Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 icon

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва "Медицина" 1997





НазваниеВосстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва "Медицина" 1997
страница1/20
А.И.Неробеева
Дата22.02.2013
Размер5.47 Mb.
ТипРуководство
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ МЯГКИХ ТКАНЕЙ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ

РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ

Под редакцией профессора А.И.Неробеева и профессора Н.А.Плотникова

Москва "Медицина" 1997

УДК 617.52-018.6-089.844 ББК 54.5 В76

АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ:

АРЖАНЦЕВ П.З., д-р мед. наук; ВИССАРИОНОВ В.А„ проф.;

ДАВЫДОВ Б. Н., проф.; КРУЧИНСКИЙ Г. В., проф.;

ЛИМБЕРГА.А., д-р мед. наук; МАЛАХОВСКАЯ В. И., канд. мед. наук;

МАТЯКИН Е. Г., проф.; | НАУМОВ П. В. |, проф.; НЕРОБЕЕВ А. И., проф.;

| НОВОСЕЛОВ Р. Д. |, проф.; ПЛОТНИКОВ Н.А., проф.: ТИТОВА А. Т., проф.:

ФРИШБЕРГ И. И., канд. мед. наук; ШУРГАЯ Ц.М„ д-р мед. паук.

Рецензент проф. Т. Г. Робустова

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-В76 лицевой области. Руководство для врачей/П. 3. Ар-жанцев, В.А.Виссарионов, Б.Н.Давыдов и др.; Под ред. А. И. Неробеева, Н.А. Плотникова. М.: Медицина, 1997.-288 с. I5ВN 5-225-01065-2

В руководстве отражены научные достижения в восстановительной хирургии челюстно-лицевой области за последние годы, принципы планирования, методы пластических операций на мягких тканях лица. полости рта, глотки местными тканями, использование филатовского стебля, лоскутов с регионарным кровотоком и с наложением микро­сосудистых анастомозов. Впервые изложены современные возможности восстановления движений лица при поражении мимической мускула­туры, описаны варианты пластики верхней губы и носа при расщелинах. основы пластических операций после удаления злокачественных опу­холей, принципы эстетической хирургии.

Для челюстно-лицевых хирургов, стоматологов, оториноларииголо-гов, офтальмологов и врачей, занимающихся пластической хирургией.

ЬЬК 54.5 I8ВN 5-225-01065-2 © Коллектив авторов, 1997

ПРЕДИСЛОВИЕ

На протяжении многих лет восстановительными операциями в челюстно-лицевой области занимались хирурги-стоматологи. Челюстно-лицевые спе­циалисты вынуждены были бороться с большим непониманием стомато­логов, боявшихся отщепления данного раздела хирургии от их дисциплины, которые считали, что шея, нос, губы, лицо, ушные раковины относятся к их сфере деятельности.

В 1995 г. все эти трудности были преодолены в связи с признанием че-люстно-лицевой хирургии в качестве самостоятельной специальности. Успехи челюстно-лицевой хирургии получили признание не только в нашей стране, но и за рубежом. Это позволило отечественным специалистам, занимающимся восстановительной челюстно-лицевой хирургией, вступить в члены Международной Ассоциации челюстно-лицевых хирургов.

После последнего издания монографии «Восстановительные операции в челюстно-лицевой области» Н.М. Михельсона (1932) прошло почти 60 лет. Она, естественно, не отражает последних достижений отечественных и зарубежных челюстно-лицевых хирургов, в связи с чем в настоящее время возникла необходимость в написании обобщающего руководства по че­люстно-лицевой хирургии.

В написании данного руководства приняли участие ведущие специа­листы ряда учебных и научно-исследовательских институтов Москвы, Санкт-Петербурга и Твери. Авторы стремились избежать повторения мате­риала, изложенного в учебниках и монографиях. Вместе с тем отдельные разделы челюстно-лицевой хирургии изложены с современных позиций медицинской науки и практики. При написании руководства была исполь­зована новейшая отечественная и зарубежная литература. Некоторые воп­росы, такие как восстановление естественных движений лица при повреж­дении мимики, освещены впервые. Большое внимание уделяется вопросам восстановительной микрососудистой хирургии при устранении дефектов и деформаций лица. По-новому освещаются вопросы устранения врожденных дефектов губы и неба, а также остаточных деформаций губы и носа и многие другие вопросы.

Учитывая, что издание этого руководства является первым опытом в отечественной челюстно-лицевой хирургии, авторы с благодарностью примут все критические замечания и пожелания, касающиеся содержания и изложения данного издания.

Настоящее руководство рассчитано на челюстно-лицевых хирургов, стоматологов, оториноларингологов и хирургов общего профиля, зани­мающихся челюстно-лицевой хирургией. Оно может быть использовано и для преподавания на курсах усовершенствования врачей по челюстно-лицевой хирургии, а также для углубленного изучения этих разделов сту­дентами стоматологических институтов и факультетов.

ГЛАВА 1

^ ПЛАСТИЧЕСКАЯ И РЕКОНСТРУКТИВНАЯ ХИРУРГИЯ. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ДОСТИЖЕНИЯ, НЕРЕШЕННЫЕ ВОПРОСЫ

Несмотря на то что термин «пластическая хирургия» используется чрезвы­чайно широко, за рубежом изданы многотомные руководства по пластиче­ской хирургии, издается большое количество журналов с этим названием, точного определения специальности пет. Больше всего под это название подходит следующее: пластическая хирургия-раздел хирургии, в котором основное место занимают операции на поверхностных тканях тела. Если дефекты кожных покровов туловища и конечностей можно скрыть под одеждой или повязками, то дефекты открытых частей лица скрыть значи­тельно тяжелее, и поэтому исторически сложилось так, что первый опыт пластических операций связан с замещением дефектов лица. Принципы работы с тканями на лице были распространены и на другие отделы тела. Фактически пластическая хирургия стала формироваться в качестве само­стоятельного раздела в XX в. после первой мировой войны и окончательно утвердилась в 50-х годах после второй мировой войны. Сложность же определения названия состоит в том, что если под пластикой понимать не только перемещение, но и восстановление ткани на месте дефекта, то очень многие манипуляции в общей хирургии подходят под это название, напри­мер реконструкция пищевода из тонкой кишки, операции на диафрагме, мочеточниках и др. Но, странным образом, восстановление проходимости глотки описывается в работах, в том числе руководствах по пластической хирургии, а пищевода-нет. Операция излагается в разделе торакальной хирургии. То же самое происходит с восстановлением полового члена-это пластическая хирургия, а восстановление мочеточников урология. Таким образом, следует допустить, что имеется в определенной степени искусст­венное выделение специальности «пластическая хирургия». К тому же рамки пластической хирургии раздвигаются чрезвычайно широко как в раз­личных странах, так и в различных клиниках в одной стране. Объем выполняемых операций в большей степени зависит от широты научно-практических интересов руководителя клиники, чем от предписанных за­дач. В то же время необходимость выделения этого раздела хирургии в самостоятельную специальность совершенно очевидна. К настоящему времени в медицине, а точнее в хирургии, появилось огромное количество узких специальностей, и дробление все продолжается. В результате воз­никают так называемые мертвые зоны, которые формально не относятся к какой-либо специальности. В частности, окулисты значительно больше уделяют внимания лечению глаз и часто теряются при необходимости устранить дефекты век. Нейрохирурги проводят сложнейшие операции, начиная с оболочек мозга, но часто не в состоянии заместить дефект мягких тканей над покровными тканями черепа. Специалисты замыкаются на узких проблемах, добиваясь значительных достижений, но утрачивают ощущение широты охвата проблемы. Пластическую хирургию следует рассматривать в качестве объединяющей различные хирургические дисциплины.

Широкие и сложные по конфигурации дефекты поверхностных тканей

можно устранить только путем перемещения оставшихся тканей. Совер­шенно ясно, что главным положением, определяющим степень смещения, является сохранность кровообращения тканей. Пластическая хирургия на основе установленных закономерностей вариантов перемещения тканей предлагает рациональные пути их восстановления.

Оформление пластической хирургии в качестве самостоятельной дис­циплины проходило в основном в 40 50-е годы нашего столетия в Англии и США, хотя основные принципы ее были изложены в 20-е годы выдаю­щимся английским хирургом О. ОПИа. Значительный вклад в пластическую хирургию внесли наши отечественные ученые. Так, В. П. Филатовым, оф­тальмологом по специальности, предложен не только метод свободной пластики роговицы, но и способ создания пластического материала, так называемого круглого стебля, формируемого из кожи больного, опубли­кованный им в 1917 г., и только в 1918 г. варианты применения которого описал С. ОпНч, не забыв отдать должное В. П. Филатову. Методика закрытия дефектов кожи самым «широким спросом» пользовалась во время Великой Отечественной войны, оказав неоценимую помощь при лечении десятков тысяч раненых воинов. Впервые у хирургов появилась возмож­ность получать почти неограниченное количество пластического материала для воссоздания потерянных тканей путем формирования нескольких стеб­лей. В связи с тем что эти операции многоэтапны, требую! снеци4)ических расчетов и особенно аккуратной работы при ушивании ран, возникла потребность в хирургах, обладающих специальными навыками.

Однако в бывшем СССР в силу ряда причин, зависящих от субъективных мнений руководителей медицины, в 30-х годах сложилось положение, по которому хирургию лица вверили врачам-стоматологам. Специальность «хирургическая стоматология» чрезвычайно широка и включает, кроме операций во рту (<1епи81гу), все виды операций на лице и верхних отделах шеи. И это при том, что в перечне медицинских специальностей отсутство­вала челюстно-лицевая хирургия (включена в перечень в феврале 1995 г.). А так как врачи-стоматологи получают более сокращенное медицинское образование, со стороны общих хирургов ощущалось довольно покрови-тельственно-снисходительнОе отношение к специалистам по челюстно-лицевой хирургии. Наиболее выдающиеся представители русской пласти­ческой хирургии лица А. А. Лимберг и Ф. М. Хитров получили образование врачей-лечебников. Границы хирургической стоматологии оставались до­статочно расплывчатыми: если в клиниках, руководимых Ф. М. Хи тровым и А. А. Лимбергом, проводились операции на всех отделах головы, шеи, туда поступали пациенты и с послеожоговыми деформациями грудной клетки, то в большинстве остальных клиник восстановительная хирургия ограничивалась приротовой областью, веками, средним отделом лица.

Коренным образом изменилась ситуация в нашей стране с появлением микрохирургии. Благодаря аутотрансплантации обширных блоков тканей с немедленной реваскуляризацией появилась возможность в короткие сроки-за одну-две операции-устранить дефекты с более хорошими эсте­тическими результатами. Дело в том, что после многочисленных миграций круглый стебель менял окраску и восстановленные из него кожные покровы значительно отличались по цвету и плотности от соседних участков кожи. Реваскуляризированные аутотрансплантаты сохраняют естественную ок­раску и тургор тканей. Кроме того, эти операции из разряда нудных, многоэтапных, с сомнительным конечным исходом, ожидание которого нередко затягивалось на годы, превратились в изящные, высокоэффектив­ные, порой поражающие воображение хирургические действия.

Достаточно часто аналогичный результат можно получить и без микро­хирургической операции, за счет перемещения к области дефекта сложного кожного лоскута на сосудистой ножке. Нужно лишь хорошо знать анато­мическое строение поверхностных слоев тела с учетом их ангиоархитек-тоники и формировать ткани в зоне разветвления конечных ветвей артерий. Оказалось опровергнутым основное правило пластической хирургии: миг­рация тканей при условии сохранения их жизнеспособности возможна лишь при соотношении длины к ширине 2:1. Установлено, что выживаемость перемещаемого лоскута зависит не столько от ширины его ножки, сколько от включения в него сосудистой сети с конечным разветвлением ветвей (ангиосомов). Обнаруженное ангиосомное строение тканей, которое будет подробнее обсуждено в главе 4 настоящего руководства, позволило изме­нить подход к восстановительным операциям. Впервые в хирургии появи­лась возможность получения достаточного количества пластического ма­териала из неповрежденных участков тела.

Открытие закономерности осевого кровообращения практически во всех сегментах тела следует признать завершающим этапом многовековой истории развития и формирования пластической хирургии как специаль­ности.

Основные этапы связаны в основном с восстановлением наружного носа и по названию страны, в которой они применялись, получили название индийский, итальянский, французский и русский методы. Индийским назы­вался способ формирования носа со лба, применявшийся еще до нашей эры, итальянским-из кожно-жировой ленты с внутренней поверхности плеча (XV-XVI вв.), французским из тканей щек (XVIII XIX вв.). Предложен­ный В. П. Филатовым круглый стебель наиболее интенсивно использовался в России. Ф.М.Хитров разработал различные варианты восстановления тканей лица и носа с помощью стебля, и этот вариант получения пласти­ческого материала и способы его применения получили название русского метода.

Практически во всех странах мира пластическая хирургия развивалась из хирургии лица. В США в 1921 г. создана ассоциация челюстно-лицевых и пластических хирургов, которая в 1941 г. превратилась в Американскую ассоциацию пластических хирургов. Особенно большое влияние на разви­тие специальности оказала вторая мировая война, по окончании которой во всех развитых странах мира сформировались центры пластической хирур­гии, создавались научные общества, издавались специальные журналы и многочисленные руководства.

Разделы костной реконструктивной хирургии лица и челюстей, не опи­сываемые в данном руководстве, также имеющие длительную историю, особенно после блестящих и сложных работ Те^ег (1967). несколько разобщали хирургию по анатомическому признаку, формируя специалистов по челюстно-лицевой или, как теперь принято за рубежом, по черепно-челюстно-лицевой хирургии. Развитие же микрохирургии и учения об осевом кровообращении ткани способствовало созданию более цельного подхода к восстановительным операциям. Фактически не существует раз­ницы в аутотрансплантации блока тканей, например, из паховой области на боковые отделы лица или на верхнюю конечность. Техника забора плас­тического материала и фиксация его на реципиентном участке практически идентична, за исключением небольших деталей. Для воссоздания более сложных анатомических структур-носа, верхней челюсти, неба- требуется не только стереоскопическое мышление, но и умение учитывать многочис­ленные, не всегда сразу явные, функциональные нарушения, связанные

с утратой какой-либо части лица и полости рта. Поэтому, несмотря на кажущуюся похожесть восстановительных операций на лице и конечностях, в действительности между ними существует серьезное различие. Малейшее несоответствие в формировании желобка красной каймы верхней губы у пациентов с расщелиной, незначительная дистопия крыла носа сразу заметны окружающим и способны вызвать тяжелые страдания у пациента. независимо от его пола. Грубые, широкие рубцы на теле большинством мужчин и некоторыми женщинами воспринимаются достаточно спокойно. Нарушение функции одной из 14 парных мимических мышц серьезнее травмирует психику человека, чем утрата нескольких пальцев или огра­ничение движения в каком-либо суставе конечностей. Следовательно, хи­рург, занимающийся общими вопросами пластической хирургии, должен уделять особое внимание анатомо-функциональным и эстетическим осо­бенностям лица, т. е. следует признать необходимость специального обуче­ния по данному разделу.

Из пластической хирургии отдельно выделилась эстетическая хирургия, которая имеет свои не только профессиональные особенности.

Эстетическая хирургия в СССР находилась в роли пасынка медицины, так как это была практически единственная область медицины, где лечение проводилось на коммерческой основе. Официально не признанный до сегодняшнего дня, этот раздел пластической хирургии существовал в ущербном виде: функционировало лишь несколько разрешенных лечебных учреждений, где проводились типичные эстетические операции - устранение морщин лица, век, исправление формы носа и ушных раковин. Эти меди­цинские учреждения находились под неусыпным контролем ОБХСС, чи­новники которого бдительно следили за финансовой стороной хирургичес­кой деятельности, ибо в условиях тогдашней идеологии это был очевидный нонсенс-платное лечение и медицина. Врачи-косметологи, оказавшись отторгнутыми медицинским обществом, проводили собственные конферен­ции, невольно формируя свой культ избранности, исключительности. Об­разовалась значительная дистанция между хирургами-косметологами, ко­торые тем не менее не имели опыта и школы пластической хирургии, и специалистами в области-восстановительной хирургии, которым не было разрешено заниматься коммерческими операциями.

С изменением политической обстановки в стране и либерализацией подхода к платной медицине в 90-х годах началось стихийное образование многочисленных хирургических учреждений, занимающихся эстетической хирургией. Кажущаяся простота операций (на поверхностных тканях, от­сутствие угрозы для жизни в случае неудачи) привлекла большое коли­чество хирургов в ряды хирургов-косметологов. Открылось множество кооперативов, в которых специалистами в области эстетической хирургии в одночасье стали бывшие нейрохирурги, травматологи, гинекологи и др., причем все эти специалисты начали работать на лице, занимаясь чрезвы­чайно деликатными улучшающими внешность операциями.

Существует принципиальная разница между пластической и эстетичес­кой операциями. В первом случае обращается пациент, страдающий от какого-либо недостатка тканей, во втором абсолютно здоровый человек, который хотел бы улучшить свою внешность. Излишне говорить, что степень оценки результатов операции у этих категорий людей будет различной. Первого удовлетворит отсутствие дефекта, второго глубоко огорчит несоответствие конечного результата и его, часто нереалистичных, ожиданий.

Все это дает основания утверждать, что к проведению эстетических

операций должны быть допущены только специалисты, располагающие достаточным опытом работы в восстановительной хирургии, хорошо знающие специфику области.

Руководствуясь уставом Международной ассоциации пластических и эстетических хирургов, следует считать, что эстетическая хирургия не является самостоятельной специальностью, представляя собой один из узких разделов пластической хирургии. В инструктивном письме прези­дента 1РКА5 (конфедерация пластических, реконструктивных и эстетичес­ких хирургов) указано: «Обучение эстетической хирургии должно быть конечным этапом обучения реконструктивно-пластической хирургии... Все попытки научиться эстетической хирургии без необходимого базиса не будут адекватны для формирования специалиста... Псевдообучение эстети­ческой хирургии разрушает систему специализации в пластической хирур­гии. В результате в отдельных странах появляются псевдоспециалисты в эстетической хирургии, которые, не имея достаточной подготовки, тем не менее представляют реконструктивную и пластическую хирургию». И, на­конец, последняя цитата: «Мы рекомендуем не пускать в операционную в качестве визитеров непластических хирургов».

Несмотря на все указанное выше, следует признать, что термин «пла­стическая хирургия», как правило, не может применяться изолированно. Крайне редко возникает необходимость восстановления или исправления только мягких тканей. Значительно чаще приходится восстанавливать анатомические зоны, включающие в себя кости и хрящи, т. е. речь идет о реконструкции (восстановлении) утраченного органа. Поэтому понятия «пластическая и реконструктивная хирургия» фактически неотделимы друг от друга. Нельзя провести эстетическую операцию по уменьшению раз­меров носа, не проведя остеотомию костей и хрящей носа, точно так же для изменения формы различных отделов лица приходится перемещать кости лица и челюстей. Пациента не интересуют технические детали проведения улучшающей внешность операции-ему важен конечный результат. И здесь для человека, решившегося на оперативное исправление недостатков, важно знать, к какому специалисту обратиться. Очевидно, что небольшие, мало-травматичные операции может выполнить хирург, специализирующийся на эстетических операциях, однако более полно оценить истинное состояние лица пациента способен лишь челюстно-лицевой хирург, имеющий равно­ценный опыт в реконструктивной и эстетической хирургии. Подавляющее большинство известных специалистов в области пластической и реконст­руктивной хирургии в развитых странах Европы и Америки являются одновременно и ведущими специалистами в эстетической хирургии.

Среди многочисленных международных хирургических ассоциаций про­должаются дискуссии на тему «Кто должен оперировать на лице?» Каждая ассоциация старается доказать свое исключительное право на выполнение операций. С разным успехом, но практически равным усердием на лице оперируют челюстно-лицевые хирурги, эстетические хирурги, общие пла­стические хирурги, дерматохирурги, оториноларингологи (образовав в Рос­сии общество ринологов, объявляют о приоритете операций на носу) и др. Организационно эта проблема не решена до настоящего времени, но на поставленный риторический вопрос: Кто должен оперировать на лице?-ответ имеется: тот, кто умеет это делать грамотно и хорошо, т. е. тот специалист, который обладает солидным арсеналом знаний и за годы работы приобрел достаточный хирургический опыт. В директивном же плане, по всей вероятности, ответ на данный вопрос не будет найден.

ГЛАВА 2 ___ ___ ____ ___

^ ПРИНЦИПЫ ПЛАНИРОВАНИЯ ПЛАСТИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ НА ЛИЦЕ И ШЕЕ. ОСОБЕННОСТИ ТЕХНИКИ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИЙ НА МЯГКИХ ТКАНЯХ

Деформации и дефекты открытых частей лица тяжело отражаются на психическом состоянии пациента. Люди, вынужденные носить защитные повязки, испытывающие затруднения при контакте с окружающими и во время приема пищи, становятся раздражительными, часто замыкаются в себе, «уходят» в болезнь. Особенно травмирует больных невозможность членораздельной речи, необходимость прибегать к письменному объясне­нию желаний. Находясь в состоянии постоянного напряжения, они легко выходят из равновесия, активно демонстрируя свое недовольство непо­нятливостью окружающих.

Поскольку пластическую операцию врач производит больному, причем процесс восстановления утраченной ткани иногда продолжается длительное время, растягиваясь на несколько этапов, то прежде всего должно быть надежное взаимное сотрудничество между врачом и пациентом. Искусство хирурга оценивается по объективно регистрируемым критериям- краткости восстановительного периода, функциональным и косметическим результа­там, степени участия пациента. Последняя не поддается точным подсче­там, она во многом субъективна, но нередко приобретает решающее значение. У любого хирурга, длительное время занимающегося восстано­вительными операциями, имеется печальный опыт послеоперационных осложнений, происшедших по вине больного. Сюда относятся и случаи отрыва филатовского стебля, вторичный некроз пересаженных тканей из-за передавливания их при неправильном положении тела во сне, инфициро-вание из-за несоблюдения осторожности в период между перевязками и др. Всего этого можно избежать, если поставить пациента в известность о характере операций, их количестве и продолжительности, а также ре­зультатах промежуточного лечения. Если пациент будет знать, что пере­мещенная на область дефекта ткань вначале будет избыточна, выступать над поверхностью кожных покровов, но в последующем это различие удастся снивелировать хирургическим путем, он с большим пониманием воспримет промежуточный результат операции. Больной должен представ­лять себе, какая деформация может возникнуть на донорском участке и осознанно согласиться на выбор зоны формирования пластического материала с учетом эстетических и функциональных нарушений. Многие люди, в особенности молодого возраста и женщины, легче соглашаются на функциональные потери, чем на появление рубцов на открытых участках лица и тела. Практически всегда у хирурга имеется несколько возможностей проведения пластической операции. Пациента следует в общих чертах ознакомить с их особенностями. Например, мягкотканный дефект, обра­зующийся после иссечения кожи с подлежащими структурами, может быть устранен за счет свободной пересадки кожи, аутотранснлантации ткани с реваскуляризацией, применения филатовского стебля. Первый способ самый простой и надежный, но он не позволит восстановить контуры

поверхности, останется углубление, возможна пигментация или восстанов­ление прежней окраски при обширных невусах и гемангиомах. Аутотранс-плантация многослойной ткани с применением микрососудистой техники не имеет указанных недостатков и может быть выполнена в один этап, однако возможны некрасивые рубцы в донорской зоне, всегда имеется риск неудачи, и в этом случае возникает необходимость проведения новых операций. Устранение дефекта с помощью филатовского стебля можно провести с наименьшими потерями (сформировать стебель в косметически закрытых зонах-паховая область, внутренняя поверхность плеча), но процесс лечения длительный, сопряжен с вынужденным положением для больного. Разумеется, окончательное решение остается за хирургом, так как он учитывает соматическое состояние больного, возможность его перенести сложную операцию, определяет характер повреждения окружающих дефект тканей и т.д., однако при обсуждении с пациентом способа пластики он должен побудить его, соответственно расставляя акценты, согласиться с планом, т. е. сделаться соучастником лечения. Иногда, впрочем, при категоричной приверженности больного к какому-то, не самому эффек­тивному, но достаточно удовлетворительному способу улучшения эстети­ческого или функционального результата не следует переубеждать пациента и выполнить операцию ограниченного объема. Важно помнить, что имеется три категории людей, оценивающих результаты восстановительного лече­ния. Наименее строгий судья, как правило, хирург, который знает объек­тивные возможности методов реконструкции и бывает удовлетворен, если удалось воссоздать форму и функцию утраченного участка. Как ни странно, но больной зачастую также не самым придирчивым образом воспринимает результаты лечения, так как за время нахождения в стационаре ознако­мился с аналогичными деформациями у других пациентов и прямо или косвенно осознал реальность конечного результата лечения. Наиболее предвзятые и жестокие судьи-здоровые люди, не имеющие никакого отношения к медицине и лично не знакомые с пациентом. Недостаточно выдержанные люди, а особенно дети с их непосредственностью, могут высказать свое негативное отношение к остаточной деформации, которая причиняет человеку неприятные ощущения, формируя комплекс неполно­ценности, несмотря на оптимистичные заверения хирурга о блестящих результатах лечения. 'Каждый раз, разрабатывая стратегию восстанови­тельного периода, следует по возможности ориентироваться на заключения лиц третьей категории.

Есть хирургическая присказка: каждая минута, потраченная на изучение дефекта перед операцией,- хорошо проведенная минута. Основное правило реконструктивной хирургии восстановление отсутствующих тканей и ор­ганов подобными тканями. Для достижения наилучших функциональных и анатомических результатов каждый участок дефекта необходимо де­тально изучить для оценки не только наступивших качественных измене­ний, но и количественного измерения дефекта каждой ткани. Кожа со следами лучевого повреждения, несмотря на видимую жизнеспособность, является сомнительным пластическим материалом и во многих случаях должна быть иссечена. В. С. Дмитриева и А. Н. Алексеева (1985), изучавшие состояние кровообращения поверхностных тканей у облученных пациентов методом нанесения жидких кристаллов, установили, что фактические гра­ницы дегенеративных изменений превышают определяемые визуально. Они указывают, что плохая васкуляризация этих областей служит препятствием к прорастанию сосудов в пересаженные стебельчатые лоскуты.

По-другому, однако, можно подходить к данной проблеме, если пла-

10

пировать перемещение в эту зону тканей с независимым от нее кровоснаб­жением. Если атравматично подготовить воспринимающую поверхность, можно сохранить практически все мягкие ткани, а через некоторое время констатировать заметное улучшение их цвета и тургора в результате прорастания сосудов из хорошо васкуляризированного пластического ма­териала.

Особенно сложно планировать восстановительную операцию у больных со злокачественной опухолью. В настоящее время четко прослеживается тенденция одномоментного пластического возмещения удаленной опухо­левой ткани. Хирург при этом должен решать одновременно две разные задачи-полноценно удалить опухоль и максимально полно закрыть де­фект. В идеальном варианте операции лучше проводить разным специа­листам: онколог, не думая о возможном дефиците пластического мате­риала, спокойно удаляет опухоль в надлежащих пределах, затем к операции подключается хирург, широко владеющий приемами пластики, и устраняет дефект. В действительности это положение выполнить сложно: операция чаще выполняется одним человеком, от которого тем не менее следует требовать высокой квалификации в обоих разделах хирургии.

И все же следует признать, что, несмотря на техническую сложность, аутотрансплантация тканей с восстановлением в них кровообращения серьезно упростила способы планирования и расчета пластического мате­риала. При работе с круглым стеблем, а иногда и несколькими сразу, хирург должен был обладать незаурядным пространственным мышлением, чтобы рассчитать все этапы перемещения стебля и расположения его рубца. Были предложения даже использовать «чемоданную ручку» для подтверж­дения умозрительных построений расположения стебля. Особенно сложен был последний этап, на котором реализовывалась многомесячная подго­товительная работа и происходило фрагментирование бесформенного материала для воссоздания утраченных многомерных образований. Су­ществовало и твердое правило: при обширных комбинированных дефектах вначале в полном объеме восстанавливаются мягкие ткани, т. е. создается «футляр», и затем, как правило, с годичным интервалом, пересаживалась кость. Появление артериализированных лоскутов позволило одномоментно восстанавливать сразу несколько структур без промежуточных этапов. Отпадает необходимость стереометрических расчетов, все сводится к пло­скостным решениям. Достаточно определить тип перемещаемой ткани и условия реципиентной зоны. За одну операцию можно восстановить, например, всю нижнюю зону лица, если использовать костно-мышечно-костный трансплантат из паховой, лопаточной зоны или предплечья.

Обширные дефекты нёба, в частности, считались крайне сложными для пластического закрытия. Применялись круглый и плоский стебель, было крайне важно во время этапов миграции следить за положением рубца. В настоящее время практически любой дефект можно устранить за один этап эпителизированным фасциальным лоскутом с височной области или аутотрансплантацией лоскута с предплечья. При этом пациент избавляется от мучений, вызванных необходимостью проведения через рот филатов-ского стебля. Основное внимание при планировании операции, предусмат­ривающей замещение сложного комбинированного дефекта, уделяется пра­вильному выбору донорской зоны и расположению питающей ножки. Многовариантные возможности предопределяют осторожный подход к месту формирования пластического материала с учетом получения опти­мальных результатов. Стремясь максимально полноценно устранить де­фект на лице, хирург должен избегать серьезных повреждений в других

11

отделах тела. Так, по нашему мнению, неприемлемым является предло­жение формировать нижнюю челюсть аутотрансплантацией безымянного пальца кисти [УН^ив К., 1987]. Существует много других вариантов заме­щения подобного дефекта без нанесения подобных увечий. Провозгла­шавшийся много лет принцип «от простого к сложному» может быть пересмотрен. Вначале нужно сделать объемную операцию, доставив необ­ходимое количество ткани и закрыв дефект, если нельзя по-другому в первом приближении и затем, наглядно убедив пациента в эффектив­ности лечения, приступать к моделирующим операциям. Подлежат ревизии и взгляды на сроки начала восстановительных операций. Во многих случаях нет необходимости выжидать, пока закончится процесс рубцевания 1 каней и окончательного оформления дефекта. Ткани иссекают с большим запа­сом, вместе с рубцами и на их место перемещают неповрежденную ткань. Например, при келоидных рубцах шеи, приводящих к контрактуре, воз­можны в любые сроки полное иссечение раневой поверхности вместе с формирующимися рубцами и аутотрансплантация на это место кож-но-фасциального лоскута.

Типичным примером ошибочного планирования восстановительной операции являются больные с базалиомами носа.

По нашим данным, частота рецидивов (а скорее всего, продолженного роста) у этой группы больных составляет от 40 до 60%. Чаще всего причина заключается в недостаточно широком рассечении опухоли из-за желания одномоментного замещения дефекта местными тканями. Это тем более вероятно, что в нашей стране, к сожалению, еще не везде распространен экспресс-метод обязательного гистологического исследования всех краев удаленного участка ткани. Фактически любая пластическая операция за­ключается в перемещении однородной ткани на место недостающей. Существующие широкие возможности использования совершенно различ­ных методов в действительности могут резко суживаться за счет специфики дефекта у конкретного больного.

Примером анализа простого дефекта и методов его закрытия является следующее. У пациента(ки) отсутствует крыло и половина кончика носа. Вначале следует обратить внимание на анатомическую форму оставшихся образований. В результате укушенной раны чаще наблюдается смещение сохранившейся части кончика носа за счет рубцов в сторону дефекта, а после электролечения по поводу базалиомы- отсутствие основания крыла носа, рубцовое подтягивание тканей в боковом отделе. Вначале определяют истинные размеры дефекта, которые образуются после рассечения или иссечения деформирующих рубцов. Удваивают полученный результат с учетом создания внутренней и наружной выстилки. Теоретически сущест­вуют четыре способа пластики-лоскуты со щеки, со лба, свободная пересадка части ушной раковины (по Суслову) и формирование филатов-ского стебля на плече с последующей миграцией к носу. Самый простой метод-пластика по Суслову, однако он дает много осложнений-от 30 до 50%, практически не показан на фоне предварительного облучения данной области. Использование кожно-жирового лоскута со щеки технически просто и надежно, операция двухэтапная, но малоприемлема у мужчин с густым ростом волос на щеке. Выросшие на восстановленном носу волосы доставят пациенту впоследствии много хлопот. Лоскут на ветвях лобной и надглазничной артерии возможно сформировать только у пациентов с высоким лбом. Вряд ли есть смысл применять его у молодых женщин из-за образования линейного рубца поперек лангеровских линий. Серпо­видный лоскут со лба лишен этого недостатка, по операция, по нашим

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconВосстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconПод редакцией профессора В. Л. Михайловича и профессора Ю. Д. Игнатова ленинград «медицина» ленинградское

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconПод редакцией заслуженного деятеля науки рсфср профессора Н. И. Блинова и профессора Б. М. Хромова

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconНаучная программа: Вклад профессоров Б. Д. Кабакова и Н. М. Александрова в развитие отечественной

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconУчебно-методическое пособие для студентов медицинских вузов/ Под редакцией профессора А. С. Мелентьева

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconПринятие решения в интенсивной терапии перевод с английского А. В. Попова Под редакцией профессора

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconПод редакцией кандидата психологических наук, профессора И. М. Бгажноковой Москва гуманитарный издательский

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconИскусственная и вспомогательная вентиляция лёгких в анестезиологии и интенсивной терапии руководство

Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconОбщая хирургия
Под редакцией заведующего кафедрой общей хирургии Донецкого национального медицинского университета...
Восстановительная хирургия мягких тканей челюстно-лицевой области руководство для врачей под редакцией профессора А. И. Неробеева и профессора Н. А. Плотникова Москва \"Медицина\" 1997 iconМонооксид азота в лечении абсцессов и флегмон мягких тканей челюстно-лицевой области. 14. 00. 27
Работа выполнена на кафедре госпитальной хирургии государственного образовательного учреждения высшего...
Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы