Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа icon

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа





НазваниеСовременные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа
страница2/3
НИКИФОРОВА ГАЛИНА НИКОЛАЕВНА
Дата13.02.2013
Размер0.6 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3
Методы лечения больных и анализ полученных результатов.

Лазерная септохондрокоррекция проводилась нами под местной аппликационной анестезией без какой-либо предоперационной подготовки. Использовалось специальное устройство – лазерный корректор (разработка корпорации ARCUO MEDICAL INC.), включающее в себя пластиковое оголовье для пациента и крепящийся к нему модернизированный отдавливатель перегородки носа, использовавшийся при лазерной септохондрокоррекции ранее. Рабочая часть инструмента включает в себя оптический контактор, датчик системы обратной связи и фиксирующее и позиционирующее приспособление для вышеперечисленных элементов. После механического выпрямления хряща перегородки носа в определённых точках линейно проводилось лазерное воздействие. Излучение волоконного лазера на Er-активированном стекле с длиной волны 1,56мкм позволяет оптимально, на необходимую глубину, прогреть хрящевую пластинку перегородки носа без её деструкции. Лазерное излучение транслируется к хрящу перегородки носа по гибкому кварц-полимерному волокну с боковым выводом луча. Воздействие осуществляется линейно-точечно сзади наперед. В среднем проводилось 2–3 линии в зависимости от вида деформации хряща на выпуклой стороне деформации и затем аналогично с противоположной стороны. Одномоментно во время вмешательства проводился контроль физико-химических параметров хряща (система "обратной связи"). Необходимое для релаксации напряжений в хряще время лазерного воздействия составляет 0,2-20 сек. Температура участка деформированного хряща при этом должна быть более 65С, только тогда начинаются процессы релаксации механических напряжений. Всем 67 пациентам исследуемой подгруппы была произведена лазерная септохондрокоррекция лучом волоконного эрбиевого лазера. В 35 случаях в связи с сопутствующим хроническим ринитом, лазерное воздействие на хрящ перегородки проводилось в сочетании с точечной лазерной коагуляцией нижних носовых раковин. В первые 2–3 суток после операции в полости носа имели место незначительно выраженные реактивные явления в виде гиперемии и отёка слизистой оболочки. В послеоперационном периоде 12 больных с сопутствующим круглогодичным аллергическим ринитом использовали топические кортикостероиды, 35 пациентов после дополнительно проведенной точечной коагуляции нижних носовых раковин лучом лазера - увлажняющие изотонические растворы в течение 6–8 дней. Поведение хряща после лазерной обработки, в том числе и долговременная стабильность его новой формы, определяется совокупностью параметров лазерного воздействия. При этом во многих случаях в первые дни после воздействия имеет место в той или иной степени выраженое восстановление исходной формы. В настоящее время мы не можем объяснить механизмы данного явления, фундаментальные исследования процессов релаксации напряжений в хрящевой ткани под воздействием высокоэнергетического лазерного излучения продолжаются.

В 64 клинических случаях на 6–8 день после стихания реактивных явлений произошло восстановление носового дыхания и формы хряща, практически идентичной наблюдаемой сразу после проведения коррекции. Полностью процессы стабилизации формы занимают 15-20 дней, в течение этого срока определяется результат операции. У 3 пациентов форма хряща перегородки носа вернулась к первоначальной и через некоторое время им была проведена обычная подслизистая резекция перегородки носа. Необходимо отметить, что хрящ после лазерного воздействия не приобретал идеальную линейную форму, имела место незначительная синусоидообразная деформация, что может быть объяснено несоответствующими площади хряща размерами костной рамки. Носовое дыхание при данной вновь созданной форме хряща перегородки носа было свободным. В течение года и более в ЛОР-клинике ММА наблюдались54 пациента из исследуемой подгруппы, у всех отмечен стойкий функциональный эффект после операции, восстановления исходной формы перегородки носа не отмечалось. Хорошая переносимость, малая инвазивность, непродолжительность, сужение спектра противопоказаний по сравнению с традиционными операциями на перегородке носа, минимальный риск возможных осложнений, обеспечиваемый использованием системы «обратной связи», положительные функциональные результаты позволяют рекомендовать метод лазерной септохондрокоррекции у больных с деформацией хряща перегородки носа для широкого использования в клинической практике, в том числе и в амбулаторных условиях. Лазерная септохондрокоррекция, не вытесняя традиционную операцию на перегородке носа, является альтернативным и дополняющим способом восстановления носового дыхания у больных с искривлением перегородки носа.

При анализе результатов лазерной септохондрокоррекции, выполненной под воздействием излучения с длинами волн 2,09мкм и 1,56мкм, нами были отмечены следующие особенности. У пациентов после вмешательства с помощью луча YAG-Ho лазера во всех случаях наблюдались более выраженные реактивные явления, полное восстановление картины нормальной слизистой оболочки при передней риноскопии наблюдалось на 12–14 сутки. Реактивные явления в полости носа после воздействия излучения волоконного эрбиевого лазера исчезали в среднем на 7–8 сутки. Более длительное существование реактивных явлений в полости носа после использования излучения YAG-Ho лазера связаны как с отсутствием системы "обратной связи" во время вмешательства, так и с разными пространственно-временными характеристиками излучения двух лазеров. Это обусловлено законами фотодинамики.

Отсутствие эффекта от лазерной септохондрокоррекции отмечалось в 4,48% (3 из 67) после использования излучения волоконного эрбиевого лазера (во всех данных случаях лазерная септохондрокоррекция проводилась без использования системы «обратной связи»), и в 11,5% случаев (4 из 35) после септохондрокоррекции лучом YAG-Ho лазера.


p < 0,01 В.

p < 0,01 А.



Рисунок 1. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛАЗЕРНОЙ СЕПТОХОНДРОКОРРЕКЦИИ У БОЛЬНЫХ ОСНОВНОЙ (В) И КОНТРОЛЬНОЙ (А) ГРУПП.

Полученные результаты показывают, что излучение волоконного лазера на Er-активированном стекле (λ=1,56мкм) является более эффективным при проведении моделирования хрящевой ткани, в частности, при проведении лазерной септохондрокоррекции по поводу деформаций хряща перегородки носа, чем YAG-Ho лазера (λ=2,09мкм), так как обеспечивает более однородный прогрев хряща по толщине. Использование систем обратной связи с компьютерной обработкой полученных сигналов гарантирует абсолютную безопасность метода лазерной септохондрокоррекции с достижением высокой его эффективности.

Перспективной выглядит методика реимплантации выпрямленной хрящевой пластинки во время традиционной подслизистой септопластики. Данным способом было прооперировано 27 пациентов. Резецированный во время стандартного хирургического вмешательства хрящ перегородки носа обрабатывался излучением волоконного эрбиевого лазера с целью придания ему линейной формы, после чего хрящ устанавливался обратно. Восстановительный период после таких операций ничем не отличался от подобного после обычной септопластики или подслизистой резекции перегородки носа. Методика выпрямления резецированного хряща при проведении септопластики технически проста в исполнении, обеспечивает максимальное сохранение остова перегородки носа. Это обстоятельство особенно важно при проведении операций на перегородке носа в детском и юношеском возрасте.

Исследуемую подгруппу представляют 170 больных хроническими ринитами. Данным пациентам использовались следующие способы воздействия - подслизистая или точечная коагуляция нижних носовых раковин лучом хирургического лазера (таблица II). В первом случае после инфильтрационной анестезии лазерное воздействие осуществлялось при поступательном движении световода в толще раковины, вмешательство выполнялось только на нижних носовых раковинах. Точечная коагуляция нижних носовых раковин проводилась на фоне аппликационной анестезии после предварительной анемизации слизистой оболочки. В 7 случаях признаков назальной обструкции не было, пациентов беспокоили обильные слизисто-водянистые выделения из носа, чихание. В этих случаях мы отметили эффективность точечного воздействия лучом лазера на передние концы нижних и средних носовых раковин.

^ Таблица II. ЧИСЛО ПАЦИЕНТОВ C ХРОНИЧЕСКИМ РИНИТОМ, ПРООПЕРИРОВАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ИЗЛУЧЕНИЯ ХИРУРГИЧЕСКИХ ЛАЗЕРОВ.






Всего

Точечное воз-действие лу-чом волокон-ного лазера

Подслизистая

коагуляция лу-чом волокон-ного лазера

Точечное воз-действие лу-чом гольмие-вого лазера

Подслизистая

коагуляция лу-чом гольмие-воголазера

Хронический ка-таральный ринит


33


2


9


6


16

Вазомоторный ринит


67


8


32


5


22

Вазомоторный ринит без назаль-ной обструкции


7


7


0


0


0

Круглогодичный аллергический ринит


47


3


17


12


15

Гипертрофи-ческий ринит


16


0


12


0


4

Во время подслизистой коагуляции имело место кратковременное кровотечения из зоны введения световода (у 15 пациентов, оперированных лучом волоконного эрбиевого лазера, у 17 – YAG-Ho), которое остановилось после дополнительной коагуляции места ввода и не потребовало тампонирования носа. Кровотечений на фоне точечной коагуляции не было отмечено ни разу. У 3 пациентов в послеоперационном периоде отмечался кратковременный подъём температуры до субфебрильных цифр. Реактивные явления в послеоперационном периоде после подслизистого воздействия обоих видов лазерного излучения были минимально выраженными, больные после такого вмешательства не нуждались в наблюдении медицинским персоналом и ежедневном туалете полости носа и могли быть отпущены на амбулаторный режим. В течение первых 3–7 дней проводилось орошение полости носа изотоническими растворами. Пациентам с круглогодичным аллергическим ринитом после операции рекомендовалось курсовое использование топических кортикостероидов. Практически у всех пациентов восстановление носового дыхания наблюдалось на 3–7 день после лазерного воздействия. В результате точечной коагуляции передних концов носовых раковин на фоне ринореи, у всех 7 пациентов через 6–7 дней (после стихания реактивных явлений) отмечалось значительное уменьшение количества отделяемого из носа, данный эффект сохранялся в течение 6 месяцев (минимальный срок наблюдения). После лазерного воздействия на нижние носовые раковины отмечалось статистически достоверное улучшение мукоцилиарного транспорта.

Достоверных различий во время проведения хирургического вмешательства и в послеоперационном периоде в зависимости от вида лазерного излучения нами зафиксировано не было. При осмотре и по данным риноманометрии у 60 пациентов (необходимо отметить, что у всех носовое дыхание было достаточным) через 10-14 месяцев после операции выявлено, что степень улучшения носового дыхания, а следовательно и степень сокращения нижних носовых раковин больше выражена после воздействия излучения волоконного лазера на Er-активированном стекле, в сравнении с излучением YAG-Ho лазера. Это обусловлено тем, что при использовании излучения волоконного лазера формируется более объёмная зона деструкции ткани носовой раковины, то есть излучение волоконного лазера на Er-активированном стекле предпочтительнее YAG-Ho в случае гиперпластических процессов и большого объёма носовых раковин. Полученные данные позволяют сделать вывод о хорошей переносимости и высокой эффективности воздействия излучения хирургических лазеров у больных различными формами хронических ринитов. В контрольной подгруппе практически у всех 100 пациентов во время проведения традиционного хирургического вмешательства (УЗ-дезинтеграция, подслизистая вазотомия нижних носовых раковин, различные виды конхотомий) отмечалось выраженное в той или иной степени кровотечение, которое потребовало тампонирования полости носа различными способами. Больные после проведения традиционного хирургического лечения нуждались в наблюдении медицинским персоналом и уходом за полостью носа в среднем в течение нескольких дней.

В исследование вошли 100 пациентов с полипозным риносинуситом, которым проводилась лазерная полипотомия носа лучом YAG-Ho и волоконного на Er-активированном стекле лазеров. Подгруппа контроля представлена 80 пациентами с полипозным риносинуситом, которым было проведено традиционное хирургическое лечение (полипотомия носа при помощи носовых петель, щипцов и дебридера).

По данным рентгенографии и компьютерной томографии во всех клинических случаях полипозного риносинусита (основная подгруппа) отмечались выраженные в той или иной степени изменения в околоносовых синусах – от пристеночного утолщения слизистой оболочки до полного заполнения пазух полипозной тканью, у 3 пациентов выявлены кисты верхнечелюстных пазух. 16 пациентам была проведена диагностическая пункция верхнечелюстных пазух (в семи случаях – с обеих сторон). В промывной жидкости отмечалось наличие небольшого количества слизистых сгустков или отсутствие видимого патологического содержимого. В 34 случаях было произведено исследование назальной слизи на наличие эозинофилов. Эозинофилы были обнаружены во всех препаратах в количестве от значительного до единичных в поле зрения. До хирургического вмешательства у данной подгруппы больных полипозным риносинуситом среднее время мукоцилиарного транспорта составило 25,8±1,1сек, по данным ринопневмоманометрии у всех пациентов отмечалась выраженная в той или иной степени назальная обструкция.

Предоперационной подготовки перед лазерной полипотомией носа не проводилось, за исключением случаев назначения и (или) увеличения по показаниям доз препаратов по поводу сопутствующих заболеваний, в частности, бронхиальной астмы (58 пациентов) и хронической ишемической болезни сердца (6 пациентов). Всем пациентам с бронхиальной астмой в день операции по рекомендации пульмонолога однократно внутривенно или внутримышечно назначались системные кортикостероиды – дексаметазон 4 – 8мг. В качестве анестезиологического пособия использовали аппликационную и (или) инфильтрационную анестезию. В пяти случаях хирургическое вмешательство проводилось под эндотрахеальным наркозом. Осложнений связанных с анестезией зафиксировано не было. С использованием излучения YAG-Ho лазера были прооперированы 40 пациентов с полипозным риносинуситом, с использованием излучения волоконного эрбиевого лазера - 60. При работе гольмиевым лазером воздействие на полипы проводилось поступательно к проксимальным отделам с полной деструкцией биоткани. Наиболее оптимально, по нашему мнению, было использование излучения YAG-Ho лазера при воздействии на полипы полости носа диаметром до 1,0см; на испарение более крупных полипов необходимо значительное время, поэтому в данных случаях удобнее использовать лазерное излучение с большей глубиной проникновения в биоткани - волоконного лазера на эрбий-активированном стекле. Особенно эффективным при воздействии данного вида излучения является введение световода через ткань полипа в область его ножки в зоне соустьев с синусами. Это позволяет вызвать деструкцию полипозной ткани достаточно глубоко, что удлиняет период роста полипа. Часть полипов отторгалась уже во время операции, в некоторых случаях для улучшения обзора и удобства работы хирурга проводилась полная абляция полипа или удаления полипа после лазерной обработки щипцами Гартмана или пинцетом без каких-либо усилий. Основное количество полипов выпадали из полости носа самостоятельно на 2-4 день после хирургического вмешательства без каких-либо болевых ощущений. У пациентов, оперированных с использованием излучения хирургического лазера, не было отмечено осложнений местного или общего характера во время вмешательства и в раннем послеоперационном периоде. Тампонада полости носа не проводилась ни в одном случае. Общее состояние больных после операции было удовлетворительным и все пациенты через 1–2 часа после вмешательства под местной анестезией могли быть отпущены на амбулаторный режим; состояние пациентов после общего обезболивания требовало пребывания в стационаре в течение нескольких суток только в связи с перенесенным наркозом. Всем пациентам после лазерной полипотомии носа ежедневно производился туалет полости носа в течение 3–7 дней с использованием физиологического раствора. 23 пациентам потребовалась анемизация слизистой оболочки полости носа. У 12 человек в послеоперационном периоде был использован ринофлуимуцил.

После полного испарения полипозной ткани при воздействии излучения YAG-Ho лазера носовое дыхание в послеоперационном периоде было не затруднено или наблюдалась незначительная степень назальной обструкции. После воздействия излучения волоконного лазера на Er-активированном стекле затруднение носового дыхания у больных сохранялось в течение 3–5 дней до полного очищения полости носа от некротизированной полипозной ткани. Почти все пациенты, имеющие в анамнезе предшествующее удаление полипов полости носа отмечали значительные достоинства лазерной полипотомии по сравнению с традиционными способами хирургического вмешательства – отсутствие кровотечения и тампонирования полости носа, лучшую переносимость, минимум болевых и неприятных ощущений. В послеоперационном периоде в ранние сроки больным назначались антигистаминные препараты, фенспирид, местно – изотонические растворы. Антигистаминные препараты получали все больные в течение 10–30 дней, фенспирид – 43 человека в дозе 160мг в сутки от 2 недель до 6 месяцев. Топические стероиды использовались всеми пациентами после стихания реактивных явлений в полости носа. Обычно это происходило на 3–6 сутки после операции. Курс лечения составил один месяц в 78 случаях, от 2 до 6 месяцев – в 22 случаях. 46 пациентов применяли топические кортикостероиды месячными курсами в течение года от 2 до 4 раз. В послеоперационном периоде на 4–6 сутки 11 пациентам было проведено повторное хирургическое вмешательство – испарение полипов из полости носа. Мы предполагаем, что в одних случаях это связано с неполной деструкцией полипозной ткани во время первого вмешательства, а в некоторых – с выпадением полипов из пазух в полость носа в послеоперационном периоде после ликвидации блока соустьев. Из них 3 пациентов были оперированы лучом YAG-Ho лазера, 8 – лучом волоконного лазера на Er-активированном стекле.

За год наблюдений (всего 83 пациента) по данным эндоскопии рецидив отмечен у 37 больных. Необходимо отметить, что при обычной передней риноскопии полипозная ткань в полости носа визуализировалась только в 25 случаях, что составляет 30,1%. Повторное хирургическое вмешательство потребовалось 12 из 83 пациентов основной подгруппы, что составляет 14,5%. Лазерные полипотомии были произведены 8 больным, из них у 3 жалоб на затруднение носового дыхания не было, а имел место блок среднего носового хода полипозными массами, четверо от предложенных операций отказались. Все эти пациенты были ранее прооперированы с использованием излучения YAG-Ho лазера. Среднее время мукоцилиарного транспорта в отдалённые сроки после хирургического вмешательства составило 14,2±0,8 сек. Улучшение скорости продвижения слизи мерцательным эпителием по нашему мнению связано с повышением эффективности местного противовоспалительного лечения после хирургического лечения с использованием лазерного излучения. Мы не исключаем появление случаев осложнений с увеличением числа проведенных вмешательств, однако считаем (на основании характеристик и свойств лазерного излучения и результатов проведенных исследований), что их число будет значительно меньшим по сравнению с традиционными видами хирургического лечения. Отдалённые результаты лечения больных полипозным риносинуситом с использованием излучения хирургических лазеров свидетельствуют о несомненной эффективности и перспективности данного метода.

Всем пациентам контрольной подгруппы (80 человек) была произведена полипотомия носа с использованием носовых петель и щипцов или дебридера (16 пациентов). Консервативное лечение в послеоперационном периоде у пациентов исследуемой и контрольной подгрупп было аналогичным. В контрольной подгруппе на фоне традиционного хирургического лечения различные интра- и ранние послеоперационные осложнения наблюдались в 16% случаев. Имели место такие осложнения как сосудистые реакции на использования большого количества местного анестетика, кровотечения, потребовавшие тампонирования полости носа, ухудшение соматического статуса. Многие пациенты отрицательно относились к традиционным способам удаления полипов, некоторые отмечали сохранение значительных болевых ощущений во время операции. После традиционного вмешательства более половины прооперированных должны были находиться под наблюдением врача в течение нескольких суток, длительность и выраженность реактивных явлений были значительнее, чем после лазерного воздействия, этим пациентам требовался более продолжительный уход за полостью носа. Повторное удаление полипов больным контрольной подгруппы в первые 2–3 суток было выполнено 24 пациентам из 80. В исследуемой группе в результате совершенствования методики и техники лазерных операций не было отмечено ни одного случая развития синехий в полости носа. В подгруппе пациентов после традиционной полипотомии и с помощью дебридера синехии отмечались у 3 пациентов из 80.


p < 0,01
А.


p < 0,01
В.

Рисунок 2. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОТДАЛЁННЫЕ РЕЗЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ПОЛИПОЗНЫМ РИНОСИНУСИТОМ ОСНОВНОЙ (А) И КОНТРОЛЬНОЙ (В) ГРУПП.

За год наблюдений рецидив полипозного процесса после традиционной полипотомии и с помощью дебридера отмечен у 46 пациентов из 80 (57,5%). Наличие рецидива полипозного процесса в основной и контрольной подгруппах фиксировалось по данным передней риноскопии. В основной подгруппе по данным эндоскопического исследования рецидив полипозного процесса был отмечен у 37 пациентов из 83 (44,6%). Аналогичного исследования в контрольной подгруппе не проводилось, но даже на фоне обычного осмотра без использования эндоскопической техники процент рецидивов в контрольной группе был выше – 57,5%. Повторная операция в связи с блокадой среднего носового хода полипными массами или с назальной обструкцией понадобилась после традиционных вмешательств 21 из 80 (26,25%). Таким образом, результаты проведенного исследования свидетельствуют о преимуществах лазерной полипотомии носа по сравнению с традиционными способами хирургического лечения.

Традиционные способы хирургического лечения больных полипозным риносинуситом в настоящее время всё больше вытесняются современными эндоскопическими вмешательствами в полости носа и околоносовых пазухах. Сравнение результатов лазерной полипотомии носа и эндоскопических операций не входило в задачи нашего исследования, однако в ходе наблюдений и анализа некоторых данных мы сочли возможным сделать ряд выводов. Во время любого эндоскопического вмешательства в полости носа и околоносовых пазухах имеет место выраженное в той или иной степени кровотечение, которое требует тампонады полости носа. Больные после данных операций должны в течение нескольких суток находиться под наблюдением врача. Лазерная абляция полипов позволяет менее инвазивно удалить полипозную ткань, сократить число противопоказаний к хирургическому вмешательству по сравнению эндоскопической полисинусотомией. По нашим данным при сравнении отдалённых результатов – рецидив полипозного процесса после эндоскопических операций в полости носа и околоносовых пазухах отмечался по данным эндоскопии у 5 пациентов из 34 (14,7%), оперированных в различных клиниках Москвы; повторное хирургическое лечение понадобилось только в одном клиническом случае. У 6 пациентов после эндоскопической полисинусотомии в полости носа были выявлены синехии. Таким образом, предварительно можно сделать вывод о более позднем рецидивировании полипозного процесса после эндоскопической полисинусотомии по сравнению с лазерной полипотомией носа. Представляется перспективной разработка новых методов хирургического лечения больных полипозным риносинуситом, сочетающих и дополняющих друг друга с целью оптимизации лечебного процесса.

Ещё одну основную подгруппу составили 58 пациентов с воспалительными заболеваниями среднего уха. Пациентам с обострением хронического эпи- и эпимезотимпанита с гиперпластическими процессами в среднем ухе была показана санирующая операция, которая не могла быть выполнена по различным причинам (противопоказания со стороны соматического статуса, отказ больного от предложенного вмешательства и др.). У 46 больных основной подгруппы патологический процесс был односторонним, у 12 – двусторонним. Подгруппу контроля составили 40 пациентов с патологией среднего уха, которым проводилось традиционное лечение. В контрольной подгруппе односторонний процесс имел место у 31 больного, двусторонний – у 9 пациентов. Длительность заболевания у всех пациентов основной и контрольной подгрупп была более 3 лет, сроки после санирующих операций во всех клинических случаях были более 6 месяцев.

Лазерное воздействие в области среднего уха не требовало предоперационной подготовки, за исключением коррекции назначений по поводу сопутствующих заболеваний, которая было проведена в 5 случаях соответствующими специалистами. Вмешательство у всех больных производилось под местной аппликационной и (или) инфильтрационной анестезией. Осложнений, обусловленных анестезией, не было ни у одного пациента. Обязательным во время проведения лазерных операций на среднем ухе было использование микроскопической техники. Выбор вида лазерного излучения зависел от характера патологического процесса. В случае мелких и плоских очагов гиперплазии различного характера (толщина слоя ткани менее 2,0мм) оптимальным является использование излучения YAG-Ho лазера, при работе на более объёмных тканях – излучение волоконного эрбиевого лазера. Это обусловлено различной глубиной проникновения излучения в биоткани. В исследуемую подгруппу вошли также 8 пациентов с длительно (более 3 месяцев) незаживающей трепанационной полостью после санирующей операции на ухе в отсутствие гиперпластических процессов. Этим больным было произведено сканирующее воздействие лучом YAG-Ho лазера на стенки полости с низкими (0,3 - 0.5 Дж) значениями энергии излучения. В данных клинических случаях лазерное излучение использовалось с целью биостимуляции. Так как испарение крупных полипов лучом лазера занимает достаточно продолжительное время и может привести к излишнему нагреву окружающих тканей, у 9 пациентов основной подгруппы сразу после анестезии крупные полипы трепанационной полости (диаметром более 5,0мм) были удалены с помощью ушной петли. Сочетание лазерного и традиционных видов хирургического лечения позволяет сократить общее время вмешательства и обеспечить необходимую безопасность. После испарения в максимально возможном объёме патологических тканей в область воздействия вводилась турунда, пропитанная раствором антисептика с суспензией гидрокортизона 1 : 1 на 1-2 часа. Во время проведения лазерного воздействия и в послеоперационном периоде мы не наблюдали каких-либо осложнений. Общее состояние всех больных исследуемой подгруппы после операции было удовлетворительным. Пациенты не нуждались в наблюдении врачом и через 1–2 часа после вмешательства могли быть отпущены на домашне-амбулаторный режим. Реактивные явления в среднем ухе после воздействия лучом хирургических лазеров были минимальными. Все пациенты отметили хорошую переносимость и безболезненность проведенного вмешательства по сравнению с традиционными способами лечения.

В контрольной группе количество интра- и послеоперационных осложнений было незначительным, это объясняется тем, что инвазивность вмешательств также была минимальной. Всем пациентам обеих подгрупп проводилось местное этиотропное и патогенетическое лечение в течение 10–15 дней.

У 12 пациентов основной подгруппы с длительно незаживающей трепанационной полостью уха с наличием рубцов и грануляций и с неоднократными малоэффективными курсами лечения в анамнезе после лазерного воздействия одно - трёхкратно применялся препарат пиримидинового ряда – противоопухолевый антибиотик митомицин С. Эффективность митомицина С обусловлена его противовоспалительным и протекторным действием, основанным на воздействии на внутриклеточные структуры, вызывающее апоптоз клетки. Препарат обладает низким резорбтивным действием, а используемое нами количество митомицина С (0,5-0.1мг) значительно меньше максимальной суточной дозы (30мг в сутки для взрослого человека).

Результаты лечения: сроки купирования воспалительного процесса и наступления ремиссии у больных основной подгруппы составили 18±4,6 дней, контрольной – 22±3,8 дня. Неэффективность лечения на фоне лазерного воздействия была отмечена у 3 пациентов, двум больным после этого была выполнена санирующая операция на ухе, 1 – реоперация (удалены кариозно измененные фрагменты кости в мастоидальной части трепанационной полости). Санирующая операция и повторное хирургическое вмешательство у больных контрольной подгруппы в связи с отрицательными результатами лечения произведено в 12 случаях во время данной госпитализации. Все другие пациенты были выписаны из клиники с улучшением. В ближайшем периоде после лазерного воздействия и традиционного лечения ни в одном другом клиническом случае хирургического вмешательства не потребовалось.

В течение 3 месяцев после лечения у всех больных основной подгруппы после лазерного воздействия отмечалась полная ремиссия, у пациентов контрольной подгруппы у 11 человек после санирующей операции на ухе отмечалось обострение воспалительного процесса, выраженное в разной степени. В течение 3–6 месяцев после лечения обострение воспалительного процесса у больных основной подгруппы отмечено в 4 случаях. Из данной подгруппы пациентов 3 были после санирующей операции на среднем ухе, в том числе 1 – с длительно неэпидермизирующейся полостью, 1 пациент – с хроническим эпитимпанитом, последнему на фоне обострения среднего отита была произведена аттикоантротомия. В остальных 3 клинических случаях для достижения ремиссии использовалось только консервативное лечение. Больному с длительно незаживающей трепанационной полостью в анамнезе было использовано излучение YAG-Ho лазера, другие больные были прооперированы лучом волоконного эрбиевого лазера. В контрольной подгруппе обострение воспалительного процесса в эти сроки наблюдалось в 15 клинических случаях, все пациенты были после санирующей операции на ухе. На фоне данного обострения им проводилось консервативное лечение.


p< 0,01


1   2   3

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconОглы алгоритм диагностики заболеваний глотки и гортани, исходя из нарушения слуха и болевых ощущений
Работа выполнена на кафедре «Болезней уха, горла и носа» Российского университета дружбы народов
Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconФункциональное и клиническое значение анатомических структур, формирующих полость носа 14. 00. 04

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconИнтраоперационная пластика хирургических дефектов перегородки носа (клинико-экспериментальное исследование)

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconСовременные подходы к диагностике и лечению грибкового отита (клинико-экспериментальное исследование).

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconОптимизация послеоперационной тампонады полости носа при септопластике и щадящей конхотомии 14. 01.

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconПрименение экзогенного оксида азота в комплексном лечении больных с воспалительными заболеваниями
Работа выполнена в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте им. М. Ф....
Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconКачество жизни пациентов при хирургическом лечении хронических риносинуситов 14. 00. 04 Болезни уха,

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconОсобенности холестеатомы наружного и среднего уха у детей 14. 00. 04 Болезни уха, горла и носа

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconСовременная эндоскопическая диагностика заболеваний среднего уха у детей (14. 01. 03 Болезни уха,

Современные высокоэнергетические лазерные технологии при лечении больных с заболеваниями носа и уха (экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа iconОптимизация хирургического лечения деформаций перегородки носа 14. 00. 04 болезни уха, горла и носа

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы