является наиболее распространенным методом консервативного лечения отравлений, коща выве­дение токсичных веществ осуществляется преимущественно почками.

В 1948 г. датский врач Олссон предложил метод терапии острых отравлений барбитуратами путем внутривенного вве­дения большого количества изотонических растворов хло­рида натрия и ртутных диуретиков. Этот метод получил применение в клинической практике с 50-х годов и в на­стоящее время проводится одновременно с ощелачиванием крови, которое также усиливает выведение барбитуратов из организма.

Лечебный эффект водной нагрузки и ощелачивания кро­ви при тяжелых отравлениях значительно снижается вслед­ствие уменьшения скорости диуреза, вызванного повышен­ной секрецией антидиуретического гормона, гиповолемией и гипотонией. Требуется дополнительное введение диуре­тиков, более активных и безопасных, чем ртутные, для того чтобы уменьшить реабсорбцию, т. е. способствовать более быстрому прохождению фильтрата через нефрон и тем са­мым повысить диурез и элиминацию токсичных веществ из организма. Этим целям лучше всего отвечают осмоти­ческие диуретики (мочевина, маннитол, трисамин), клини­ческое применение которых было начато датским врачом Лассеном в 1960 г. Осмотический диуретик должен распре­деляться только во внеклеточном секторе, не подвергаться метаболическим превращениям, полностью фильтроваться через базальную мембрану клубочка, не реабсорбироваться в канальцевом аппарате почки.

Маннитол — наилучший, широко применяемый осмо­тический диуретик. Распространяется только во внеклеточ­ной среде, не подвергается метаболизму, не реабсорбируется канальцами почек. Объем распределения маннитола в ор­ганизме составляет около 14—16 л. Растворы маннитола не раздражают интиму вен, при попадании под кожу не вы зывают некрозов; вводятся внутривенно в виде 15—20% раствора 1,0—1,5 г на 1 кг массы тела. Суточная доза не более 180 г.

Трисамин (3-гидроксиметил-аминометан) полностью удовлетворяет требованиям, предъявляемым к диуретикам, является также активным буферным средством, повышаю­щим внутри- и внеклеточный рН и ощелачивающим мочу. Однако при попадании под кожу препарат вызывает некроз, а при передозировке — гипогликемию и угнетение дыха­тельного центра. Вводится внутривенно в виде 3,66% рас­твора из расчета 1,5 г на 1 кг в сутки.

Мочевина — условный осмотический диуретик, распре­деляется во всем водном секторе организма путем свободной диффузии, не подвергается метаболизму. Препарат неток­сичен, однако высококонцентрированные растворы его по­вреждают интиму вен и могут быть причиной флебитов. Длительно хранящиеся растворы дают гемолиз. Применя­ется в виде 30% раствора в дозе 1,0—1,5 г на 1 кг массы тела больного. При нарушении функции почек введение мочевины может резко повысить содержание азота в орга­низме, поэтому в таких случаях она не применяется.

Фуросемид (лазикс) — сильное диуретическое (салуре-! тическое) средство, действие которого связано с угнетением реабсорбции ионов Nа+ и СГ, в меньшей степени — К^

Эффективность диуретического действия препарата, при­меняемого в разовой дозе 100—150 мг, сравнима с действием осмотических диуретиков, однако при повторном его вве­дении возможны более значительные потери электролитов, особенно калия.

Метод форсированного диуреза является достаточно уни-.} версальным способом ускоренного удаления из организма различных токсичных веществ, в том числе барбитуратов, морфина, ФОИ, хинина и пахикарпина, дихлорэтана, тяжелых металлов и других препаратов, выводимых из организма почками. Эффективность проводимой диуретической терапии значительно снижается в результате образования.1 прочной связи многих химических веществ, попавших щ организм, с белками и липидами крови, как это наблюда­ется, например, при отравлениях фенотиазинами, либриу-мом, лепонексом и др.

Форсированный диурез всегда проводится в три этапа: предварительная водная нагрузка, быстрое введение диуретика и заместительная инфузия растворов электролитов.

Рекомендуется следующая методика форсированного ди­уреза. Предварительно производят компенсацию развивающейся при тяжелых отравлениях гиповолемии путем внут­ривенного введения плазмозамещающих растворов (полиглюкин, гемодез и 5% раствор глюкозы в объеме 1,0—1,5 л). Одновременно определяют концентрацию токсичного веще­ства в крови и моче, гематокрит и вводят постоянный мочевой катетер для измерения почасового диуреза. Моче­вину или маннитол (15—20% раствор) вводят внутривенно струйно в количестве 1,0—1,5 г на 1 кг массы тела больного в течение 10—15 мин, затем — раствор электролитов со скоростью, равной скорости диуреза. Высокий диуретиче­ский эффект (500—800 мл/ч) сохраняется в течение 3—4 ч, после чего осмотическое равновесие восстанавливается. При необходимости весь цикл повторяют (рис. 11). Особенность метода состоит в том, что при использовании обычной дозы диуретиков достигается большая скорость диуреза (до 20— 30 мл/мин) за счет более интенсивного введения жидкости в период наивысшей концентрации лекарственного вещества в крови. Сочетанное применение осмотических диуретиков с салуретиками (фуросемид) дает дополнительную возмож­ность увеличить диуретический эффект в 1 раза, однако высокая скорость и большой объем форсированного диуреза, достигающего 10—20 л/сут, таят в себе потенциальную опасность быстрого вымывания из организма электролитов плазмы.

Для коррекции возможных нарушений солевого баланса вводят раствор электролитов, концентрация которых не­сколько больше, чем в моче, с учетом того, что часть водной нагрузки создается плазмозамещающими растворами. Оп­тимальный вариант такого раствора: хлорида калия — 13,5 ммоль/л и хлорида натрия — 120 ммоль/л с после­дующим контролем и дополнительной коррекцией при не­обходимости. Кроме того, на каждые 10 л выведенной мочи требуется введение 10 мл 10% раствора хлорида кальция.

Метод форсированного диуреза иногда называют промы­ванием крови, и поэтому связанная с ним водно-электро­литная нагрузка выдвигает повышенные требования к сер­дечно-сосудистой системе и почкам. Строгий учет введенной и выделенной жидкости, определение гематокрита и цент­рального венозного давления позволяют легко контролиро­вать водный баланс организма в процессе лечения, несмотря на высокую скорость диуреза.

Осложнения метода форсированного диуреза (гипергидратация, гипокалиемия, гипохлоре-мия) связаны только с нарушением техники его применения. Во избежание тромбофлебита в месте введения растворов рекомендуется использование подключичной вены. При дли­тельном применении осмотических диуретиков (свыше 3 сут) возможно развитие осмотического нефроза и острой почечной недостаточности. Поэтому длительность форсиро­ванного диуреза обычно ограничивают этими сроками, а осмотические диуретики комбинируют с салуретиками.

Метод форсированного диуреза противопоказан при ин­токсикациях, осложненных острой сердечно-сосудистой не­достаточностью (стойкий коллапс, нарушение кровообраще­ния II—III стадии), а также при нарушениях функции почек (олигурия, азотемия, повышение содержания креа-танина крови более 221 ммоль/л, что связано с низким объемом фильтрации. У больных старше 50 лет эффектив­ность метода форсированного диуреза по той же причине заметно снижена.


4.3.3. Лечебная гипервентиляция

К методам усиления естественных процессов детоксика-ции организма относится лечебная гипервентиляция, кото­рая может быть обеспечена ингаляцией карбогена или под­ключением больного к аппарату искусственного дыхания, позволяющему повысить минутный объем дыхания (МОД) в 1 /2—2 раза. Этот метод считается особенно эффективным при острых отравлениях токсичными веществами, которые в значительной степени удаляются из организма легкими.

Эффективность этого метода детоксикации при острых отравлениях сероуглеродом (до 70% его выделяется через легкие), хлорированными углеводородами, угарным газом доказана в клинических условиях. Однако длительная ги­первентиляция приводит к развитию нарушений газового состава крови (гипокапния) и кислотно-основного состояния (дыхательный алкалоз). Поэтому под контролем указанных параметров проводится прерывистая гипервентиляция (по 15—20 мин) повторно через 1—2 ч в течение всей токси-когенной фазы отравления.

4.3.4. Регуляция ферментативной активности

Биотрансформация токсичных веществ является одним из важнейший путей естественной детоксикации организма. При этом возможно повышение активности индукции фер­ментов, главным образом в микросомах печени, ответст­венных за метаболизм токсичных соединений, или снижение активности этих ферментов, т. е. ингибиция, влекущее за собой замедление метаболизма. В клинической практике используются препараты-индукторы или ингибиторы фер­ментов, влияющие на биотрансформацию ксенобиотиков с целью снижения их токсического действия.

Индукторы могут применяться при отравлении вещест­вами, ближайшие метаболита которых отличаются значи­тельно меньшей токсичностью, чем нативное вещество.

Ингибиторы можно использовать при отравлении такими соединениями, биотрансформация которых протекают по типу «летального синтеза», т. е. с образованием более ток­сичных метаболитов.

В настоящее время известно более двухсот веществ, способных влиять на активность микросомальных ферментов печени (Р-450).

Наиболее изученными индукторами являются барбитураты, в частности фенобарбитал или бензонал и специальный венгерский препарат — зиксорин. Под влиянием этих препаратов в митохондриях печени увеличивается уровень и активность цитохрома Р-450, что обусловлено стимуля­цией процессов их синтеза. Поэтому лечебное действие проявляется не сразу, а спустя 1,5—2 сут, что значительно ограничивает возможности их применения только теми ви­дами острых отравлений, токсикогенная фаза которых раз­вивается медленно и протекает более длительно, чем ука­занные выше сроки. Клиническое применение индукторов ферментативной активности показано при отравлениях (пе­редозировке) стероидными гормонами, антикоагулянтами кумаринового ряда, контрацептивными средствами стероид-ной структуры, анальгетиками типа антипирина, сульфа-ниламидами, противоопухолевыми препаратами (цитоста-тиками), витамином ^, а также некоторыми инсектицидами (особенно при подостром отравлении) из группы карбами-новой кислоты (диоксикарб, пиримор, севин, фурадан) и фосфорорганическими соединениями (актеллик, валексон, хлорофос). Положительное действие фенобарбитала при ос­тром и подостром отравлении хлорофосом, вероятно, обус­ловлено тем, что скорость биотрансформации (летального синтеза) хлорофоса в более токсичный равна или меньше скорости разрушения образовавшегося метаболита.

Известно лечебное действие индукторов при острой пе­ченочной недостаточности, развивающейся в соматогенной фазе различных отравлений, что связано с индуцированием ферментов, катализирующих метаболизм билирубина.

Дозы применяемых в клинике индукторов ферментатив­ной активности составляют: для зиксорина — по 50—100 мг на 1 кг массы тела 4 раза в день, для бензонала — по 20 мг/кг 3 раза в день, для фенобарбитала — по 4 мг/кг 4 раза в день внутрь. Недостатком фенобарбитала является присущий ему снотворный эффект.

В качестве ингибиторов ферментативной актив­ности предложены многие лекарственные препараты, в ча­стности ниаламид (ингибитор моноаминоксидазы), левомицетин, тетурам и т. д. Однако их клиническая эффектив­ность при отравлении веществами, претерпевающими в ор­ганизме летальный синтез, ограничена, так как ингибирующее действие развивается на 3—4-е сутки, когда токсикогенная фаза большинства отравлений уже на исходе. Имеются рекомендации по применению больших доз левомицетина (2—10 г в сутки внутрь) при отравлении дихлорэтаном и бледной поганкой.


4.3.5. Лечебная гипер- и гипотермия

Согревание тела или его частей с лечебной целью применялось еще в глубокой древности, однако разработка научного обоснования этого метода при острых токсикозах еще далека от завершения. Повышение температуры тела как защитная реакция организма против чужеродных антигенов нашло свое патофизиологическое обоснование для использования в качестве метода пиротерапии различных заболеваний. При острых отравлениях в патогенезе гипертермического синдрома привлекает внимание наблюдаю­щееся при нем выраженное повышение обмена между кровью, межкле­точной и внутриклеточной жидкостью. При полном распределении ток­сических веществ в организме создаются сложности для их выведения из тканей, где некоторые из них имеют возможность депонироваться. В этих случаях в целях усиления детоксикации возможно использование пиро­терапии одновременно с форсированным диурезом и ощелачиванием крови.

^ В клинических условиях этот метод в сочетании с гемосорбцией уже начал применяться для лечения эндотоксикозов при тяжелом абстинентном синдроме и шизофрении. В качестве пирогенного средства используется пирогенал или известная гипертермическая реакция на гемосорбент.

Искусственное охлаждение тела с целью снижения интенсивности метаболических процессов и повышения устойчивости к гипоксии находит более широкое применение как метод симптоматической терапии острых отравлений при токсическом отеке мозга, вызванном от­равлением наркотическими ядами. С точки зрения возможностей деток­сикации организма искусственная гипотермия изучена мало, хотя есть определенные перспективы использования ее антигипоксических свойств при тяжелом экзотоксическом шоке, а также в целях замедления летального синтеза при. отравлениях метиловым спиртом, этиленгликолем, хлориро­ванными углеводородами.

4.3.6. Гипербарическая оксигенация

I Метод гипербарической. оксигенации (ГБО) нашел ши-| рокое применение для лечения острых экзогенных отрав-

(лений, поскольку при этой патологии встречаются все ос­новные типы и формы гипоксии.

При определении показаний к проведению ГБО перво­степенное значение имеет стадия отравления. В токсико-генной стадии, когда токсичное вещество циркулирует в крови, ГБО может служить методом усиления естественных процессов детоксикации, но только в тех случаях, когда биотрансформация ядов происходит по типу окисления при непосредственном участии кислорода без образования более токсичных метаболитов (монооксид углерода, метгемогло-бинобразующие вещества). Напротив, ГБО противопоказана в токсикогенной стадии отравлений ядами, биотрансформа­ция которых протекает по типу окисления с летальным синтезом, что приводит к образованию более токсичных метаболитов (карбофос, этиленгликоль и т. д.).

Таково общее правило, основанное на теории биотрансформации токсичных веществ в организме, которое имеет ряд исключений, касающихся случаев, когда опасность ги­поксии представляется более реальной, чем отравляющее воздействие токсичных метаболитов.

Перед началом сеанса рекомендуется сделать рентгено­графию грудной клетки, определить показатели КОС, за­писать исходные ЭЭГ и ЭКГ, которые повторяют после сеанса. Учитывая обычно тяжелое состояние больных с от­равлениями, компрессию и декомпрессию в барокамере про­водят медленно (в течение 15—20 мин) с изменением дав­ления, со скоростью 0,1 ата/мин. Продолжительность пре­бывания больного под лечебным давлением (1,0—2,5 ата) — 40—50 мин.

Клиническая эффективность ГБО как метода детоксика-ции наиболее ярко проявляется при раннем его применении для стимуляции процесса биотрансформации карбоксигемоглобина при отравлении угарным газом, мет- и сульфгемоглобина — при отравлении нитритами, нитратами и их про­изводными. Одновременно происходит повышение насыще­ния кислородом плазмы крови и стимуляция его тканевого метаболизма, что носит характер патогенетической терапии.

Относительным противопоказанием к использованию ГБО при этих отравлениях является крайняя тяжесть со­стояния больных, связанная с развитием декомпенсирован-ной формы экзотоксического шока, требующего проведения реанимационных мероприятий для коррекции основных по­казателей гемодинамики.


4.4. ^ ИСКУССТВЕННАЯ ДЕТОКСИКАЦИЯ

4.4.1. Методы разведения крови (инфузионная терапия)

Разведение крови (гемодилюция) для снижения концен­трации в ней токсичных веществ давно применяется в прак­тической медицине. Этой цели служат водная нагрузка (обильное питье) и парентеральное введение водно-электролитных и плазмозамещающих растворов. Последние осо­бенно ценны при острых отравлениях, поскольку позволяют одновременно с гемодилюцией восстановить объем цирку­лирующей крови и создать условия для эффективной сти­муляции диуреза.

Среди плазмозамещающих препаратов наиболее выра­женными детоксикационными свойствами обладают раст­воры сухой плазмы или альбумина, а также полимера глюкозы — декстрана, который может иметь раз­личную степень полимеризации и соответственно различную молекулярную массу. Растворы декстрана с относительной молекулярной массой около 60 000 (полиглюки н) ис­пользуются в качестве гемодинамических средств, а с мень­шей относительной молекулярной массой 30 000—40 000 (реополиглюкин) как детоксикационное средство. Оно способствует восстановлению кровотока в капиллярах, уменьшает агрегацию форменных элементов крови, усили­вает процесс перемещения жидкостей из тканей в крове­носное русло и, выделяясь через почки, усиливает диурез. Кроме реополиглюкина, к препаратам этой группы отно­сятся: гемодез — водно-солевой раствор, содержащий б% низкомолекулярного поливинилпирролидона (относи­тельная молекулярная масса около 12 500) и ионы натрия, калия, кальция, магния и хлора; полидез — 3% раствор поливинилового низкомолекулярного спирта (относительная молекулярная масса около 10 000) в изотоническом (0,9%) растворе хлорида натрия; желатиноль — коллоидный 8% раствор пищевого желатина в изотоническом растворе хлорида натрия. Он содержит ряд аминокислот (глицин, метионин, цистин и др.). Относительная молекулярная масса составляет 20 000. Следует помнить, что вследствие содер­жания в своем составе аминокислот препарат противопока­зан при токсической нефропатии.

Количество применяемых препаратов зависит от тяжести отравления и непосредственных целей их применения. Для детоксикации вводят внутривенно капельно 400—1000 мл в сутки, при явлениях экзотоксического шока — до 2000 мл. Длительное применение препаратов декстрана (более 3 сут подряд) опасно вследствие возможного развития осмотиче­ского нефроза.

Оценка эффективности инфузионной терапии как метода искусственной детоксикации затруднена, так как она редко применяется отдельно от других методов. Обычно инфузионная терапия служит основой для последующего исполь-ювания форсированного диуреза, методов диализа или сорбции, поэтому непосредственным критерием ее лечебного действия является улучшение гемодинамических показате­лей (АД, УОК, МОК, ЦВД) и КОС.

4.4.2. Операция замещения крови

Операция замещения крови (ОЗК) при острых отравле­ниях стала широко применяться с 40-х годов по инициативе профессора О. С. Глозмана (Алма-Ата) и явилась первым методом активной искусственной детоксикации в клиниче­ской практике. Установлено, что для полного замещения крови реципиента кровью донора необходимо 10—15 л кро­ви, т. е. количество, в 2—3 раза превышающее объем цир­кулирующей крови, так как часть перелитой крови посто­янно удаляется из организма при одновременно проводимом кровопускании. Однако, учитывая трудности в получении необходимого для операции большого количества крови и опасности иммунологического конфликта, в клинической практике ОЗК используется в гораздо меньших объемах (1500—2500 мл). При распределении токсичного вещества во внеклеточном секторе организма (14 л) ОЗК, проведенная в таком объеме, сможет удалить не более 10—15% яда, а при его распределении во всем водном секторе (42 л) — не более 5—7%.

Для ОЗК используется одногруппная, резус-совместимая донорская или трупная (фибринолизная) кровь различных сроков хранения в установленных инструкцией пределах. Применение трупной крови обосновано многолетним опытом Института им. Н. В. Склифосовского по переливанию этой крови в целях неотложной медицинской помощи. В клинике ОЗК проводилась у больных с тяжелыми отравлениями токсичными веществами более 30 наименований. Операцию осуществляют одномоментно непрерывно-струйным методом с использованием вено-венозных или вено-артериальных путей посредством катетеризации сосудов. Перед операцией проводят гемодилюцию с использованием 300 мл 5% рас­твора глюкозы и плазмозамещающих растворов (полиглю-кин или гемодез 400 мл) для снижения гематокрита до 30—35%.

С целью выведения крови у пострадавшего производят веносекцию большой поверхности вены бедра, в которую центрипетально на 25—30 см вводят сосудистый катетер. Донорскую кровь переливают под небольшим давлением из аппарата Боброва через катетер в одну из кубитальных вен. Необходимо соблюдать строгое соответствие количества вводимой и выводимой крови. Скорость замещения обычно не превышает 40—50 мл/мин. Для предупреждения тром-бирования катетеров вводят 5000 ЕД гепарина. При исполь­зовании донорской крови, содержащей нитрат натрия, внут­римышечно вводят 10% раствор глюконата кальция по 10 мл на каждый литр переливаемой крови.

Эффективность ОЗК оценивается по клиническим дан­ным и на основании результатов химико-токсикологических исследований, проводимых в динамике. Клиренс токсичных веществ при ОЗК эквивалентен скорости обмена крови, однако длительность операции и, следовательно, общее ко­личество выделенного яда строго ограничены объемом ре­ально замещенной крови.

Целесообразно выделение абсолютных показаний к опе­рации ОЗК, когда она оценивается как патогенетическое лечение и имеет преимущества перед другими методами, и относительных показаний, которые могут быть продикто­ваны конкретными условиями при невозможности исполь­зования более эффективных методов искусственной деток­сикации (гемодиализ, перитонеальный диализ и т.д.).

Абсолютным показанием к ОЗК являются отравления веществами, обладающими непосредственным токсическим воздействием на кровь, вызывающими тяжелую метгемоглобинемию (более 50—60% общего гемоглобина), нарастающий массивный гемолиз (при концентрации сво­бодного гемоглобина более 10 г/л) и снижение холинэсте-разной активности крови до 10—15%. Существенным преимуществом ОЗК является сравнительная простота этого метода, который не требует специальной аппаратуры, и возможность его применения в условиях любого стационара.

Противопоказанием к применению ОЗК явля­ются выраженные гемодинамические нарушения (коллапс, отек легких), а также осложненные пороки сердца, тром­бофлебиты глубоких вен конечностей.

Осложнениями ОЗК являются временная гипо­тония, посттрансфузионые реакции и умеренная анемия в послеоперационном периоде. Осложнения в процессе про­ведения ОЗК во многом определяются клиническим состо­янием больных к моменту операции. Большинство больных, у которых до операции не было выраженных гемодинами-ческих расстройств, переносят ее удовлетворительно. При технически правильно проведенной операции уровень ар­териального давления остается стабильным или меняется в незначительных пределах. Технические погрешности в опе­рации (диспропорции в объеме вводимой и выводимой кро­ви) приводят к временным колебаниям АД в пределах 15—20 мм рт. ст. и легко корригируются при восстановлении нарушенного равновесия. Тяжелые гемодинамические на­рушения (коллапс, отек легких) отмечаются во время ОЗК у больных с отравлениями на фоне экзотоксического шока.

Посттрансфузионные реакции (озноб, уртикарная сыпь, повышение температуры) чаще наблюдаются при перели­вании крови длительных сроков хранения (более 10 дней), использование которой с целью ОЗК противопоказано.

Одной из вероятных причин развития анемии после ОЗК является синдром «гомологичной крови», который носит иммунобиологический характер (реакция отторжения) и связан с массивной трансфузией крови от различных доно­ров.

4.4.3. Детоксикационныи плазмаферез

Метод обменного плазмафереза проводится с целью удаления токсичных веществ, находящихся в плазме крови. Различные методики плазмафереза включают в себя полу­чение плазмы крови больного и ее замещение плазмозаме-щающими растворами (сухой плазмы, альбумина; полиглю-кином, гемодезом и т. д.) или возвращение в организм больного полученной плазмы после ее очищения различ­ными способами искусственной детоксикации (диализ, фильтрация, сорбция). Последнее в настоящее время счи­тается более предпочтительным, поскольку дает возможность избежать значительной потери белков, ферментов, витаминов и других биологически важных ингредиентов плазмы больного, неизбежной при обменном плазмаферезе. В любом случае первым этапом плазмафереза яв­ляется сепарация плазмы с помощью центрифуги, вто­рым этапом — возвращение форменных элементов кро­ви в организм больного, третьим этапом — пере­ливание больному плазмозамещающих растворов или очи­щенной плазмы. При использовании специальных аппаратов для плазмафереза (например, «СеШпГиее» фирмы «Аоисоп», США) второй и третий этапы могут быть совмещены, а плазма больного перед переливанием перфузируется через диализатор аппарата «искусственная почка» или колонку-детоксикатор с сорбентом.

Детоксикационный эффект плазмафереза зависит от объ­ема очищаемой плазмы, который должен составлять не менее 1,0—1,5 объема циркулирующей плазмы больного. Кроме того, определенное значение имеет достаточно вы­сокая скорость детоксикации, во многом определяющая кли-ренс токсичных веществ.

Учитывая эти обстоятельства, приходится констатиро­вать, что метод обменного плазмафереза, проводимый руч­ным способом с помощью центрифуги и плазмозамещающих средств, не может конкурировать по своей эффективности ; с современными методиками плазмосорбции или плазмоди-ализа. В этом отношении плазмаферез даже уступает ОЗК, поскольку многие токсичные вещества (мышьяк, нейролеп-тики и т. д.) могут сорбироваться на поверхности эритро­цитов и возвращаться в организм после сепарации крови.

К достоинствам обменного плазмафереза следует отнести его широкую доступность и гораздо меньшую опасность иммунологических конфликтов, чем при операции ОЗК, а гакже отсутствие отрицательного воздействия на гемодина-мические показатели больного.

Показанием к использованию метода обменного влазмафереза служат явления эндотоксикоза при острой печеночно-почечной недостаточности токсической этиоло­гии, развивающиеся обычно в соматогенной фазе острых отравлений гепато- и нефротоксическими ядами, при от­сутствии возможностей проведения других более эффектив­ных методов искусственной детоксикации. В токсикогенной |)азе острых отравлений эффективность обменного плазма­фереза, по экспериментальным и клиническим данным, при-яерно соответствует ОЗК и намного уступает другим спо­собам искусственной детоксикации.


4.4.4. Детоксикационная лимфорея

Одним из новых способов искусственной детоксикации организма, введённых в клиническую практику, является возможность выведения из организма значительного коли­чества лимфы с последующим возмещением потери внекле­точной жидкости (детоксикационная лимфорея}. Экспери­ментальными исследованиями доказано, что концентрация токсичных веществ в лимфе и плазме крови примерно одинакова. Лимфу удаляют с помощью катетеризации груд­ного лимфатического протока на шее (лимфодренаж). По­тери лимфы, достигающие в некоторых случаях 3—5 л в сутки, возмещают с помощью внутривенного введения со­ответствующего количества плазмозамещающих растворов. Однако применение этого метода при отравлениях снотвор­ными препаратами не имеет никаких преимуществ по срав­нению с другими способами ускоренной детоксикации ор­ганизма (форсированный диурез, гемодиализ и т.д.), по­скольку в сравнительно небольшом количестве полученной за сутки лимфы (1000—2700 мл) удаляется не более 5—7% токсичных веществ, растворенных в общем объеме жидкости организма (42 л), что примерно соответствует скорости его естественной детоксикации. Более интенсивного оттока лим­фы обычно добиться не удается из-за неустойчивости ге-модинамических показателей, низкого уровня центрального венозного давления и явлений сердечно-сосудистой недо­статочности. Кроме того, замещение более 1 л лимфы от­рицательно сказывается на биохимическом составе крови вследствие неизбежных потерь растворенных в лимфе би­ологически важных веществ примерно в той же мере, что и при обменном плазмаферезе. Поэтому для предотвращения потери белков, липидов, электролитов, лимфоцитов и т. д. используется возможность обратного введения в организм лимфы, очищенной от токсичных веществ с помощью ди­ализа аппаратом «искусственная почка» или методом лим-фосорбции.

Таким образом, клиническая эффективность метода де-токсикационной лимфореи ограничивается небольшим объ­емом лимфы, выводимой из организма. Этот метод не имеет самостоятельного клинического значения для экстренной детоксикации в токсикогенной фазе экзогенных отравлений, но может быть использован в сочетании с другими методами в соматогенной фазе, особенно при возможности обеспече­ния лимфодиализа или лимфосорбции для лечения пече-ночно-почечной недостаточности и других эндотоксикозов. В этих случаях с целью увеличения лимфообразования и лимфооттока при низкой скорости выделения лимфы (менее 0,3 мл/мин) рекомендуется внутривенное капельное введе­ние 500 мл изотонического раствора хлорида натрия, 400 мл 5% раствора глюкозы, 450 мл гемодеза или полиглюкина, 450 мл 10% раствора маннитола, 0,5 мл 1% раствора лобелина или 0,15% раствора унитиола, а также 3 ЕД питуитрина с последующим внутривенным введением 10% раствора хлорида натрия. Оптимальным детоксицирующим действием обладает лимфорея в объеме 2000—3000 мл/сут.

Активация дренирующей функции лимфатической сис­темы увеличивает выведение токсичных веществ из тканей, что помогает компенсировать вызванные отравлением ме­таболические нарушения в организме. При этом указанное выше детоксикационное действие водно-электролитной на­грузки как фактора, стимулирующего лимфообразование, проявляется независимо от искусственно создаваемого лим-фодренажа, однако эффективность его будет значительно меньше. Кроме того, при существующем сбросе лимфы в кровеносную систему неконтролируемая водно-электролит­ная нагрузка может сыграть отрицательную роль при сни­женной фильтрации в почках и вызвать опасную гипергид-ратацию тканей, особенно легочной.

Во избежание этих осложнений предложен с по с о б изолированной перфузии лимфатичес­кой системы с помощью введения в периферические лимфатические сосуды (обычно на стопе) 200—400 мл бел­ковых препаратов (раствор альбумина или гемодез) с ман-нитолом (100 мл 10% раствора) в течение суток с объемной скоростью не более 0,3 мл/мин, что приводит к увеличению оттока лимфы через лимфодренаж (без заметного ее сброса в кровеносную систему). Изучение концентрации токсичных веществ в лимфе при тяжелых эндотоксикозах показало, что в 1-е сутки лимфореи эта концентрация слишком велика и лимфа не может быть очищена в достаточной мере для реинфузии, которую рекомендуется проводить позже, на­чиная со 2—3-го дня после дренирования грудного лимфа­тического протока.

4.4.5. Операция раннего гемодиализа

Гемодиализ, проводимый в ранней токсикогенной фазе острых отравлений с целью выведения из организма ток­сичных веществ, вызвавших эти отравления, получил на­звание раннего гемодиализа.

Эффективность раннего гемодиализа обусловлена прежде всего способностью токсичного вещества к свободному про­хождению из крови через поры полупроницаемой мембраны диализатора в диализирующую жидкость. Для этого ток­сичное вещество должно удовлетворять условиям, опреде­ляющим его диализабельность.

В клинической практике в настоящее время ранний ге-модиализ применяется при тяжелых отравлениях барбиту-ратами, соединениями тяжелых металлов и мышьяка, ди-хлорэтаном, метиловым спиртом, этиленгликолем, ФОИ, хинином и рядом других веществ, имеющих меньшее прак­тическое значение. При этом наблюдается значительное снижение концентрации токсичных веществ в крови, пре­восходящее таковое при консервативной терапии, и улуч­шение клинического состояния больных. В результате этого удается предотвратить развитие тяжелых осложнений со стороны жизненно важных систем и органов, являющихся наиболее частой причиной летальных исходов в соматоген­ной фазе отравлений.

Эффективность раннего гемодиализа во многом опреде­ляется возможностью его использования в качестве экстрен­ного мероприятия неотложной помощи. Поэтому рекомен­дуется иметь в операционной заранее собранный аппарат «искусственная почка», постоянно готовый к работе. Под­ключение аппарата у больных с острыми отравлениями производится способом артерия — вена с помощью пред­варительно вшитого артериовенозного шунта в нижней трети одного из предплечий.

Противопоказанием к проведению операции раннего гемодиализа с помощью указанного выше аппарата «искусственная почка» является стойкое падение АД ниже 80—90 мм рт. ст.

В клинической практике операция раннего гемодиализа получила наиболее широкое применение при отравлениях барбитуратами: за 1 ч гемодиализа из организма выводится столько же барбитуратов, сколько самостоятельно выделя­ется с мочой за 25—30 ч.

В процессе гемодиализа формируется определенная за­висимость между динамикой клинических данных и кон­центраций ядов в крови:

1) положительная клиническая динамика, которая со­провождается выраженным снижением концентрации ядов в крови. В таких случаях клиническое улучшение, безус­ловно, связано со степенью очищения организма от ядов. Необходимым условием высокой степени очищения является раннее применение гемодиализа в течение первых 2—3 ч с момента отравления, когда еще не закончено распреде­ление всей дозы принятого яда по рецепторам токсич­ности;

2) положительная клиническая динамика, которая не сопровождается параллельным снижением концентрации ядов в крови. У некоторых больных этой группы через 1—5 ч после окончания гемодиализа наблюдается некоторое ухудшение клинического состояния и параллельно отмеча­ется небольшое повышение концентрации ядов в крови. Это связано с продолжающимся всасыванием этих ядов из же-лудочно-кишечного тракта или уравниванием их концентрации в крови с концентрацией в тканях организма. В этих случаях показано повторное проведение гемодиализа до полного выведения ядов из организма или значительного улучшения состояния больного. Подобная ситуация созда­ется при более позднем применении гемодиализа (через 4—б ч после отравления);

3) заметное снижение концентрации ядов в крови, ко­торое не сопровождается выраженной положительной клинической динамикой. Это объясняется глубоким пора­жением ЦНС, развивающимся в результате предшествую­щего гемодиализу длительного коматозного состояния (на­пример, при отравлениях барбитуратами или наркотиче­скими веществами), которое вызывает отек мозга и его прижизненную гибель. Такие осложнения возникают при использовании гемодиализа спустя 20 ч и более после от­равления.

Применение гемодиализа в 1-е сутки после отравления приводит к выздоровлению 70% больных, а в более поздние сроки — только 25%. При отравлениях фенотиазинами и бензодиазепинами (либриум) гемодиализ малоэффективен вследствие крайне слабой диализируемости препаратов. По­вышение клиренса этих веществ возможно только в случае использования методов гемофильтрации или гемодиафиль-трации.

В последнее время получены убедительные данные об эффективности раннего гемодиализа — в первые 4—6 ч острого отравления ФОИ. Например, клиренс карбофоса составляет около 35 мл/мин, хлорофоса — 48 мл/мин, метафоса — 30 мл/мин. Гемодиализ дает значительный лечебный эффект и при более позднем его применении (на 2—3-й сутки) при низкой активности холинэстераз. Это связано с возможностью выведения из организма метабо-литов ФОИ, которые не могут быть обнаружены в крови вследствие недостатков существующей методики газохрома-тографического анализа.

Кроме перечисленных выше видов острых отравлений, операция раннего гемодиализа рекомендуется при отравле­ниях другими токсичными веществами и лекарственными средствами: суррогатами алкоголя, изониазидом, салицила-тами, сульфаниламидами, соединениями тяжелых металлов, мышьяка, лития, магния и т. д. Список диализируемых химических препаратов продолжает расширяться по мере накопления экспериментальных и клинических данных, усо­вершенствования конструкции аппаратов для диализа.


4.4.6. Перитонеальный диализ

Среди многих методов внепочечного очищения организма перитонеальный диализ считается наиболее простым и об­щедоступным.

Существует два вида перитонеального диализа: непре­рывный и прерывистый. Механизмы диффузионного обмена в обоих методах одинаковые, а отличаются они только техникой исполнения. Непрерывный диализ проводится че­рез два катетера, введенных в брюшную полость: через один катетер жидкость вводится, а через другой — выво­дится. Прерывистый метод заключается в периодическом заполнении брюшной полости специальным раствором объ­емом около 2 л, который после экспозиции удаляется. Ди­ализ основан на том, что брюшина имеет достаточно боль­шую площадь поверхности (порядка 20 000 см ), представ­ляющей собой полупроницаемую мембрану.

Наибольший клиренс токсичных веществ достигается в гипертонических диализирующих растворах (350— 850 мосм/л) вследствие создаваемой ими ультрафильтрации с направлением жидкостного потока (5—15 мл/мин) в сто­рону брюшной полости («осмотическая ловушка»). По ги­стологическим данным указанные гипертонические растворы не приводят к гидропии брюшины и не нарушают прохо­дящие в ней процессы микроциркуляции.

При отравлении барбитуратами и другими токсичными веществами, обладающими свойствами кислот, оптималь­ным является гипертонический диализирующий раствор (350—850 мосм/л) с щелочным рН 7,5—8,4 («ионная ло­вушка»). Оптимальными растворами для выведения из ор­ганизма аминазина и других токсичных веществ, обладаю­щих свойствами слабого основания, являются диализирую-щие растворы с повышенным осмотическим давлением (350—750 мосм/л) при слабокислом рН (7,1—7,25), что также создает эффект «ионной ловушки».

При добавлении в диализирующий раствор альбумина клиренс барбитуратов и аминазина повышается пропорци­онально коэффициентам связывания этих веществ с белками крови. Это происходит за счет образования крупномолеку-лярных протеиновых комплексов. Эффект подобной «моле­кулярной ловушки» создается при введении в брюшную полость масляных растворов, связывающих жирораствори­мые яды (липидный диализ).

Установлено, что снижение артериального давления не влияет на клиренс токсичных веществ в процессе опера­ции. Этот факт значительно расширяет возможности при­менения перитонеального диализа и обеспечивает ему зна­чительные преимущества перед другими методами деток-сикации.

В клинической практике операция перитонеального ди­ализа проводится как экстренное дезинтоксикационное ме­роприятие при любом виде острых экзогенных отравлений, если получено достоверное лабораторное подтверждение на­личия токсической концентрации химического вещества в организме больного. Противопоказанием к пери-тонеальному диализу являются выраженный спаечный про­цесс в брюшной полости и поздние сроки беременности. При тяжелых отравлениях, сопровождающихся развитием экзотоксического шока (что исключает возможность при­менения форсированного диуреза, гемодиализа и операции детоксикационной гемосорбции), перитонеальный диализ является практически единственным методом активного вы­ведения токсичного вещества из организма.

Методика операции несложна: после нижнесрединной лапаротомии в переднюю брюшную стенку вшивают спе­циальную резиновую фистулу с раздувной фиксирующей манжеткой. Через фистулу в брюшную полость в направ­лении малого таза вводят специальный перфорированный резиновый или полиэтиленовый катетер, наружный конец которого герметически соединяют с системой аппарата для перитонеального диализа, состоящей из металлической стой­ки, 2 однолитровых банок системы Боброва и систем У-об-разных трубок.

В качестве диализатора используют стандартный раствор электролитов следующего состава: хлорида калия 0,3 г;

хлорида натрия 8,3 г; хлорида магния 0,1 г; хлорида кальция 0,3 г; глюкозы б г на 1 л воды. Одномоментно в брюшную полость больного вводят до 2 л раствора электролитов с добавлением 500 000 ЕД пенициллина и 1000 ЕД гепарина;

рН раствора устанавливается в зависимости от реакции токсичного вещества (кислой или основной) добавлением в состав диализирующего раствора 5% раствора глюкозы или 2% раствора гидрокарбоната натрия.

Анализирующие растворы перед введением в брюшную полость подогревают до 37—37,5° С, а при гипотермии боль­ного — до 39—40°С, что является эффективным средством в борьбе с этим осложнением. Раствор с повышенной тем­пературой способствует увеличению скорости диффузии ток­сичного вещества в перитонеальную жидкость вследствие усиления кровообращения в брюшине. После 20-минутной экспозиции анализирующий раствор удаляют из брюшной полости по принципу сифона по системе трубок, конец которой располагается ниже уровня постели больного.

После удаления всего количества анализирующей жид­кости цикл перитонеального диализа повторяется. Продол­жительность диализа (число смен анализирующего раство­ра) в каждом конкретном случае индивидуальна и зависит от динамики клинической картины отравления и обнару­жения токсичного вещества в удаленной из брюшной по­лости жидкости.

При проведении перитонеального диализа больным в коматозном состоянии введение в брюшную полость 2 л жидкости, по данным рентгенографии и спирометрии, при­водит к ограничению подвижности диафрагмы, повышению ее уровня и снижению жизненной емкости легких. Ухуд­шение легочной вентиляции в процессе длительного пери­тонеального диализа создает дополнительные условия для развития пневмонии. Для профилактики этого осложнения таким больным придают полугоризонтальное положение под углом 10—15° с приподнятым головным концом кровати. До полного вывода пациента из коматозного состояния ди­ализ проводят при ИВЛ.

  1   2   3

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconГр. Anatemno-рассекаю это наука, которая изучает строение и форму тела человека, всех его частей

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconЭто наука о происхождении и развитии, формах и строении человеческого организма. Анатомия изучает

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconПитание для любого живого организма это источник энергии, продуктов, участвующих в обмене веществ,

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconКлетка – элементарная структурная и функциональная единица живого организма

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconЛекция 4 с 1998 года существует поисковая система по 2000 ядов. Смерть от яда может быть результатом
Токсикология – (греч учение о ядах) – наука о действии яда на организм человека
Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconА. А. Ткаченко Судебная психиатрия является отраслью психиат­рии, которая изучает психические расстройства

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconИван анатольевич
Это неслучайно потому, что впервые она прозвучала в 1878 году в связи с созданием теории внутренней...
Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconЛекция №1. 13 11. «Введение в предмет. Научное определение жизни, свойства живого и уровни организации

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconЗадачи спортивной медицины : Изучение здоровья, функциональных возможностей организма, решение вопросов

Это область медицины, которая изучает законы взаимодействия живого организма и яда iconТема: Общая остеология. Обзор скелета. Понятие о плоскостях. Начальная терминология Анатомия наука

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы