Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии icon

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии





НазваниеЮ. А. Флоренская избранные работы по логопедии
страница2/9
Дата31.01.2013
Размер2.66 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9

^ К ВОПРОСУ О ЗАИКАНИИ В СВЯЗИ С ЯВЛЕНИЯМИ АМБИДЕКСТРИИ1


1 Статья Ю. А. Флоренской опубликована в сб. «Психологические и неврологические исследования», т. II, вып. I, 1930.


Отнесем ли мы заикание к числу «церебральных амиотаксий», т. е. «к двигательным симптомам дегенеративной структуры мозга» (Россолимо), отнесем ли мы его к признакам конституциональной дефективности личности (Капустин), или же к конституциональным аномалиям координации или же предположим его анатомо-физиологический коррелят в двигательно-речевом центре (Сикорский) – при всех предположениях мы видим, что в основе заикания все-таки полагается некоторая биологическая почва, предрасположение (Anlage, disposition), хотя внешние, главным образом социальные причины играют тоже большую роль в проявлении заболевания.

По вопросу о предрасположении мы имеем многочисленные литературные указания на дегенерацию больных; однако же нужно сказать, что понятие дегенерации носит обыкновенно расплывчатый характер и больше подчеркивает общую дегенеративную предрасположенность человека, неполноценность всего его организма и особенно его психики, чем частную основу каждого из определенных заболеваний. Таким образом этот обобщающий характер в понятии дегенерации на фоне конституциональных особенностей не приближает нас к пониманию данного заболевания и не отвечает на вопрос, почему одна и та же травматизация у одних лиц вызывает невротические заболевания, а у других не вызывает его, почему однородная травматизация вызывает разнородные заболевания у различных лиц и почему разнородная травматизация может вызвать однородный невроз. Иными словами, почему невроз избирательно связывается с каким-либо одним или несколькими органами, с одной или несколькими определенными функциями, в нашем случае с функцией речи?

Переходя к вопросу о заикании, мы видим и здесь подобную картину: полная недоступность центральных органов речи для непосредственного исследования и сложные невротические наслоения, затемняющие основную недостаточность, давно заставили специалистов искать косвенных путей в изучении причин этого заболевания, т. е. идти путем расшифрования других сопутствующих заиканию морфологических и функциональных неправильностей организма.

Многими специалистами в данном вопросе установлено частое совпадение заикания с леворукостью. Процент заикающихся среди леворуких равен от 6,6% до 8,5%.

Английские ученые подчеркивают связь между предрасположением к заиканию, леворукости и косоглазию: исследование тысячи случаев косоглазия обнаружило почти во всех семействах наличие заикания и леворукости.

Прежде чем попытаться выяснить биологическую связь леворукости с заиканием, необходимо несколько шире коснуться вопроса о леворукости вообще.

Под леворукостью мы понимаем функциональное превалирование левой руки над правой, т. е., состояние противоположное тому, которое нормально присуще большинству людей – функциональное превалирование правой руки над левой.

Леворукость, по мнению большинства исследователей, обусловлена центральным нервным происхождением; она зависит от ненормального функционального соотношения полушарий головного мозга, т. е. вместо обычного функционального превалирования левого полушария мы здесь предполагаем анормальное функциональное повышение правого полушария. Одни считают это превосходство анатомически врожденным; другие – приобретенным.

По поводу неравного развития полушарий головного мозга мы встречаем ряд интересных данных:

1) Кровяное давление на предпочитаемой стороны в 95% случаев в среднем выше на 0,1 абсолютной высоты давления.

2) Почти всегда встречающаяся весовая разница между двумя полушариями у старших детей составляет от 5 до 15 гр. в большинстве случаев в пользу левого полушария.

3) Wilson при аутопсии случая леворукости нашел значительное превосходство в развитии правого полушария по сравнению с левым.

Причина функциональной асимметрии в развитии мозговых полушарий со всеми проистекающими отсюда следствиями кроется, по-видимому, в асимметрическом расположении сосудистой системы в пользу лучшего кровоснабжения левого полушария.

Леворукость, по-видимому, передается наследственно.

Попытка высчитать процент леворукости на общее число населения дала чрезвычайно разнообразные и неустойчивые результаты: цифры варьируют от 2,0% до 6,0%, в среднем 4,0%.

Вышеприведенные цифры процентного отношения леворукости к общему числу населения и данные, касающиеся оценки этого явления, как видим, далеко не сходятся между собою и заставляют сделать предположение, что авторы, быть может, несколько различно учитывали самый симптом леворукости.

В самом деле, можно считать вероятным, если не достоверным факт существования различных степеней леворукости (Гэтс). Билей на основании обследования 106 356 детей тоже пришел к выводу, что существует целый ряд ступеней от крайней леворукости до крайней праворукости. Наряду с этим мы часто встречаем лиц, считающих себя левшами, в силу того, что целый ряд действий они выполняют левой рукой вместо правой, не исключая общего функционального превалирования правой руки, например, бросают мяч, рубят левой рукой, а едят, пишут, режут – правой. К этим лицам приложим термин амбидекстров – двуруких, хотя он не вполне выражает сущность явления, правильнее было бы назвать их равнорукими. Людей, владеющих обеими руками, можно было бы в таком случае рассматривать как прирожденных левшей, которые позднее приобрели способность владеть правой рукой.

Что касается скрытой леворукости, то она может «чувствоваться» субъектом или оставаться незаметной как для самого левши, так и для его окружающих, или лишь случайно обнаруживаться в особых условиях жизни или при исследовании; поэтому при исследовании больных детей нельзя ограничиваться показанием родителей, а необходимо всегда прибегать к особым приемам для обнаружения леворукости. Иногда подобная скрытая особенность неожиданно проявляется в момент сильного волнения; в этом отношении интересен случай, а именно: четырехлетняя девочка-правша была впервые наказана отцом и с этого времени стала леворукой.

Вторым условием функциональной амбивалентности обеих рук можно было бы предположить незаконченный процесс дифференциации правой руки от левой – некоторую задержку латерализации, т. е. остановки на стадии неполного развития процесса.

Предположение застревания на такой незавершенной стадии развития, при наличии наследственно-биологической тенденции к уклону процесса в сторону праворукости, делает понятным, отчего леворукость бывает обыкновенно выражена менее определенно, чем праворукость, и почему «левши» и дети амбидекстры почти всегда поддаются правостороннему воспитанию, в то время как правши почти не поддаются – левостороннему.

Итак, подводя итог различным теоретически возможным видам функционального соотношения обеих рук, мы намечаем следующие типы:

1. Завершенная праворукость.

2. Завершенная леворукость.

3. Амбидекстрия как застревание на стадии незаконченной латерализации.

4. Амбидекстрия у типа I с сознательной культурой левой руки.

5. Амбидекстрия у типа II с сознательной культурой правой руки.

Для полной характеристики леворукости коснемся еще интересных взаимоотношений леворукости и заикания к полу.

Как известно, женский пол реже заболевает заиканием, чем мужской; на этом сходятся мнения почти всех авторов.

Объяснение этого факта некоторые из исследователей видят в большей речевомоторной одаренности женщины.

Избирательное отношение леворукости к мужскому полу тоже подтверждается большинством наблюдений. Леворукость в два раза чаще встречается среди мужчин, чем среди женщин. Сикорский, уделивший много внимания этому вопросу, считает, что количество мальчиков левшей относится к количеству девочек левшей как 6,42 к 3,79; некоторые авторы не высказываются достаточно определенно относительно преобладания мужского пола, поэтому вопрос этот требует дальнейшей разработки.

Попытка экспериментально установить тесную связь леворукости с заиканием дала в некоторых случаях чрезвычайно знаменательные результаты; так, дети эпилептики, которых хотели обучить леворукости, через пять месяцев начали заикаться; заикание прекратилось, когда они достигли одинаковой ловкости обеих рук. Попытки отучить детей с выраженной леворукостью от преимущественного употребления левой руки и приучить их к праворукости, тоже вызвали у них заикание, прекратившееся при возвращении к леворукости.

Не менее интересен случай инвалида войны, заболевшего заиканием при обучении левой руки.

Еще более показательна больная – двухлетняя косоглазая и праворукая девочка, нормально говорящая, которая под влиянием психической травмы семейного характера сделалась леворукой и начала заикаться; по прекращении травматизирующих обстоятельств леворукость исчезла постепенно, а заикание сразу, косоглазие сделалось незначительным.

Вопрос о тесной связи заикания и леворукости таким образом останавливал на себе внимание почти всех специалистов в области заикания, поэтому было бы интересно несколько глубже заглянуть во взаимоотношение этих двух областей на протяжении их филогенетического развития.

Нормальное развитие моторных функций человека приводит к материализации моторики, которую, по-видимому, нужно считать за необходимые целовые для развития некоторых высших психических функций.

Нам хотелось бы здесь особенно подчеркнуть параллельный процесс дифференциации правой руки и развития словесной речи, который, может, проясняет странную и, на первый взгляд случайную связь этих двух, казалось бы, самостоятельных, независимых друг от друга областей.

Словесная речь отличает человека от животных, даже очень близких к нему, как по своему общему физическому строению, так и по строению органов речи и интеллектуальным способностям, например, от антропоморфных обезьян, пользующихся для объяснения между собою языком знаков; зато птицы, во всех отношениях далеко отстоящие от человека, проявляют нередко способность и склонность к образованию речевых созвучий и даже известного рода болтовне наподобие человеческой речи. Конечно, эту болтовню нельзя назвать речью в подлинном смысле слова, так как ею не пользуются для взаимного общения, но в этой способности птиц мы можем уже отметить некоторые элементы, необходимые для настоящей речи, а именно: во-первых, тонкий слух и способность апперципировать слуховые восприятия со всеми их оттенками и прочно сохранять их в памяти; во-вторых, способность удерживать иногда ассоциативную связь этих слуховых восприятий с одновременными восприятиями других органов чувств, а затем при случае ассоциативно воспроизводить их; наконец, в-третьих даже потребность к этому воспроизведению.

Однако щебетанье птиц не идет далее по пути развития словесной речи, а дифференцируется в пение.

Можно считать установленным, что детская речь проходит в своем развитии тот же этап лепета, т. е. малоосмысленной певучей артикуляции отдельных звуков, выражающих большею частью чувство общего удовлетворения. Здесь сначала совершенно отсутствует влияние на ребенка языка взрослых, но в конце уже отмечается прислушивание и стремление к повторению отдельных созвучий и даже слов, произносимых окружающими (эхолалия, отраженная речь). Подражание, вначале бессмысленное, постепенно становится все более и более осмысленным.

Итак, этап лепета, требующий для своего развития тонкого слуха, встречается только у человека и у птицы; можно было бы предположить, что высокое развитие слуха у этих двух так далеко отстоящих друг от друга видов стоит в зависимости от другой, общей им особенности, а именно вертикального положения при ходьбе и стоянии и вытекающей отсюда дифференциации конечностей на верхние и нижние, которой мы тоже не встречаем у остальных животных.

Таким образом, речь, представляющая в периферической части симметричную двустороннюю функцию, имеет асимметричную локализацию в мозгу; билатерально симметрическое строение тела в данном случае дало уклонение, совершившееся, по-видимому, под влиянием интенсивного правостороннего процесса чисто функционального характера – процесса праворукости. Нарушение функциональной симметрии привело, с одной стороны, к возможности самых разнообразных комбинаций в движении рук, с другой – можно предположить – к подавлению в области речи соответствующей корковой части противоположной стороны.

Некоторые клинические данные позволяют думать, что процесс дифференциации левосторонней моторики и левосторонних речевых центров имеет позднейшее развитие, т. е. индивидуально различно переживается человеком в течение его роста и развития; латерализация моторики может наступить даже после пубертатного возраста, в детстве существуют, по-видимому, в той или другой степени двусторонние речевые центры, поэтому афазия в детском возрасте вызывается не только при поражении левого полушария, но и правого; кроме того, «большая ранимость речи в детском возрасте говорит за незаконченный, не доведенный до конца процесс локализации; с этим взглядом вполне согласуются наблюдения, касающиеся большой способности восстановления речи в детском возрасте».

Заикание, появляющееся перед началом афазии и при ее исчезновении, можно рассматривать как активное выявление первоначально подавленной речевой области, значение которой вырастает вследствие пониженной деятельности пораженной стороны.

Предположение о существовании дремлющих правосторонних речевых центров послужило основанием для создания теории, объясняющей некоторые характерные симптомы заикания – а именно повторение слогов и слов. Согласно этой теории (при заикании однородные и равные билатеральные речевые импульсы следуют друг за другом, не сливаясь одновременно между собою; вследствие отсутствия определенного главенства какой-нибудь одной стороны они вступают между собою в борьбу за господство), эта интерференция нарушает правильное течение речи.

Таким образом, заикание является выражением незаконченного процесса дифференциации речевых центров.

Обращаясь к разбору нашего клинического материала, отмечаем раньше всего, что простое наблюдение над моторикой больных дало возможность отметить ряд характерных черт, объединяющих до известной степени всю исследуемую группу; кроме изменений мимики, отражающих обычно средние и поздние стадии заикания, а в некоторых случаях и вторичных стойких изменений всей моторики (вялости, напряженности, маскообразности, парамимий и т. д.), нами обращено внимание еще на особую незаконченность всех выразительных движений, существующую даже при отсутствии грубых нарушений, например парезов. Здесь в большинстве случаев не было той определенности и выразительности как мимики, так и жестикуляции, которые получаются благодаря более совершенному функциональному развитию правой половины тела и гармоничному сочетанию симметричных движений правой и левой стороны, причем правая стороны как бы ведет движение, левая же лишь поддерживает, и все движение не только по содержанию, но и по времени сочетается с речью; мимические движения правой половины лица часто бывали сглажены, одинаковые жесты производились обеими руками вместе или последовательно, напоминая зеркальные изображения, причем ни одна сторона не руководила движением. В некоторых стадиях заболевания (уход в молчание) телодвижения предшествовали речи или заменяли ее (возврат к языку знаков), при этом часто левая рука, плечо, кисти рук, пальцы – первыми вступили в движение – правые следовали потом. Вспомогательные движения, потерявшие свой выразительный характер, подобно сохранившимся свободным движениям, часто носили тот же левосторонний или двухсторонний характер.

Подобное отсутствие определенности в функциональном первенстве правой половины тела и, в частности, правой руки – может рассматриваться как проявление легких форм амбидекстрии, свойственных большей части больных заиканием и особенно ярких в моменты эмоционального напряжения.

Опрос этой группы больных заиканием (250 человек) вскрыл среди них 23 человека, называвших себя левшами; интересно отметить, что при ближайшем знакомстве все они оказались амбидекстрами, с детства одинаково владевшими обеими руками или приучившимися к употреблению правой руки в процессе воспитания.

Необходимо еще отметить, что среди всех исследованных нами случаев не было ни одного случая патологической леворукости, приобретенной вторично вследствие заболевания периферического или центрального характера.

Подводя итоги, можно сказать, что

I. Исследование группы заикающихся с точки зрения амбидекстрии определенно подтвердило наличие тесного соотношения между заиканием и амбидекстрией.

II. Метод опроса обнаружил 9,8% леворуких, оказавшихся при ближайшем исследовании амбидекстрами.

III. Теоретически обоснованное предположение о существовании среди заикающихся значительного количества случаев скрытой амбидекстрии различных степеней подтвердилось полученными при исследовании данными.

IV. Случаи амбидекстрии, выявленные различными методами, большею частью не совпадают между собою, что говорит о различных степенях и характере амбидекстрии, а также может объясняться вторичными процессами приспособления и условиями правосторонней культуры.

V. Подтверждается избирательное отношение заикания и амбидекстрии к мужскому полу.


Выводы.

Тесная связь амбидекстрии и заикания требует бдительного надзора со стороны педагогов и школьных врачей за явлениями двурукости, как явной, так и скрытой.

Факт двурукости может свидетельствовать в моторной сфере о повышенной ранимости речи, функционально и филогенетически связанной с ней. Пониженная сопротивляемость речи должна учитываться как в целях особо бережного ограждения ее от всякого рода травматизации, так и во избежание непосильной речевой нагрузки, напр. при распределении общественных работ.

В случаях явной леворукости принудительное правостороннее воспитание нежелательно.


^ К ВОПРОСУ О ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЯХ РЕЧИ (ПАРАФАЗИИ И ТАХИЛАЛИИ)1


1 Статья Ю. А. Флоренской опубликована в ж. «Nevrologie und Zeitschribt fu#r die gesamte Neurologie und Rsychiatrie». Berlin 1933, B. 1 und 2.


В данной работе мы предлагаем рассмотреть из большой группы логоневрозов особую их форму, обозначаемую как тахилалия2. Эта форма, как видно из самого ее названия, характеризуется нарушениями темпа речи, а, точнее, сильным ее ускорением.


2 Т а х и л а л и я (tachylalia; тахи- + греч. lalia речь, болтовня; син.: тахифемия, тахифразия) – нарушение речи в форме выраженного многословия или резко ускоренного темпа речи.


При анализе различных форм логоневроза до последнего времени основное внимание уделялось чисто внешним проявлениям нарушения. Вопросы связи различных симптомов невроза между собой и с логическим содержанием речи, а также со всеми психофизиологическими аспектами личности больного только сейчас оказываются на повестке дня. Это же касается и вопросов о развитии симптоматики болезни. Изучение логоневрозов началось с описания нарушений в построении звуковых рядов больными и связи этого нарушения с интеллектуальным и эмоциональным состоянием пациента. В этом ключе были описаны нарушения ритма и мелодики речи. При этом делались попытки связать быстрый или медленный темп речи со спецификой темперамента и особенностями личности в целом.

При структурном рассмотрении логоневротических симптомов можно обнаружить определенное количество взаимосвязанных особенностей речи больных, своеобразных базовых симптомов логоневроза. Их перечень охватывает главным образом артикуляционные нарушения, нарушения темпа речи, разнообразные формы судорожного поведения речевого аппарата. Последнюю группу нарушений следует отметить особо: нарушения моторики речевого аппарата вызывают у больного все вышеперечисленные нарушения. Нередко такое явление наблюдается при заикании. В этом случае важно различать первичную и вторичную природу того или иного нарушения.


Первоначально нарушения артикуляции изучались лишь на поздних стадиях заикания и описывались как симптомы ассоциативной афазии. В клинической картине дислалии3, однако, нередко не отмечается заикания. Психологическое состояние таких больных характеризуется наличием боязливости, беспокойства, неуверенности в себе, замкнутости и т. п. В их речи наблюдаются тенденции к пропуску отдельных звуков, слов или даже частей предложений. Больные предпочитают заменять труднопроизносимые слова на более легкие, что, однако, приводит нередко к серьезным нарушениям речевой и мыслительной деятельности, снижению четкости суждений, расплывчатому характеру мышления.


3 Д и с л а л и я (от греч. dys – приставка, означающая расстройство, нарушение; и lalia – произношение, речь); неправильное произношение звуков речи, которое обусловлено аномалиями языка, челюстей, зубов, нёба, нарушениями функций центральной нервной системы, тугоухостью, а также подражанием ребенка неправильному произношению кого-либо из окружающих.


Заикание объясняется различными авторами через спастические судороги речевого аппарата. При этом артикуляционные и ритмические нарушения, перестановки слогов и слов понимаются как комплекс вторичных симптомов. Речь больного с развитием невроза становится все более замедленной, происходит замена длинных слов более короткими, заметно ухудшается артикуляция. Постепенно громкость речи больного снижается, речь его все больше загрязняется вводными словами и нечленораздельным набором звуков. Эта картина характерна для поздней стадии данного логоневроза.

Нарушения темпа речи как вторичные симптомы входят в клиническую картину практически всех парафазий. Вторичные нарушения темпа речи – стабильный симптом большинства клинических случаев логоневроза. Как правило, это сопровождается скомканной речью с нарушенной структурой предложений, исключением из фонетического состава речи целых категорий труднопроизносимых звуков. Речь больных при этом прерывиста, наблюдается выпадение частей слова, слов или даже некоторых частей предложения. Скорость говорения заметно возрастает, что делает речь пациентов путаной и малопонятной. Сами больные, как правило, объясняют эти явления тем, что они пытаются максимально использовать период времени, свободный от спастических судорог, вмещая в него максимальное количество предназначенной для озвучивания информации.

Выделение отдельных форм нарушений речи из общей группы логопатий произошло сравнительно недавно. Так, дислалия была выделена как специфическая форма логоневроза лишь в 80-е гг. XIX в. (до этого комплекс явлений дислалии относили к феномену заикания). Однако дислалия, как и многие другие логоневрозы, устраняется методами своеобразных дидактических и гимнастических упражнений, так называемой речевой ортопедии. Тахилалия же демонстрирует нам пациентов с повышенным уровнем тревожности, что отражается на их беспокойной, взволнованной речи. Больные в разговоре постоянно «проглатывают» части слов и целые слова, а нередко и окончания предложений.


Своеобразная клиническая картина подобных нарушений объясняется через специфическое происхождение речевой атаксии. Нервическая поспешность больных сказывается на характере их мыслительного процесса, быстрота и некоторая сумбурность которого не согласуется с моторной активностью речевого аппарата, следствием чего становится нарушение синтаксической структуры предложений. В состоянии рассеянности у больных нередко можно отметить некоторую неравномерность течения речи.

В состоянии увлеченности разговором или при сильном волнении любой здоровый человек нередко демонстрирует в речи целый комплекс симптомов логоневроза. «Чистые» случаи парафазии, однако, редко можно наблюдать в повседневной жизни. Речь страдающего парафазией отличается быстротой и неразборчивостью. При дальнейшем ее анализе внимательный наблюдатель может отметить нарушения в произношении отдельных звуков, выпадение звуков, искажение и выпадение слогов и даже потерю в процессе говорения целых слов и частей предложения. Речь имеет тенденцию к укорачиванию: так, рассказ из 10 предложений редко воспроизводится больными парафазией более чем в 4–5 предложениях. Предложения при этом заметно укорачиваются, а детали рассказа в изложении пациентов, как правило, утрачиваются или существенно искажаются.

Как правило, у страдающих парафазией наблюдаются стабильные расстройства дикции и нарушения дыхания. Специфической особенностью речи больного парафазией является также повторение слов и предложений. Больной испытывает значительные трудности при подборе нужных для выражения его мыслей слов и предложений.

Внимательное наблюдение за страдающим парафазией демонстрирует потерю больными способности самостоятельно контролировать скорость физических процессов звукопроизнесения. Таким образом, существенная часть проблемы коррекции парафазии4 сводится к восстановлению нарушенной функции внимания. Ранее мы отмечали, что в случаях нарушения непроизвольного контроля со стороны внимания даже человек, не страдающий логоневрозом, выказывает характерные для афазии и тахилалии нарушения речевых функций. Это явление лишь в очередной раз доказывает важность концентрации внимания для построения синтаксически грамотных предложений.


4 А ф а з и я (греч. aphasia, от a – отрицательная частица и phases – высказывание) – расстройство речи, состоящее в утрате способности пользоваться словами и фразами как средством выражения мысли вследствие поражения определенных зон коры головного мозга. Существуют также п а р а ф а з и и – слово заменяется сходным по звучанию, но чуждым по смыслу. В тяжелых случаях речь становится совершенно непонятной. Эта форма часто сочетается с нарушением чтения (алексия).


Таким образом, пациент со стабильными симптомами логоневроза закономерно страдает нарушениями функции внимания. Его внимание зачастую рассеяно, пациент не способен к контролю за собственной речью. Погруженный в ход своих мыслей, он даже при попытке произвольного контроля над звукопроизнесением выказывает неспособность к концентрации внимания.

Проводимые работы по коррекции с такими больными давали достаточно характерные результаты. При медленной речи описанные выше симптомы, как правило, сглаживаются и практически незаметны. В присутствии постороннего человека такие больные обычно говорят существенно лучше. Работа по формированию произвольного внимания у пациентов также дает положительные результаты. Больные приобретают способность к снижению темпа речи, исчезает навязчивое повторение слов и предложений, снижается фиксация. Речь пациентов становится более разборчивой.

Однако выработанная функция внимания является крайне нестабильной и легко разрушается под влиянием даже незначительных изменений внешних условий. В состоянии волнения больной вновь теряет ранее выработанную способность произвольного контроля над своей речью. Важно, что заготовленное заранее и подробно отрепетированное публичное выступление не вызывает сильного усиления симптомов заикания. В комфортной обстановке, располагающей к непринужденному общению, страдающий тахилалией или парафазией больной теряет способность к концентрации внимания на структурировании собственной речи. Это переключение внимания закономерно приводит к резкому росту темпа речи и ее спутанности. При медленной и контролируемой речи данные симптомы, как правило, сглаживаются и практически незаметны. В присутствии постороннего человека такие больные обычно говорят существенно лучше.

Вопрос о значении нарушения темпа речи с большой остротой стоит в клиниках по работе с логоневрозами. Все больше врачей и лингвистов говорят о важности темпов развития и протекания процессов мышления и говорения и их соответствия для построения грамматически и синтаксически верных предложений. Нарушения при афазии оказывают огромное влияние на серьезные нарушения темпа речи и ведут в клинических случаях к существенным проблемам с выражением мыслей и грамотным построением фраз. В серьезных случаях парафазии и афазии при длительных клинических течениях болезни у пациентов с особенно серьезными расстройствами речи могут наблюдаться также нарушения процессов внимания, мышления и т. п.

Именно поэтому серьезное освещение основных аспектов клинической картины логоневроза, особенно таких, как различные виды парафазии, афазии и тахилалии, выделение первичных и вторичных симптомов неврозов позволяет значительным образом облегчить диагностику данных заболеваний и максимально быстро и эффективно производить соответствующую коррекцию, предотвращая дальнейшие возможные нарушения в деятельности высших психических функций.


^ ЛЕЧЕНИЕ ЛОГОНЕВРОЗА КОЛЛЕКТИВНЫМ ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ МЕТОДОМ1


1 Статья Ю. А. Флоренской, опубликована в ж. « Psychiatrie appliqué». № 6, Juin 1934, Paris.


Среди различных аспектов малой психиатрии одно из первых мест занимает логоневроз. Участие масс в общественном переустройстве и современная политическая обстановка делают речевую функцию необычайно важной во всех областях общественной жизни – в образовательной, профессиональной и политической сферах, так что расстройство этой функции во многих случаях играет гораздо большую роль, чем можно было предположить до сих пор.

Сама жизнь настоятельно требует лечения речевых расстройств, в особенности – логоневроза, и создания для этого специальных учреждений. В этой статье рассматривается только логоневроз. При создании логопедической службы один из основных вопросов – форма такого учреждения, которая зависит от выбора методов лечения.

Раньше логоневроз рассматривался как чисто артикуляторное нарушение, и лечение состояло в выполнении набора чисто артикуляторных упражнений. Сейчас мы рассматриваем логоневроз, и особенно заикание, как синдром, который был вызван внешней причиной, но получил развитие благодаря личным психофизиологическим особенностям больного, в основе которых – наследственность и конституция больного и другие экзогенные причины. Поэтому лечение должно быть более комплексным, включать в себя воспитательную и психотерапевтическую составляющие.

Анализ анамнестических данных показывает значение социального фактора в развитии логоневроза. Начало эволюционного заикания обычно совпадает с первыми словами ребенка при попытках общения со своими родными. Болезнь развивается по мере расширения социальной среды больного. Ключевые моменты в развитии заболевания совпадают также с периодами биологической перестройки – во время «болезни роста» в детстве (в возрасте 2, 3 и 7 лет) и у подростков 14–15 лет. В эти моменты психические травмы особенно влияют на больного.

Другой важный фактор – наследственные отклонения и аномалии речевого аппарата, которые могут вызвать задержку речевого развития, литеральную дизартрию, а также симптомы задержки или недостаточности динамической дифференциации полушарий (амбидекстрия, косоглазие, мимическая функциональная асимметрия). Значительное влияние может оказать и нарушение физического развития вследствие рахита, врожденного сифилиса, малярии, туберкулеза, эндокринных нарушений.

Все вышесказанное позволяет отнести логоневроз, в том числе заикание, к психоневрозам, и в их лечении применять средства психоневрологии: гидротерапию, электротерапию, фармакотерапию и т. д.

В XX веке в Европе появился новый вид медицины – «специалисты по речи», – который объединяет физиологию, педагогику, психологию, неврологию и психиатрию речевой деятельности. Специалистч, который занимается нарушениями речи и их лечением, называется логопедом. Он должен владеть педагогическими приемами, уметь работать с коллективом.

Подбирая группу больных, надо учитывать их возраст, общественное положение и форму речевого расстройства. Наиболее эффективна работа в группе подростков. При формировании группы следует соблюдать индивидуальный подход. Необходимо проводить профилактическое лечение больных, в самых тяжелых случаях – повторять курсы лечения. После каждого курса лечения состояние тяжелых больных улучшается. Для повторных больных нужны особые группы с более детализированной программой. Цель этой программы – фиксировать внимание больного на экспрессивной стороне речи, используя новый материал.

Предварительное индивидуальное обследование больного позволяет формировать группу. Основные критерии отбора – возраст больного и момент возникновения расстройства. Эволюционное заикание обычно появляется в период речевого развития (от 3 до 5 лет), уменьшается к 20 годам, а к 35 годам дает новые вспышки.

Детские группы должны проходить курс лечения отдельно от взрослых, вне стен психоневрологического учреждения, под наблюдением логопеда. Фиксация внимания ребенка на речевом расстройстве может усилить психопатологическую симптоматику.

Коллективный психологический метод лечения неврозов – одно из достижений советской психиатрии. Он объединяет два важных терапевтических средства: коллективизм и психологическое воздействие. Большинство заикающихся свободно говорят, когда остаются одни, без свидетелей, или когда обращаются к животным, детям, иногда – к нижестоящим, когда выступают на сцене. Некоторые знаменитые артисты очень хорошо говорили в театре и начинали заикаться за пределами сцены. При заикании редко страдает жестовая речь, внутренняя речь, письменная речь. Нарушается здесь связь между обществом и «я», поэтому артист хорошо говорит на сцене, где он отрешается от своего «я» и становится рупором для своего персонажа. Следовательно, при заикании необходимо восстановить связь между больным и его окружением. Посредником здесь выступает группа.

При психотерапевтическом обследовании следует обращать внимание не только на состояние речевой функции, но и на состояние других психических функций. В эмоциональной сфере возможны: депрессия, доходящая до стремления к самоубийству, обсессии, речевые фобии (лалофобия, логофобия, литерофобия); распад функций с психическими последствиями: ассоциативная афазия, потеря памяти, изменения характера, неверная оценка окружающих, приводящая иногда к депривации. Это говорит о необходимости психологического и психиатрического лечения с применением терапевтических методов: анализа психогенных симптомов, рациональной психотерапии, иногда – психоанализа, и прежде всего – перевоспитания личности с помощью коллективной психотерапии, направленной на укрепление воли, развитие деятельности и самокритичности с целью ослабить нервное напряжение и освободить память. При заикании нарушается, с одной стороны, социальная функция, а с другой – целостность речевой функции. Произнесение изолированных слогов – это не речь.

Программа, основанная на нашем методе, подразумевает курс лечения от 2,5 до 3 месяцев, в тяжелых случаях – от 3 до 3,5 месяцев. Мы не проводим никаких индивидуальных занятий, не занимаемся отдельно дыханием, артикуляцией и фонацией. Первые 15 дней – самые важные, за эти дни надо создать хорошо организованную группу, чтобы: раскрепостить личность, придать ей уверенность в себе при поддержке группы. Параллельно идет работа над техникой речи: 1) работа над ритмом – он должен быть замедленным, но не монотонным, слова связываются растянутыми гласными; 2) коллективный анализ речи с точки зрения моторных и интеллектуальных нарушений, к которым относятся различные уловки – сопутствующие движения, замена трудных слов другими, нарушение последовательности, вставка дополнительных слов, слогов и предложений. Первые 3–4 дня больной может говорить только на занятиях, а в остальное время должен молчать. Занятия состоят из: повтора коротких фраз за педагогом (эхолалия); сопряженного чтения; коротких диалогов; вопросов и ответов, с которыми больные обращаются друг к другу под наблюдением логопеда. Весь материал тесно связан с жизнью больных. Через 8–10 дней каждый больной рассказывает группе историю своей жизни, понемногу учится составлять устные рассказы по заранее продуманному плану или беседовать на заданную тему; переходит к рассказам по картинке и, наконец, начинает обходиться без предварительной подготовки.

Каждый день больной получает домашнее задание и отчитывается перед группой о состоянии своей речи, домашней работе и своем состоянии накануне. Домашнее задание: медленно в определенном ритме считать от 1 до 50 и обратно; читать и рассказывать что-нибудь перед зеркалом. Домашние задания даются начиная с 3-го дня. Через 15 дней проводится общее собрание всей группы, и каждый отчитывается о своей работе за этот период и оценивает состояние своей речи до и после лечения. Следующие 2 недели посвящены закреплению технических приемов и развитию речевого общения. Для этого логопед проводит психотерапевтические конференции по проблемам заикания, личной активности и необходимости участия в общественной жизни, опасности разрыва связей с обществом, по анализу фобий и борьбе со страхом и неуверенностью. Внешние формы работы: больные разговаривают с людьми на улице, в магазине и т. п., сначала группами по 3–4 человека, потом каждый по отдельности. Через месяц больной должен уметь справляться со своими страхами, сомнением неуверенностью. Занятия в этот период: участие в работе клуба (кружка) в клинике, коллективное чтение газет, выступление с докладом, посвященным своим товарищам. Обязательны ритмическая гимнастика и чтение наизусть. Проводятся экскурсии по городу и за город, походы в музеи и театры, организованные комитетом под наблюдением логопеда. Третий месяц: организуются бригады ораторов для выступлений на конференциях вне клиники. В конце курса логопед проводит беседу с больными об опасностях рецидива и о правилах гигиены речи. Рекомендуется 2 раза в день по полчаса ритмично считать от 100 до 1 и обратно, рассказывать что-нибудь перед зеркалом.

Что касается персонала, то одного врача и двух-трех логопедов достаточно на 40–60 больных. Эффективность метода: полное излечение отмечается в 60% случаев, и почти у всех остальных – значительное улучшение.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconПрограмма для поступающих в аспирантуру 13. 00. 03 Коррекционная педагогика
Логопедия как наука. Понятие о логопедии как отрасли дефектологии. Предмет логопедии. Связь логопедии...
Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconТ. А. Флоренская «Диалоги о воспитании и здоровье: духовно ориентированная психотерапия»

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconЗадания по логопедии (афазия)

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconТермины и определения в логопедии

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии icon1 Избранные вопросы анестезиологии и реаниматологии

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconПримерные темы курсовых работ по логопедии

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconУниверситет избранные вопросы неотложной, хирургической

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconОренбургской области избранные вопросы врачебной практики

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconИзбранные вопросы акушерства и гинекологии. Т новокузнецк,1970. 321с

Ю. А. Флоренская избранные работы по логопедии iconОоо «Профлорцентр» V семинар «избранные вопросы практической отохирургии» под руководством

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы