Общая характеристика работы icon

Общая характеристика работы





Скачать 184.11 Kb.
НазваниеОбщая характеристика работы
Дата24.03.2013
Размер184.11 Kb.
ТипАвтореферат
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Институт физиологии им. И.П. Павлова


На правах рукописи


БОБРЫШЕВ

Петр Юрьевич


ВКЛАД ГЛЮКОКОРТИКОИДНЫХ ГОРМОНОВ В ГАСТРОПРОТЕКЦИЮ В УСЛОВИЯХ ДЕСЕНСИТИЗАЦИИ КАПСАИЦИН-ЧУВСТВИТЕЛЬНЫХ АФФЕРЕНТНЫХ НЕЙРОНОВ


03.00.13 – физиология


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук


Санкт-Петербург

2006

Работа выполнена в лаборатории экспериментальной эндокринологии

Института физиологии им. И.П. Павлова РАН


Научный руководитель:

доктор биологических наук Людмила Павловна Филаретова


Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Владимир Иванович Овсянников

доктор биологических наук, профессор Галина Ефимовна Самонина


Ведущее учреждение:

Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН


Защита состоится « _ » __________ 2006 г. в часов на заседании Диссертационного совета по защите кандидатских диссертаций (К 002.020.01) Института физиологии им. И.П. Павлова РАН (199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6)


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института физиологии им. И.П. Павлова РАН


Автореферат разослан «____» ____________ 2006 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат биологических наук Ольга Георгиевна Чивилева


^

общая характеристика работы


Актуальность проблемы. Знания о физиологических механизмах, обеспечивающих поддержание целостности слизистой оболочки желудка (СОЖ), востребованы клиникой для разработки новых подходов к профилактике и лечению язвенной болезни, которая остается распространенным заболеванием. Поддержание целостности СОЖ обеспечивается благодаря активности различных гастропротективных факторов (Szabo et al., 2001; Овсянников, 2003; Самонина и др., 2004; Gyires, 2005; Tarnawski, 2005; Wallace et al., 2005; Brzozowski et al., 2006). Среди этих факторов, как наиболее важные, в настоящее время выделяют простагландины, оксид азота (NO) и пептиды (главным образом, кальцитонин ген-родственный пептид), высвобождающиеся при активации капсаицин-чувствительных афферентных нейронов (КЧН) (Holzer et al., 1990; Szolcsanyi, Bartho, 2001; Peskar, 2005; Whittle, 2005; Wallace, 2006; Schmassmann et al., 2006). Простагландины, NO и КЧН вносят вклад в гастропротекцию посредством благотворного действия на кровоток, продукцию слизи в желудке и регенерационные способности слизистой оболочки (Holzer, 1991, 2006; Takeuchi et. al., 2001; Wallace et. al., 2003; Evangelista, 2006). Известно положение о том, что эти факторы действуют сообща для поддержания целостности СОЖ (Whittle et. al., 1990; Ehrlich et. al., 2004).

Согласно результатам исследований нашей лаборатории глюкокортикоидые гормоны, продуцирующиеся при действии различных ульцерогенных стимулов, вносят важный вклад в защиту СОЖ от этих стимулов (Филаретова, 1990, 1995, 2006; Филаретова, Филаретов, 1992; Филаретова и др., 2000, 2002, 2003; Filaretova et al., 1998-2006). Для обеспечения гастропротективного влияния глюкокортикоидные гормоны могут действовать на те же мишени, что и простагландины, NO и КЧН (Подвигина и др., 2002, 2003; Филаретова и др., 2003; Filaretova et al., 1999, 2002, 2004-2006). Новый взгляд на глюкокортикоидные гормоны как на гастропротективные, а не ульцерогенные факторы и выявление общих мишеней гастропротективного действия глюкокортикоидов и других защитных факторов СОЖ привели к возникновению гипотезы о возможном их взаимодействии. Ранее при проверке гипотезы было продемонстрировано компенсаторное взаимодействие между глюкокортикоидами и простагландинами при гастропротекции (Filaretova et al., 2002, 2005). Однако взаимодействия глюкокортикоидных гормонов с капсаицин-чувствительными афферентными нейронами и оксидом азота при гастропротекции ранее не изучалось.

^ Цель и задачи исследований. Основная цель работы заключалась в изучении способности глюкокортикоидных гормонов поддерживать целостность СОЖ в условиях выключения функции КЧН. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1) исследовать эффекты десенситизации КЧН на СОЖ в условиях действия ульцерогенного стимула (индометацин, 35 мг/кг) и при его отсутствии у крыс с нормальным и недостаточным содержанием глюкокортикоидных гормонов в крови;

2) сравнить вклад глюкокортикоидных гормонов в поддержание целостности СОЖ при десенситизации КЧН с таковым при блокаде синтеза NO;

3) для выяснения механизмов, опосредующих компенсаторное гастропротективное
действие  глюкокортикодных гормонов в условиях действия ульцерогенного
стимула (индометацин, 35 мг/кг) при десенситизации КЧН, оценить вклад
глюкокортикоидов в поддержание уровня глюкозы в крови, артериального
давления  и микроциркуляции в желудке в этих условиях.

^ Научная новизна работы. Впервые показано, что глюкокортикоидные гормоны принимают участие в поддержании целостности СОЖ в условиях выключения функции КЧН и при ингибировании синтеза NO.

Выявлен больший вклад глюкокортикоидных гормонов в поддержание целостности СОЖ при десенситизации КЧН по сравнению с таковым при блокаде синтеза NO.

Впервые установлено, что компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов в условиях выключения функции КЧН может быть связано с их поддерживающим влиянием на общефизиологические параметры: уровень глюкозы в крови и артериальное давление.

Показано, что одним из важных механизмов, обеспечивающих компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов в условиях десенситизации КЧН, является их поддерживающее влияние на микроциркуляцию в желудке: поддержание кровотока в микрососудах стенки желудка, предотвращение дилатации капилляров, посткапиллярных, собирательных венул и увеличения проницаемости микрососудов в СОЖ.
^

Основные положения, выносимые на защиту:


1) Глюкокортикоидные гормоны принимают участие в регуляции процессов, обеспечивающих поддержание целостности СОЖ в условиях выключения функции (десенситизации) КЧН.

2) Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов при десенситизации КЧН может обеспечиваться за счет поддерживающего влияния гормонов на уровень глюкозы в крови и артериальное давление и их ограничивающего влияния на развитие патологических изменений микроциркуляции в желудке.

^ Научно-практическое значение работы.

Результаты демонстрируют новые гормональные гастропротективные механизмы, действующие в физиологических условиях. Применение этих знаний в клинике может способствовать разработке новых подходов к профилактике и лечению язвенной болезни желудка.

^ Апробация работы. Представленные в диссертации материалы были доложены на: XI International symposium "New frontiers of neurochemistry and neurophysics" (Martin, Slovak Republic, 2003); Pavlov Centenary Symposium "Integrative Physiology & Behaviour" (St. Petersburg, 2004); International Symposium “Advances in gastrointestinal pharmacology” (Otsu, Japan, 2004); Международной летней школе по гастроэнтерологии (Tubingen, Germany, 2004); XIX съезде физиологического общества им. И.П. Павлова (Екатеринбург, 2004); VII Всероссийской конференции “Нейроэндокринология-2005” (Санкт-Петербург, 2005); 4-ой Всероссийской конференции «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2005); Всероссийской конференции молодых исследователей, (Санкт-Петербург, 2005); Humboldt-Kolleg Conference “Technologies of 21st Century” (St.Petersburg, 2005); II International conference “Neural-Humoral and Cellular Regulatory Mechanisms of Digestion Processes» (Kyiv, Ukraine, 2005); Научной сессии молодых ученых “Механизмы регуляции физиологических систем организма в процессе приспособления к условиям среды” (Санкт-Петербург, 2005); 9-ой Всероссийской медико-биологической конференции молодых исследователей «Человек и его здоровье» (Санкт-Петербург, 2006).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 29 работ, из них 7 – статьи в рецензируемых журналах и сборниках, 22 – тезисы докладов.

^ Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из традиционных разделов, содержит … рисунков. Список литературы включает …ссылок на … работы отечественных авторов и … зарубежных источника. Общий объем диссертации – … с.

^

Материалы и методы исследования


Опыты проведены на 535 самцах крыс Спрейг-Доули и Вистар массой 250-300 г. Для выяснения способности глюкокортикоидных гормонов защищать СОЖ в условиях выключения функции КЧН мы сравнивали эффекты десенситизации этих нейронов на образование эрозий в СОЖ, вызванных индометацином (35 мг/кг, подкожно), у крыс с нормальным и недостаточным содержанием глюкокортикоидных гормонов в крови. Для создания дефицита глюкокортикоидных гормонов использовали адреналэктомию.

Десенситизация КЧН была выполнена согласно традиционному методу (Esplugues and Whittle, 1990) за 2 недели до эксперимента. Для этого капсаицин вводили подкожно под эфирным наркозом в течение трех последовательных дней в дозах 20, 30 и 50 мг/кг. Через неделю после введения капсаицина или растворителя (ложная десенситизация) крыс подвергали адреналэктомии или ложной операции под эфирным наркозом. В качестве заместительной терапии адреналэктомированным крысам за 15 мин до введения индометацина подкожно вводили кортикостерон в дозе 4 мг/кг, при этом в крови адреналэктомированных крыс создавали уровень гормона, соответствующий таковому ложнооперированных крыс после введения индометацина.

Для выяснения механизмов компенсаторного гастропротективного действия глюкокортикоидов при десенситизации КЧН оценивали уровни кортикостерона и глюкозы в крови, артериальное давление и параметры микроциркуляции в желудке.

Через 4 часа после введения индометацина животных декапитировали, извлекали желудки. Количественную оценку повреждений слизистой оболочки производили путем подсчета средней площади эрозий, приходящейся на один желудок в группе, на основании фотографий желудков с помощью компьютерной программы Image J. Пробы крови для тестирования содержания гормонов и глюкозы брали из сосудов туловища крыс после их декапитации. Содержание кортикостерона в крови определяли спектрофлюориметрическим микрометодом (Балашов, 1990), уровень глюкозы в крови - с помощью тест системы (One Touch Basic Plus, USA).

Артериальное давление измеряли у бодрствующих крыс до и в течение 4 часов после введения индометацина при помощи компьютеризированной установки для инвазивной регистрации артериального давления (DPB001, Kent Scientific Corp., Litchfield, CT, USA). Для количественной оценки параметров микроциркуляции регистрировали скорость кровотока в микрососудах серозно-мышечной оболочки и подслизистого слоя желудка и их диаметры, на основании этих параметров рассчитывали объемную скорость кровотока. В слизистой оболочке измеряли диаметры капилляров, посткапилляров и собирательных венул. Скорость кровотока и диаметры микрососудов исследовали у наркотизированных нембуталом крыс до и после введения индометацина при помощи специальной оптической системы с контактным темнопольным эпиобъективом (Левкович, 1991). Эта часть работы выполнена совместно с сектором научно-исследовательской кинематографии Института физиологии им. И.П. Павлова РАН (заведующий – к.т.н. Ю.И. Левкович). Кроме того, состояние микроциркуляции оценивали на основании определения проницаемости микрососудов СОЖ с помощью краски Evans blue, которую вводили в хвостовую вену (Katayama et al., 1978).

Блокаду синтеза NO проводили с помощью L-NAME (50 мг/кг, подкожно, за 45 минут до введения индометацина в дозе 35 мг/кг).

Полученные данные обрабатывали статистически по t-критерию Стьюдента или критерию Манна-Уитни, используя программу STATGRATHICS Plus.


^ Результаты исследований

1. Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов при десенситизации КЧН и блокаде синтеза NO



Рис. 1. Влияние десенситизации КЧН на образование эрозий в желудке, вызванных индометацином, у ложнооперированных (ЛО), адреналэктомированных (АЭ) крыс и адреналэктомированных крыс с заместительной терапией кортикостероном (АЭ+Корт). Контроль (здесь и далее) – ложная десенситизация. Достоверность отличий при p<0.05: # - от ЛО-контроль; * - от всех групп. Количество случаев – 8-13.

Эрозивные повреждения СОЖ, индуцированные индометацином (35 мг/кг), значимо и примерно в равной степени усугублялись как адреналэктомией (Рис. 1А, В), так и десенситизацией КЧН (Рис. 1Б, В). Степень усугубления образования эрозий при десенситизации КЧН зависела от уровня глюкокортикоидных гормонов в крови (Рис. 1В). Наибольшая степень усугубления повреждения СОЖ в условиях десенситизации наблюдалась у адреналэктомированных крыс. В этом случае средняя площадь эрозий превышала таковую, наблюдавшуюся после десенситизации КЧН у ложноооперированных крыс, примерно в 10 раз. Заместительная терапия кортикостероном полностью предотвращала такой пагубный эффект сочетанного действия десенситизации и адреналэктомии на состояние СОЖ (Рис. 1В).



Рис. 2. Влияние блокады синтеза NO на образование эрозий в желудке, вызванных индометацином, у ложнооперированных (ЛО), адреналэктомированных (АЭ) крыс и адреналэктомированных крыс с заместительной терапией кортикостероном (АЭ+Корт). Достоверность отличий при p<0.05: # - от ЛО-контроль; * - от всех групп. Количество случаев – 7-11.

Блокада синтеза NO (L-NAME, 50 мг/кг) усугубляла образование эрозий, вызванных индометацином, и степень этого усугубления также зависела от уровня глюкокортикоидных гормонов в крови (Рис. 2). Как и в случае десенситизации наибольшая степень усугубления образования эрозий после блокады синтеза NO наблюдалась у адреналэктомированных крыс. Однако в этом случае средняя площадь эрозий превышала таковую, наблюдающуюся после блокады синтеза NO у ложноооперированных крыс, только в 4 раза. Заместительная терапия кортикостероном (4 мг/кг) полностью предотвращала эффект сочетанного действия блокады синтеза NO и адреналэктомии на слизистую оболочку (Рис. 2). Известно, что влияние КЧН на кровоток в СОЖ опосредуется NO (Merchant et al., 1995; Holzer 1998). Результаты, полученные нами, скорее свидетельствуют в пользу того, что вклад КЧН не полностью или не всегда опосредуется NO.

^ 2. Вклад глюкокортикоидных гормонов в гастропротекцию при десенситизации КЧН за счет их поддерживающего влияния на уровень глюкозы в крови

Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов в условиях десенситизации КЧН может обеспечиваться за счет их увеличенной продукции, о чем свидетельствует более высокий уровень кортикостерона в плазме крови (через 4 часа после введения индометацина) у крыс с десенситизацией КЧН по сравнению с таковым у ложнодесенситизированных животных (Рис. 3А).



Рис. 3. Влияние десенситизации КЧН на содержание кортикостерона в плазме крови (А) и уровень глюкозы в крови (Б) через 4 часа после введения индометацина (35 мг/кг) у ложнооперированных (ЛО), адреналэктомированных (АЭ) крыс и адреналэктомированных крыс заместительной терапией кортикостероном (АЭ+Корт). Достоверность отличий при p<0.05: # - от ЛО-контроль, ЛО-десенситизация, АЭ+Корт; * - от всех групп. Количество случаев – 8-13 (А),11-18 (Б).


Согласно результатам, представленным на Рис. 3Б, одним из механизмов компенсаторного гастропротективного действия глюкокортикоидных гормонов при десенситизации КЧН может быть их участие в поддержании влияние на уровня глюкозы в крови. Десенситизация КЧН не влияла на уровень глюкозы в крови у ложнооперированных крыс, однако, усугубляла падение уровня глюкозы у адреналэктомированных крыс. В последнем случае наблюдался минимальный средний уровень глюкозы в крови (Рис. 3Б) и максимальная площадь эрозий по сравнению с другими группами (Рис. 1). Введение кортикостерона предотвращало падение уровня глюкозы в крови (Рис. 3Б) и существенно улучшало состояние СОЖ у адреналэктомированных крыс с десенситизацией КЧН (Рис. 1). Аналогичные благотворные влияния в наших экспериментах оказывала и экзогенная глюкоза.

^ 3. Вклад глюкокортикоидных гормонов в гастропротекцию при десенситизации КЧН за счет поддержания артериального давления и микроциркуляции в желудке



Рис. 4. Влияние индометацина на уровень артериального давления у ложнооперированных (ЛО) и адреналэктомированных (АЭ) крыс с заместительной терапией кортикостероном (Корт) или без нее в условиях десенситизации КЧН (ДС) или их ложной десенситизации. Достоверность отличий при p<0.05: # - от АЭ, а также всех групп; * - от АЭ и АЭ+ДС. Количество случаев – 5-6.

Индометацин (35 мг/кг) не вызывал изменений уровня артериального давления у ложнооперированных крыс, и десенситизация не влияла на эту ситуацию. Однако адреналэктомированные животные, уже имеющие низкое артериальное давление, реагировали на введение индометацина дальнейшим прогрессивным его снижением, и десенситизация КЧН потенцировала падение артериального давления в этом случае в течение первых 2-х часов после введения индометацина. Введение кортикостерона (4 мг/кг) приводило к быстрому повышению уровня артериального давления у адреналэктомированных крыс с десенситизацией КЧН (Рис. 4) до уровней, наблюдающихся у ложнооперированных крыс.





Рис. 5. Влияние индометацина (ИМ) на скорость кровотока в микрососудах подслизистого слоя желудка у ложнооперированных (ЛО) и адреналэктомированных (АЭ) крыс с заместительной терапией кортикостероном (Корт) или без нее в условиях десенситизации КЧН (ДС) или их ложной десенситизации. Достоверность отличий при p<0.05: * - от базального уровня (-15 мин) в соответствующей группе;

# - от соответствующих временных точек во всех других группах; $ - от соответствующих временных точек ЛО. Количество случаев – 58-96.

Резкие изменения артериального давления сопровождались резкими изменениями скорости кровотока в микрососудах желудка. При изучении скорости кровотока в микрососудах серозно-мышечной оболочки и подслизистого слоя желудка при наших экспериментальных воздействиях выявлены параллельные изменения. На рис. 5 показаны данные по изменению скорости кровотока в микрососудах подслизистого слоя желудка. Введение индометацина в ульцерогенной дозе приводило к достоверному снижению скорости кровотока в микрососудах желудка, в то время как введение растворителя индометацина не вызывало достоверных изменений этого параметра. Адреналэктомия сама по себе вызывала резкое падение базальной скорости кровотока в микрососудах. У адреналэктомированных крыс введение индометацина приводило к дальнейшему снижению скорости кровотока, которое на фоне низкой исходной скорости кровотока у этих животных не было выражено очень ярко, хотя было достоверным. Десенситизация КЧН потенцировала падение базальной и индуцированной индометацином скорости кровотока у адреналэктомированных крыс, в результате у этих крыс наблюдалась минимальная скорость кровотока по сравнению со всеми другими группами. Введение кортикостерона в этой ситуации приводило к быстрому увеличению скорости кровотока в микрососудах желудка (Рис.5).



Рис. 6. Влияние десенситизации КЧН на проницаемость микрососудов СОЖ у ложнооперированных (ЛО), адреналэктомированных (АЭ) крыс и адреналэктомированных крыс с заместительной терапией кортикостероном (АЭ+Корт) через 4 ч после введения индометацина (ИМ). Достоверность отличий при p<0.05: * - от всех групп, # - от ЛО-интактные (без ИМ), $ -от ЛО-контроль. Количество случаев 7-13.

В СОЖ через 4 часа после введения индометацина (35 мг/кг) наблюдалось достоверное увеличение диаметров (дилатация) капилляров, посткапиллярных и собирательных венул (p<0.05, данные не показаны) а так же проницаемости микрососудов по сравнению с их исходными величинами (Рис. 6). Адреналэктомия, которая сама по себе вызывала увеличение проницаемости микрососудов, потенцировала эффект индометацина на этот параметр (Рис. 6) и усугубляла дилатацию микрососудов слизистой оболочки, вызванную индометацином. Эффект десенситизации КЧН на рассматриваемые параметры микроциркуляции зависел от содержания глюкокортикоидов в крови и был наиболее ярко выражен у адреналэктомированных крыс. В этом случае наблюдались максимальные величины проницаемости микрососудов (Рис. 6) и средних диаметров всех трех типов сосудов, достоверно отличающиеся (p<0.05) от соответствующих величин всех других экспериментальных групп, в том числе и группы с заместительной терапией кортикостероном.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Представленная работа - первое исследование, посвященное изучению взаимодействия глюкокортикоидных гормонов с капсаицин-чувствительными афферентными нейронами и оксидом азота при гастропротекции. Учитывая вклад глюкокортикоидных гормонов в процессы адаптации, было выдвинуто предположение о компенсаторной гастропотективной роли глюкокортикоидных гормонов, прежде всего, при десенситизации КЧН. Полученные данные подтверждают это предположение и раскрывают возможные механизмы, за счет которых такое компенсаторное действие гормонов может быть реализовано. Согласно полученным данным компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов в условиях выключения функции КЧН может быть связано с поддержанием как общефизиологических параметров (уровня глюкозы в крови и артериального давления), так и локальных параметров желудка, отражающих состояние микроциркуляции. При этом показано, что благотворное влияние глюкокортикоидов на общий гомеостаз может быть основой их положительного действия на локальный гомеостаз в СОЖ. Данные литературы о вкладе глюкокортикоидных гормонов (Erturk et al., 1998; Chan et al., 2003) и КЧН (Zhou et al., 1990) в регуляцию гомеостаза глюкозы, с одной стороны, и о роли гипогликемии в запуске патологических событий в СОЖ (Mobbs et al., 2001), с другой, явились основой для предположения о компенсаторном гастропротективном действии глюкокортикоидов при десенситизации КЧН через нормализацию уровня глюкозы в крови. Результаты работы подтверждают это предположение. Известно об участие глюкокортикоидов в поддержании артериального давления (Grunfeld and Eloy, 1987; Darlington et al., 1989), о возможной зависимости микроциркуляции в желудке от артериального давления при его резких изменениях (Guth, Morishita, 1990), о положительном влиянии КЧН (Holzer, 1998) и глюкокортикоидов (Filaretova, 1999) на кровоток в желудке. Эти факты стали основой предположения о компенсаторном действии гормонов при десенситизации КЧН через их поддерживающее влияние на артериальное давление и микроциркуляцию в желудке. Полученные данные хорошо согласуются с этим предположением и демонстрируют как зависимые, так и независимые от артериального давления изменения микроциркуляции желудка. Показано, что десенситизация КЧН не влияет на изучаемые в работе параметры или вызывает меньшие их изменения у крыс, имеющих нормальный (естественный или искусственно созданный) уровень глюкокортикоидов в крови и, как следствие, не приводит к тем повреждениям СОЖ, которые наблюдаются в тех же условиях у адреналэктомированных крыс. В то же время, в работе продемонстрировано, что глубоким повреждениям СОЖ у адреналэктомированных крыс с десенситизацией КЧН предшествуют ярко выраженные патологические изменения всех изучаемых параметров.

Выявленные в работе факты свидетельствуют в пользу включения глюкокортикоидов в список естественных факторов защиты СОЖ, действующих вместе с другими общепризнанными гастропротективными факторами.

Выводы


1. Степень потенцирующего эффекта десенситизации капсаицин-чувствительных афферентных нейронов на образование эрозий, индуцированных индометацином (35 мг/кг), зависит от уровня глюкокортикоидных гормонов в крови. Наибольший потенцирующий эффект десенситизации наблюдается у адреналэктомированных крыс: в этом случае cредняя площадь эрозий десятикратно превышает таковую как у ложнооперированных крыс, так и у адреналэктомированных животных с заместительной терапией кортикостероном (4 мг/кг).

2. Потенцирующий эффект блокады синтеза оксида азота L-NAME (50 мг/кг) на образование эрозий, индуцированных индометацином (35 мг/кг), также ярче выражен у адреналэктомированных крыс по сравнению с таковым у ложнооперированных или адреналэктомированных животных с заместительной терапией кортикостероном (4 мг/кг). При этом в условиях адреналэктомии блокада синтеза оксида азота приводит к меньшему повреждению слизистой оболочки желудка по сравнению с десенситизацией капсаицин-чувствительных афферентных нейронов.

3. Десенситизация капсаицин-чувствительных афферентных нейронов не влияет на уровень глюкозы в крови через 4 часа после введения индометацина (35 мг/кг) у ложнооперированных крыс, однако, вызывает снижение уровня глюкозы в крови у адреналэктомированных крыс, исходно имеющих пониженный уровень глюкозы. Заместительная терапия кортикостероном (4 мг/кг) предотвращает падение уровня глюкозы в крови у адреналэктомированных крыс с десенситизацией капсаицин-чувствительных афферентных нейронов.

4. Десенситизация капсаицин-чувствительных афферентных нейронов не влияет на уровень артериального давления, регистрируемого в течение 4 часов после введения индометацина (35 мг/кг) у ложнооперированных крыс, однако, потенцирует вызванное индометацином падение артериального давления у адреналэктомированных крыс, исходно имеющих его пониженный уровень. Заместительная терапия кортикостероном (4 мг/кг) приводит к резкому повышению артериального давления у адреналэктомированных крыс с десенситизацией капсаицин-чувствительных нейронов до уровней, наблюдающихся у ложнооперированных крыс.

5. Степень патологических изменений микроциркуляции желудка, наблюдающихся после введения индометацина (35 мг/кг) у крыс с десенситизацией капсаицин-чувствительных афферентных нейронов, зависит от уровня глюкокортикоидных гормонов в крови. Наибольшие нарушения микроциркуляции: падение скорости кровотока в микрососудах серозно-мышечной оболочки и подслизистого слоя желудка, дилатация капилляров, посткапиллярных и собирательных венул слизистой оболочки и увеличение проницаемости микрососудов в cлизистой оболочке, наблюдаются у адреналэктомированных крыс. Эти нарушения предотвращаются заместительной терапией кортикостероном (4 мг/кг).

6. Глюкокортикоидные гормоны принимают участие в поддержании целостности слизистой оболочки желудка в условиях ульцерогенного влияния индометацина при десенситизации капсаицин-чувствительных афферентных нейронов. Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов при десенситизации капсаицин-чувствительных афферентных нейронов может обеспечиваться за счет поддерживающего влияния гормонов на уровень глюкозы в крови и артериальное давление и предотвращения развития патологических изменений микроциркуляции в желудке.


Список основных работ, опубликованных по материалам диссертации

  1. Bobryshev P.Yu., Bagaeva T.R., Filaretova L.P. Gastroprotective action of glucocorticoid hormones in rats with desensitization of capsaicin-sensitive sensory neurons. J. Inflammopharmacology (England). Vol. 13 (1-3): 217-228. 2005.

  2. Бобрышев П.Ю., Подвигина Т.Т., Багаева Т.Р., Филаретова Л.П. Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидных гормонов в условиях выключения функции капсаицин-чувствительных нейронов у крыс. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. Т. 92, N8: 1006-1015. 2006.

  3. Бобрышев П.Ю., Мальцев Н.А. Поддержание кровотока в желудке как один из механизмов гастропротективного действия глюкокортикоидных гормонов. Сб. «Стресс и висцеральные системы». 55-57. Минск. 2005.

  4. Filaretova L., Podvigina T., Bagaeva T., Bobryshev P., Tanaka A., Takeuchi K. Cooperative interaction between glucocorticoids and prostaglandins in gastroprotection. Ulcer Research. Sikiric et al. (Eds). Monduzzi. Italy. 169-173. 2003.

  5. Филаретова Л.П., Подвигина Т.Т., Багаева Т.Р., Бобрышев П.Ю. Вклад гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы в гастропротекцию: механизмы гастропротективного действия глюкокортикоидных гормонов. Сб. «Биологические аспекты экологии человека». Архангельск. 207-209. 2004.

  6. Filaretova L., Bobryshev P., Bagaeva T., Podvigina T.T., Takeuchi K. Hypothalamic-pituitary-adrenocortical system: hormonal gastroprotective brain-gut axis. Life-style related diseases. Nishino et al., (Eds). Research Signpost. Kerala. 221-241. 2006.

  7. Филаретова Л.П., Бобрышев П.Ю., Багаева Т.Р., Подвигина Т.Т. Компенсаторная гастропротективная роль гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы. Сб. «Стресс и висцеральные системы». Минск. 203-205. 2005.

  8. Бобрышев П.Ю., Багаева Т.Р., Подвигина Т.Т., Филаретова Л.П.. Компенсаторное гастропротективное действие глюкокортикоидов в условиях ингибирования синтеза оксида азота и десенситизации капсаицин-чувствительных нейронов. Тезисы конф. «Нейроэндокринология–2005», Санкт-Петербург. 30. 2005.

  9. Bobryshev P., Bagaeva T.R., Podvigina T.T., Filaretova L.P. Interaction between capsaicin-sensitive afferents and glucocorticoid hormones in gastric ulcer disease. Autonomic Neuroscience . Vol. 119: 143. 2005.


Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы. Актуальность работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Общая характеристика работы iconОбщая характеристика работы

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы