Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации icon

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации





Скачать 326.36 Kb.
НазваниеДело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации
Дата30.04.2013
Размер326.36 Kb.
ТипДокументы
Дело № 1-01/12


ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации


25 мая 2012 г. г. Москва

Мировой судья судебного участка № 25 района Царицыно г. Москвы И.А. Гревцова, при секретаре Захаровой К.Н.,

с участием представителя частного обвинителя (потерпевшей) *** Т.Б. – адвоката Степанова Р.М., представившего удостоверение № ***, выданное ***, и ордер № *** от *** г., выданный ***,

защитника – адвоката по соглашению Глинина Р.А., представившего удостоверение № *** и ордер № *** от *** г., выданный ***,

защитника – адвоката Эскендеровой С.А., представившей удостоверение № *** и ордер № *** от *** г., выданный ***,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

^ ЮДИНЦЕВОЙ Ю.Е., *** года рождения, уроженки ***, гражданки ***, с неполным высшим образованием, не замужней, имеющей несовершеннолетнюю дочь *** года рождения, работающей культурологом в ЗАО «***», невоеннообязанной, проживающей: ***, ранее не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 115 ч. 1 УК РФ,


у с т а н о в и л:

Частным обвинителем *** Т.Б., Юдинцева Ю.Е. обвиняется в совершении умышленного причинения легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.


В соответствии с заявлением частного обвинителя вменяемые в вину Юдинцевой Ю.Е. деяния, совершены при следующих обстоятельствах.


02 декабря 2010 г. около 12 часов дня Юдинцева Ю.Е. приехала к *** Т.Б. в квартиру, расположенную по адресу: ***, вместе с судебным приставом-исполнителем *** Я.В., представителем органа опеки и попечительства *** Н.Г. для выполнения решения суда о передаче ребенка *** года рождения, матери – Юдинцевой Ю.Е. Убедившись, что ребенка в квартире нет, Юдинцева Ю.Е., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, выражалась в адрес *** Т.Б. нецензурной бранью, обзывала в присутствии посторонних лиц, чем унизила ее честь и достоинство, то есть оскорбила ее.

Около 14 часов 30 минут того же дня Юдинцева Ю.Е. в подъезде дома № ***, на первом этаже перед выходом на улицу в присутствии судебного пристава-исполнителя *** Я.В. и милиционера ППСМ ОВД по району *** г. Москвы *** А.А., прижав *** Т.Б. к стене подъезда, ударила ее головой о стену, а затем нанесла удар коленом в область паха, от чего последняя испытала сильную физическую боль. В результате неправомерных действий Юдинцевой Ю.Е., *** Т.Б. были причинены телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно), а также ушиба и обширной гематомы лобковой области, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы не причинили вред здоровью, так как не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности, что подтверждается справкой из травмопункта *** округа г. Москвы при поликлинике № *** и справкой врача-невропатолога городской поликлиники № *** от 03.12.2010 г.


В основу обвинения положены показания потерпевшей *** Т.Б., согласно которым 02 декабря 2010 г. к ней в квартиру по адресу: ***, в 12 часов дня пришли судебный пристав *** Я.В., представитель органа опеки и попечительства *** Н.Г. и Юдинцева Ю.Е. – мать ее несовершеннолетней внучки ***, *** года рождения, для выполнения решения суда о передаче ребенка матери. Ее квартира дважды была проверена Юдинцевой Ю.Е. на предмет наличия в ней ребенка и детских вещей, ребенок в квартире обнаружен не был. При этом Юдинцева Ю.Е. находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения, выражалась в ее (*** Т.Б.) адрес нецензурной бранью, обзывала в присутствии посторонних лиц, чем унизила ее честь и достоинство, то есть оскорбила ее. Позже, около 14 часов 30 минут, когда все стали уходить из квартиры и спускаться по лестнице, поравнявшись с первым этажом, Юдинцева Ю.Е. повернулась в ее (*** Т.Б.) сторону, схватила двумя руками за воротник шубы и ударила головой (правой частью) об стену несколько раз. После этого, Юдинцева Ю.Е., находившись на ступеньку ниже, ударила ее (*** Т.Б.) коленом в область паха. В результате неправомерных действий Юдинцевой Ю.Е., ей (*** Т.Б.) были причинены телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, ушиба и обширной гематомы лобковой области. Юдинцева Ю.Е. была пьяна, споткнувшись о порог в подъезде, она упала. При этом она (*** Т.Б.) подсудимую не хватала и до нее не дотрагивалась. Во время нанесения ей (*** Т.Б.) побоев все присутствовавшие ранее в квартире лица вышли на улицу, приблизительно на расстояние 4 метра от подъезда, при этом дверь в подъезд была открыта, все присутствующие смотрели на нее (*** Т.Б.) в момент нанесения ей удара.


В связи с вступлением 09 декабря 2011 г. в законную силу Федерального закона № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», которым из Уголовного кодекса РФ устранена ст. 130, постановлением мирового судьи судебного участка № 25 района Царицыно г. Москвы от 19 декабря 2011 г. уголовное дело в отношени Юдинцевой Ю.Е. прекращено в части обвинения по ст. 130 ч. 1 УК РФ на основании ч. 2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления (л.д. 106-107, том 3).


В подтверждение вины подсудимой в совершении преступления, предусмотренного ст. 115 ч. 1 УК РФ, потерпевшая ссылается на:


  • справку из травмопункта *** округа г. Москвы при поликлинике № ***, согласно которой *** Т.Б., *** года рождения, обратилась 03.12.2010 г. в 10 часов 25 минут за медицинской помощью, ей поставлен диагноз: ушиб, обширная гематома лобковой области, посттравматическая цереброастения, рекомендована консультация невролога (л.д. 4, том 1);

  • врачебное освидетельствование о состоянии здоровья *** Т.Б. врачом-невропатологом ГУЗ г. Москвы Городской поликлиники № ***, согласно которому 03.12.2010 г. *** Т.Б. было проведено медицинское освидетельствование и поставлен диагноз: сотрясение головного мозга, цереброастенический синдром (л.д. 5, том 1);

  • справку по исполнительному производству судебного пристава-исполнителя *** ОСП УФССП по Москве *** Я.В. от 30.12.2010 г., выданную на имя *** А.В., согласно которой 02.12.2010 г. при совершении действий по исполнительному производству, возбужденному 31.05.2010 г. на основании исполнительного документа по делу № *** от 28.02.2010 г. *** районного суда г. Москвы, предметом исполнения которого является обязанность *** А.В. передать несовершеннолетнюю дочь ***, *** года рождения, матери Юдинцевой Ю.Е., был осуществлен выход по адресу: ***. В ходе исполнения ребенок обнаружен не был, о чем составлен акт. В адрес *** Т.Б., представителя органа опеки и попечительства *** Н.Г., Юдинцевой Ю.Е. были высказаны нецензурные ругательства, а также Юдинцева Ю.Е. нанесла *** Т.Б. удар. После чего *** Т.Б. был вызван наряд милиции. В подъезде дома № *** Юдинцева Ю.Е. начала драку с *** Т.Б. При выходе из подъезда Юдинцева Ю.Е. споткнулась об порог дверной коробки и упала вниз лицом, при этом разбив губу (л.д. 6-7, том 1);

  • письменное объяснение милиционера ОР ППСМ ОВД по району *** г. Москвы *** А.А. от 29.12.2010 г., согласно которому 02.12.2010 г. он нес службу в составе смены. В 13-20 в ОВД поступила информация о скандале по адресу: ***. В 13-25, прибыв на адрес, к нему обратилась *** Т.Б. и пояснила, что у нее в квартире находятся представители службы судебных приставов и органов опеки, которые по решению суда должны забрать ее внучку и передать Юдинцевой Ю.Е. Когда он начал беседу со всеми, кто находился в квартире, Юдинцева Ю.Е. вела себя вызывающе, беспричинно выражалась грубой нецензурной бранью в его адрес и в адрес окружающих, не реагируя на замечания. В 13-40, установив, что ребенка в квартире нет, затрагиваются права несовершеннолетнего, он попросил всех присутствующих проследовать для дальнейшего разбирательства и принятия решения в ОВД по району ***. Выйдя из квартиры, на площадке 1 этажа Юдинцева Ю.Е. беспричинно нанесла *** Т.Б. удар ногой в область паха, чем причинила ей сильную физическую боль (л.д. 8-10, том 1);

  • постановление УУМ ОВД по району *** г. Москвы *** О.В. от 12.12.2010 г. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению *** Т.Б. по ст. 116 ч. 2 УК РФ, поскольку усматривается наличие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, а дела данной категории рассматриваются в порядке частного обвинения в мировом суде (л.д. 12-13, том 1);

  • копию медицинской карты амбулаторного больного *** Т.Б. № *** из травмопункта *** округа г. Москвы при поликлинике № ***. Согласно содержащимся в ней сведениям, *** Т.Б. поступила с жалобами на боли в области лобка, головную боль, головокружение, поставлен диагноз: ушиб, обширная гематома лобковой области, посттравматическая цереброастения, рекомендована консультация невролога (л.д. 130-132, том 1);

  • копию дубликата медицинской карты амбулаторного больного *** Т.Б. из городской поликлиники № ***. Согласно содержащимся в ней сведениям, 03.12.2010 г. *** Т.Б. обратилась к неврологу с жалобой на то, что 02.12.2010 г. подверглась нападению постороннего лица, ударялась затылком об стену четыре раза, по результатам обследования поставлен диагноз: сотрясение головного мозга от 02.12.2010 г., цереброастенический синдром (л.д. 133-145);

  • заключение эксперта № *** ГБУЗ г. Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы» от 29 апреля 2011 г., согласно выводов которого повреждение у *** Т.Б., *** года рождения, – сотрясение головного мозга – образовалось от ударного воздействия тупого твердого предмета либо при ударе о таковой, возможно 02.12.2010 г. и относится к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно). Гематома в лобковой области – образовалась от ударного воздействия тупого твердого предмета и не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности, поэтому расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью человека. В связи с отсутствием описания цвета гематомы в представленных меддокументах – высказаться о давности ее причинения не представляется возможным. Взаиморасположение потерпевшего и нападавшего могло быть любым удобным для причинения данных телесных повреждений. Индивидуальные признаки травмирующего предмета в повреждениях не отобразились (л.д. 222-223, том 1).


Также в судебном заседании исследованы:


  • материалы ОВД по району *** УВД по *** г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению *** Т.Б. (л.д. 174-189), из которых следует, что 02.12.2010 г. *** Т.Б. написала заявление на имя начальника ОВД по району *** г. Москвы о том, что при совершении исполнительных действий по адресу: *** по передаче несовершеннолетней *** матери Юдинцевой Ю.Е. был совершен пьяный дебош, угрозы, а также рукоприкладство, просила принять меры в отношении Юдинцевой Ю.Е. (л.д. 176), а также заявление, согласно которому 02.12.2010 г. на нее было совершено нападение Юдинцевой Ю.Е., которая пришла к ней в квартиру с органами опеки и судебными приставами, желая отобрать несовершеннолетнюю дочку ***, была пьяна, падала, ругалась матом, ударила ее по лицу. В подъезде она получила от Юдинцевой Ю.Е. удар в лобковую часть, а также головой об стену. В результате у нее сотрясение мозга и сильнейшие ушибы лобка, садиться и вставать ей затруднительно. Просила оградить ее от дальнейших нападок и привлечь Юдинцеву Ю.Е. к уголовной ответственности (л.д. 178). Постановлением от 12.12.2010 г. *** Т.Б. было отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 116 ч. 1 УК РФ, поскольку дела данной категории рассматриваются в порядке частного обвинения в мировом суде (л.д. 186). 10 марта 2011 г. данное постановление было отменено (л.д. 186). 26.03.2011 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 116 ч. 2, ст. 119 ч. 1 УК РФ, поскольку усматривается наличие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, а дела данной категории рассматриваются в порядке частного обвинения в мировом суде (л.д. 187-188, том 1);

  • справка станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова от 24 мая 2011 г., согласно которой 02 декабря 2010 г. в 14 часов 07 мин. на станцию скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова г. Москвы поступил вызов № *** к *** Т.Б., 55 лет, по адресу: *** от милиционера ***, который сообщил о травме: улица, упала, повреждена нога, отказ от госпитализации (л.д. 221, том 1);

  • копии из Книги учета сообщений о происшествиях с записью о сообщении, поступившем через службу «02» от *** Т.Б. 02.12.2010 г. в 13 час. 00 мин. о семейном скандале по адресу: *** (л.д. 238-239, том 1);

  • копии из Книги постовых ведомостей (л.д. 49-51, том 2) и Бортового журнала ГНР (л.д. 52-55, том 2) с записями от 02.12.2010 г. о работе наряда, выезжавшего по адресу: ***;

  • заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28 июля 2011 г. № *** по результатам проведения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Юдинцевой Ю.Е., 1976 г.р., согласно выводов которого Юдинцева Ю.Е. не страдала каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы ее возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемых ей деяний. Как следует из материалов уголовного дела и настоящего обследования в процессе длительности психотравмирующей ситуации, связанной с судебными разбирательствами и решением вопроса о месте пребывания ребенка, у Юдинцевой Ю.Е. развилось и сохраняется до настоящего времени смешанное расстройство эмоций и поведения, обусловленное расстройством адаптации, проявляющееся в виде нарушений приспособительных реакций, тревожно-депрессивной симптоматики, поведенческих нарушений с преобладанием внешнеобвиняющих, в ряде случаев агрессивных, форм реагирования. Однако указанное состояние не сопровождалось нарушением мышления, какой-либо острой психотической симптоматикой, и расстройством критических способностей и не лишало ее в период инкриминируемых ей деяний возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Юдинцева Ю.Е. способна понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, способна к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей. По своему психическому состоянию Юдинцева Ю.Е. не нуждается в применении принудительных мер медицинского характера (л.д. 146-148, том 2).


Обвинение также основано на показаниях:


- свидетеля милиционера ОР ППС ОВД по району *** г. Москвы *** А.А., который в судебном заседании показал, что 02 декабря 2010 г. работал в составе смены, получил вызов на адрес потерпевшей о скандале. Приехав, он прошел в квартиру, где находилась подсудимая, потерпевшая, представитель службы судебных приставов. Подсудимая вела себя неадекватно, он только зашел в квартиру, как она стала сразу же на него ругаться. Возникли подозрения, что она находится в состоянии алкогольного опьянения. Он начал выяснять ситуацию. Потерпевшая объяснила ему, что имеется решение суда, по которому несовершеннолетнему ребенку определено место жительство со своей матерью – Юдинцевой Ю.Е., для исполнения которого все здесь собрались. Он осмотрел полностью квартиру, но ребенка не нашел. Пробыли в квартире потерпевшей приблизительно 30-35 минут. Подсудимая только словесно ругала всех, вспоминала дочь, ходила с ним по квартире. Потом все вышли из квартиры, и на площадке первого этажа Юдинцева Ю.Е. схватила за грудки потерпевшую и нанесла удар ногой в область паха, и сама при этом поскользнулась. Он в этот момент находился в машине, на расстоянии приблизительно 25 метров от подъезда, видел удар, который был нанесен в дверях подъезда, практически на улице;


- свидетеля пристава-исполнителя *** отдела службы судебных приставов г. Москвы *** Я.В., которая в судебном заседании показала, что 02 декабря 2010 г. воисполнение решения *** районного суда г. *** был осуществлен выход на адрес: ***, – для определения места жительства ребенка, который подлежал передаче матери Юдинцевой Ю.Е. Также вместе с ней там присутствовали: сотрудник по ОПДС *** М.А. и сотрудник органа опеки и попечительства *** Н.Г. При осмотре квартиры ребенок обнаружен не был. Взыскатель находилась в сильном алкогольном опьянении, выражалась нецензурной бранью. Был вызван наряд милиции. При выходе из квартиры сотрудники милиции шли впереди, они шли следом, а последними шли взыскатель и *** Т.Б. Они (*** Я.В., *** М.А., *** Н.Г., милиционеры) прошли вперед, дверь подъезда закрылась, и они услышали толчки, момент удара она не видела. Сотрудники милиции проследовали в подъезд, открыли дверь, чтобы разнять Юдинцеву Ю.Е. и *** Т.Б. Выходя из подъезда, *** Т.Б. держалась за область паха. Сзади шла Юдинцева Ю.Е., выходя из подъезда, она споткнулась о дверной проем и упала лицом вниз, разбив губу;


- свидетеля судебного пристава по ОПДС *** отдела службы судебных приставов г. Москвы *** М.А., который в судебном заседании показал, что 02 декабря 2010 г. он должен был обеспечивать безопасность судебного пристава-исполнителя *** Я.В. по сделанной заявке на выезд. В квартире *** Т.Б. Юдинцева Ю.Е. стала искать ребенка, которого нигде не было, с силой открывала все двери, постоянно всех оскорбляла, не только *** Т.Б., но и судебных приставов. Ребенка в квартире не было, о чем был составлен акт. Когда стали выходить из квартиры, Юдинцева Ю.Е. совершила нападение на пристава *** Я.В., он вовремя предотвратил удар, отстранив руку Юдинцевой Ю.Е. Когда все стояли на улице между Юдинцевой Ю.Е. и *** Т.Б., как он понял, произошла драка, сам он стоял к подъезду спиной и происходившего не видел, на драку быстро отреагировали сотрудники милиции. Выходя из подъезда, Юдинцева Ю.Е. споткнулась и упала;


- свидетеля главного специалиста органов опеки и попечительства Муниципалитета «***» г. Москвы *** Н.Г., которая в судебном заседании показала, что 02 декабря 2010 г. около 12 часов дня она, двое приставов, Юдинцева Ю.Е. с какой-то женщиной собрались у дома *** Т.Б. В квартире девочки не было. Юдинцева Ю.Е. стала громко кричать, находилась в возбужденном состоянии, была настроена агрессивно, от нее пахло алкоголем. Затем она начала оскорблять *** Т.Б., применять нецензурную брань, у нее все сводилось или к ругани или к угрозам, всем угрожала, что их снимут с работы. После приезда милиции все спустились на улицу, Юдинцева Ю.Е. и *** Т.Б. выходили последними. Когда уже собирались уходить, пристав *** Я.В. повернулась и сказала, что они (*** Т.Б. и Юдинцева Ю.Е.) дерутся. Она (*** Н.Г.) повернулась и увидела, что у стены в подъезде стоит *** Т.Б., рядом с ней Юдинцева Ю.Е., между ними что-то происходило, была потасовка, создалось ощущение, что они дрались. Когда они разошлись, *** Т.Б. сказала, что у нее ушибы, а Юдинцева Ю.Е., выходя, споткнулась о порог и упала.


Кроме того, для разъяснения заключения, данного относительно характера и степени тяжести причиненных потерпевшей повреждений, был вызван и допрошен эксперт ГБУЗ г. Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы» *** Е.В., которая об ответственности по ст.ст. 307, 310 УК РФ предупреждена, суду пояснила, что для проведения экспертизы ею был привлечен в качестве консультанта специалист по неврологии, на заключении которого она делала свой вывод о наличии у *** Т.Б. диагноза «сотрясение головного мозга», поскольку самостоятельно подтвердить или опровергнуть такой диагноз в данном случае ей было трудно. Оценивая данный случай, она отмечает наличие у *** Т.Б. при осмотре 03 декабря 2010 г. неврологом симтомов: неустойчивость при выполнении координаторных проб и промахивание при пальценосовой пробе, заторможенность и жалоб, характерных для сотрясения головного мозга. Между тем пояснила, что к характерным симптомам относятся: потеря сознания, тошнота, рвота, головокружение, головная боль, которые проходят в течение 3-х недель. Отметила, что в медицинских документах внешних повреждений у *** Т.Б. в области головы не было отражено. Пояснила, что сотрясение головного мозга может образоваться от ударного воздействия тупого твердого предмета либо при ударе о таковой и не может являться следствием заболевания. Подтвердила, что сотрясение головного мозга сложный диагноз и его можно симулировать.


В свою очередь, подсудимая Юдинцева Ю.Е., согласившись дать показания, виновной себя не признала, суду показала, что 02 декабря 2010 г. с мамой приехала в г. Москву, чтобы забрать своего ребенка, которого она не видела более двух лет, в ночь с 01 декабря на 02 декабря девочка была там. Где-то около девяти часов утра они были в районе ***, около дома ***Т.Б. Она договорилась с приставом ***Я.В. о том, что в девять часов та прибудет к месту совершения приставских действий, то есть к ***. Только около часа дня явились *** – пристав, *** – представитель органа опеки, один из приставов-мужчина. Она предложила пригласить понятых, потому что в подобных случаях, когда изымается ребенок, присутствие понятых обязательно, но пристав *** Я.В. сказала: «Когда нет в квартире ответчика и ребенка – понятые не обязательны», как-будто знала, что ребенка там нет. Дверь открыла *** Т.Б. и она (Юдинцева Ю.Е.) спросила, где ее ребенок. Ее (Юдинцеву Ю.Е.) провели в гостиную. Между кухней и коридором встал пристав-мужчина, *** встала посреди комнаты так, что ее было не обойти, у нее (Юдинцевой Ю.Е.) не было возможности осмотреть комнаты на предмет наличия ребенка или детских вещей. *** Я.В. и *** Т.Б. сидели на кухне, *** Т.Б. писала что-то, документы, очевидно, которые ей дала *** Я.В. Потом вдруг появляется милиция, кто ее вызвал она не слышала, потому что сидела в гостиной. Эти милиционеры загородили дверь в кухню, их было двое и еще мужчина пристав, они все загородили так, что она не могла туда попасть, даже не слышала, о чем они там говорили. Потом один из милиционеров заставлял ее подписать акт, она начала кричать, при этом слышала, как *** Т.Б. звонила какой-то своей психиаторше и просила приехать и что-нибудь придумать. Весь этот ад продолжался около трех часов. Потом все стали выходить из квартиры, и не понятно зачем, стала выходить *** Т.Б. Когда все вышли из подъезда, *** Т.Б. вцепилась ей сзади за капюшон, она (Юдинцева Ю.Е.) потянулась назад, чтобы ее (*** Т.Б.) оттянуть, и схватила за волосы. Она стала оттягивать ее (*** Т.Б.) от себя, чтобы устоять на ногах, действительно схватила за волосы, потому что она (*** Т.Б.) тащила ее. Это происходило долю секунды, потому что тут же один милиционер вбежал обратно, ударил ее (Юдинцеву Ю.Е.) по лицу снизу вверх, по челюсти, так, что разбил ей губу. Он вернулся в секунду, это было все спланировано, он знал, что произойдет в подъезде, и он там стоял, был готов, он вернулся и ударил ее наотмашь по лицу. А потом слева *** Т.Б., справа милиционер взяли ее под руки и вышвырнули на асфальт из подъезда, она упала и вывихнула ногу. Пристав *** Я.В. стояла со всей группой, они отошли и видеть ничего не могли. Она (Юдинцева Ю.Е.) находилась в эмоциональном состоянии, но не в состоянии агрессии, была доведена до отчаяния, слез. Потерпевшую *** Т.Б. она не била. Это абсолютная ложь. У нее просто не было сил ее бить, ей было очень плохо, начало темнеть в глазах, она почти теряла сознание. Все произошедшее было спровоцировано, это было нужно сделать для того, чтобы доказать, что она (Юдинцева Ю.Е.) агрессивная, невменяемая и пересмотреть дело о ребенке, якобы на новых обстоятельствах, не для того, чтобы ее оштрафовать, что-то еще, но совершенно очевидный мотив – пересмотреть дело о ребенке, потому что уже такое заявление есть.


Данные показания подсудимая Юдинцева Ю.Е. давала на протяжении всего судебного следствия, с момента выдвинутого против нее потерпевшей (частным обвинителем) *** Т.Б. обвинения.


Подсудимая Юдинцева Ю.Е., заявляя о своей невиновности, ссылается на:


  • направление на консультацию и во вспомогательные кабинеты Юдинцевой Ю.Е. Городской клинической больницы № *** г. Москвы от 02.12.2010 г. в связи с наличием ушибленной раны нижней губы и правого коленного сустава (л.д. 54, том 1);

  • медицинское заключение № *** Городской клинической больницы № *** г. Москвы, согласно которому Юдинцева Ю.Е. поступила в ГКБ № *** в приемное отделение 02.12.2010 г. в 17 часов 06 мин., ей поставлен диагноз ушибленная рана нижней губы, ушиб мягких тканей правого коленного сустава, алкогольное опьянение – S-01.0 (л.д. 124, том 1);

  • копии заграничного паспорта *** Т.Б., из которых следует, что 04 декабря 2010 г. *** Т.Б. выезжала за пределы Российской Федерации (л.д. 43-45);

  • копию искового заявления *** А.В. к Юдинцевой Ю.Е. об ограничении в родительских правах, определении (изменении) места жительства ребенка, в котором истец в качестве юридически значимых обстоятельств для основания по ограничению родительских прав ответчика, ссылается, в том числе, и на «неадекватные действия ответчика 02 декабря 2010 г.» и просит суд определить место жительства ребенка *** года рождения, с истцом, ограничить Юдинцеву Ю.Е. в родительских правах (л.д. 140-142);

  • копию определения от 24 мая 2011 г. о принятии к производству заявления *** А.В. к Юдинцевой Ю.Е. об ограничении в родительских правах и определении места жительства несовершеннолетней дочери с истцом (л.д. 143-145);

  • копию решения *** районного суда *** от 20 июля 2009 г., которым определено место проживания несовершеннолетней *** года рождения, по месту жительства матери Юдинцевой Ю.Е., определен порядок встреч *** А.В. с несовешеннолетней дочерью; решение вступило в законную силу 06 октября 2009 г. (л.д. 146-152);

  • заключение специалиста отдела судебно-медицинской экспертизы *** главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации № *** от 26 марта 2012 г., согласно которого при обращении *** Т.Б. 03 декабря 2010 г. в городскую поликлинику № *** у нее имелось повреждение – кровоподтек («гематома») в лобковой области, который не повлек за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, в связи с чем, не расценивается как вред здоровью. Данный кровоподтек образовался вследствие одного травмирующего воздействия (удара) тупого твердого предмета спереди кзади. Наличие кровоподтека в день обращения за медицинской помощью не исключает возможности его образования как 03 декабря 2010 г., так и в более ранние сроки. Относительно объективного подтверждения диагноза «сотрясение головного мозга» установлено: имеющаяся у *** Т.Б. 03 декабря 2010 г. неврологическая микросимптоматика не является специфической (свойственной только определенному заболеванию или травме). Характер установленных у нее изменений в головном мозге, механизм их развития свидетельствуют об их не одномоментном возникновении, сразу же после травмы, а о наличии их у *** Т.Б. еще до травмы. Имевшиеся микросимптомы могут быть связаны с нарушением кровоснабжения головного мозга и обмена в мозговой ткани вследствие заболевания и могут быть расценены как обострение вегетативной дисфункции на фоне психо-эмоционального перенапряжения. Отмечено, что *** Т.Б. неврологом поставлено два диагноза: «сотрясение головного мозга» и «цереброастенический синдром», поскольку на тот момент не имелось четких однозначных данных, свидетельствующих о травме. Кроме этого, усматривается несоответствие между установленным *** Т.Б. диагнозом «сотрясение головного мозга» и проведенным объемом обследования. *** Т.Б. был рекомендован постельный режим, который она не соблюдала, и прием лекарственных препаратов, необоснованно поздно назначена явка на повторный осмотр 20 декабря 2010 г. В дальнейшем, при осмотрах *** Т.Б. 20 декабря 2010 г., 20 января 2011 г., 30 марта 2011 г. у нее сохраняются жалобы на головные боли, головокружение, подъем артериального давления, нарушения сна, сохраняется неустойчивость при координаторных пробах, оживление сухожильных рефлексов, справа больше, чем слева. При этом делается акцент, что неврологические проявления черепно-мозговой травмы регрессируют через 5-7 суток и уже на 10 сутки каких-либо симптомов сотрясения головного мозга не выявляется. Описанные у *** Т.Б. симптомы могут быть связаны с артериальной гипертензией, а также изменениями головного мозга вследствие болезненных изменений в нем за счет нарушения кровоснабжения и обменных процессов в мозговой ткани. Таким образом, при отсутствии каких-либо повреждений в области головы *** Т.Б., отсутствии результатов обследования и данных о динамике состояния в ближайший после событий 02 декабря 2010 г. период, в сочетании с длительным сохранением неврологической микросимптоматики, наличием болезненного характера изменений головного мозга, подтвердить наличие диагноза «сотрясение головного мозга» у *** Т.Б. в период с 02 декабря 2010 г. по 30 марта 2011 г. не представляется возможным и по этой причине данный диагноз судебно-медицинской оценке не подлежит (л.д. 193-200).


Для разъяснения заключения, данного относительно характера и степени тяжести причиненных потерпевшей повреждений, был вызван и допрошен специалист начальник отдела судебно-медицинской экспертизы *** главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации *** В.В., который об ответственности по ст.ст. 307, 310 УК РФ предупрежден, суду пояснил, что установить диагноз «сотрясение головного мозга» возможно, наблюдая пациента в динамике. В данном случае обращение *** Т.Б. было однократным в ближайшие 10 суток, повторный осмотр осуществлен по прошествии около 20 суток. При этом сотрясение головного мозга регрессирует на 7-10 сутки и к исходу второй недели его проявления проходят. Поскольку у *** Т.Б. имелись жалобы свыше 20 суток и при обследованиях была выявлена патология сосудов головного мозга, он считает, что при первичном обращении у *** Т.Б. имелись симптомы, связанные с наличием заболевания, а диагноз «сотрясение головного мозга» был установлен ошибочно, как дежурный, так как объективных данных его наличия в медицинских документах не отмечено. Описанная *** Т.Б. при первичном осмотре симптоматика и указанные в медицинских документах сведения не являются достаточными для постановки диагноза «сотрясение головного мозга». Данный диагноз ничем не обоснован и его вполне можно симулировать.


Доказывая свою невиновность, подсудимая ссылатся также на показания свидетеля *** Н.Н., которая в судебном заседании показала, что 02 декабря 2010 г. она с дочерью Юдинцевой Ю.Е. приехала по адресу: ***, - для совершения исполнительных действий, а именно: для изъятия ребенка ее дочери (Юдинцевой Ю.Е.), пояснила, что не видела внучку уже 3 года, а ее дочь не виделась со своим ребенком 2 года, они надеялись забрать девочку. За полтора года они отчаялись, частным образом нашли ребенка, последние ноябрьские дни ребенок находился в ее квартире постоянно. 29 ноября 2010 г. видели, что девочка живет в этой квартире. В 12 часов 55 минут приехали приставы и они пошли к *** Т.Б. Ее *** Т.Б. в квартиру не впустила и грубо оттолкнула. Когда закрылась дверь, Юдинцева Ю.Е. спросила *** Т.Б.: «Где мой ребенок?», просила пустить ее в комнаты посмотреть, нет ли там ребенка либо детских вещей. Потом, через короткий промежуток времени, пришли два милиционера. Прошло какое-то время и Юля (Юдинцева Ю.Е.) стала просить ключи, она просила выпустить ее из квартиры. Она считает, что ее дочь (Юдинцеву Ю.Е.) сознательно доводили. Потом часа три, может чуть меньше прошло, все начали выходить из квартиры. Первыми вышли приставы, потом один милиционер, другой, потом она (Юдинцева Н.Н.), Юля (Юдинцева Ю.Е.), а за ней *** Т.Б. Вышла первая группа, которая остановилась довольно далеко от подъезда на линии проезжей части напротив дома *** Т.Б., с левой стороны, и не могла видеть произошедшего. Она и один милиционер стояли около двери. Когда она развернулась, то увидела, как с лестницы в тамбур вываливаются Юля (Юдинцева Ю.Е.) и *** Т.Б., которая у Юли (Юдинцевой Ю.Е.) висела за спиной, а ее руки были на Юлином (Юдинцевой Ю.Е.) капюшоне в области шеи. Юдинцева Ю.Е. пыталась оторвать руки *** Т.Б. от капюшона. Милиционер влетел в подъезд, ударил ее дочь (Юдинцеву Ю.Е.) снизу вверх по лицу. Потом *** Т.Б. как-то развернулась, и они с этим милиционером выкинули ее дочь (Юдинцеву Ю.Е.) из подъезда. Юля (Юдинцева Ю.Е.) упала на асфальт, у нее были повреждены губа и мениск.


Выслушав потерпевшую, подсудимую, допросив свидетелей, эксперта, специалиста, исследовав и оценив письменные доказательства, мировой судья приходит к выводу о том, что в ходе судебного разбирательства обвинение, предъявленное Юдинцевой Ю.Е. по ст. 115 ч. 1 УК РФ, не нашло достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что Юдинцева Ю.Е. при указанных обстоятельствах на почве личных неприязненных отношений, умышленно, причинила потерпевшей *** Т.Б. легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья.


Согласно ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении уголовного закона.


В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.


Согласно ст. 14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.


По смыслу закона, в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.


Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.


Доказать событие преступления – значит установить: имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимая, содержит ли это деяние состав преступления.


Применительно к предъявленному Юдинцевой Ю.Е. обвинению, обвинительный приговор может быть постановлен лишь при наличии совокупности доказательств, подтверждающих, что она 02 декабря 2010 г. около 14 часов 30 минут умышленно причинила потерпевшей *** Т.Б. легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья.


Подобных доказательств по делу добыто не было.


В ходе судебного разбирательства были установлены следующие обстоятельства уголовного дела.


02 декабря 2010 г. около 13 часов 00 минут подсудимая Юдинцева Ю.Е., ее мать *** Н.Н., судебный пристав-исполнитель *** ОССП г. Москвы *** Я.В., судебный пристав по ОПДС *** ОССП г. Москвы *** М.А., главный специалист органов опеки и попечительства Муниципалитета «***» г. Москвы *** Н.Г. прибыли в квартиру потерпевшей *** Т.Б., являющейся бабушкой несовершеннолетней ***, по адресу: ***, с целью совершения действий по исполнительному производству, возбужденному 31.05.2010 г. на основании исполнительного документа по гражданскому делу № ***, выданного по решению *** районного суда г. Москвы от 28.02.2010 г., вступившего в законную силу 06 октября 2009 г. Предметом исполнения является обязанность *** А.В. передать несовершеннолетнюю дочь *** года рождения, матери Юдинцевой Ю.Е.

В квартире потерпевшей ребенок обнаружен не был. Вместе с тем, исполнение решения суда было назначено конкретно по адресу проживания *** Т.Б., следовательно, по сведениям, имевшимся у судебных приставов, ребенок действительно проживал у бабушки.


Установленные мировым судьей обстоятельства подтверждаются собранными по делу доказательствами: копией решения *** районного суда *** от 20 июля 2009 г., вступившего в законную силу 06 октября 2009 г., которым определено место проживания несовершеннолетней *** года рождения, по месту жительства матери Юдинцевой Ю.Е., определен порядок встреч *** А.В. с несовешеннолетней дочерью; копией искового заявления *** А.В. к Юдинцевой Ю.Е. об ограничении в родительских правах, определении (изменении) места жительства ребенка; копией определения от 24 мая 2011 г. о принятии к производству заявления *** А.В. к Юдинцевой Ю.Е. об ограничении в родительских правах и определении места жительства несовершеннолетней дочери с истцом.

В процессе исполнения вышеуказанного решения *** районного суда ***, в связи с тем, что до настоящего времени оно не исполнено и возникла неопределенность порядка проживания и воспитания несовершеннолетнего ребенка, между матерью – Юдинцевой Ю.Е. и бабушкой – *** Т.Б. сложились неприязненные, конфликтные отношения на протяжении длительного времени.

Ни потерпевшая, ни подсудимая данных обстоятельств не отрицали.


Оценив показания допрошенных в судебном заседании лиц, мировой судья приходит к следующему.


Доказывая вину подсудимой, частный обвинитель (потерпевшая) *** Т.Б. утверждала, что Юдинцева Ю.Е. схватила ее двумя руками за воротник шубы и ударила головой (правой частью) об стену несколько раз, после чего ударила ее коленом в область паха. Во время нанесения ей побоев все присутствовавшие ранее в квартире лица (свидетели обвинения) вышли на улицу, приблизительно на расстояние 4 метра от подъезда, при этом дверь в подъезд была открыта, все присутствующие смотрели на нее в момент нанесения ей удара.


В подтверждение своих доводов потерпевшая ссылалась на ряд доказательств, в том числе, на свидетельские показания *** А.А., *** Я.В., *** М.А., *** Н.Г.


Оценивая показания свидетелей обвинения, мировой судья отмечает наличие в них явных противоречий, как между собой, так и между ними и показаниями потерпевшей, а именно.


При разбирательстве дела свидетель *** А.А. утверждал, что в момент нанесения удара находился в машине на расстоянии 25 метров от подъезда, при этом все происходило в дверях, практически на улице, поэтому он видел, как подсудимая нанесла потерпевшей удар ногой в область паха.


Данные показания напрямую противоречат показаниям свидетеля *** Я.В., которая в судебном заседании утверждала, что когда она, *** М.А., *** Н.Г. и милиционеры прошли вперед, дверь в подъезд закрылась и происходящего, в частности момента нанесения удара, она не видела.

Следовательно, при таких обстоятельствах, момента нанесения удара не мог видеть и *** А.А.


С учетом изложенного, мировой судья не может расценивать как безусловное доказательство виновности Юдинцевой Ю.Е. противоречивые показания свидетелей *** Я.В. и *** А.А., поскольку последний показал, что все происходило практически на улице и, сидя в машине, он видел момент нанесения удара, в то время как свидетель *** Я.В. утверждала, что дверь в подъезд была закрыта.


Вместе с тем, показания свидетеля *** А.А. противоречат также и показаниям самой потерпевшей *** Т.Б. в части характера нанесенных ударов, поскольку он говорил только о том, что видел, как подсудимая нанесла потерпевшей удар ногой в область паха и ничего об ударах о стену, тогда как потерпевшая утверждает, что перед этим подсудимая схватила ее за воротник шубы и ударила головой о стену несколько раз.


Кроме того, в своих письменных объяснениях *** А.А. сообщает о том, что все присутствовавшие в квартире лица покинули квартиру потерпевшей в 13 часов 40 минут, тогда как потерпевшая указывает время совершения преступления 14 часов 30 минут. Помимо этого, в соответствии со справкой станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова от 24 мая 2011 г., 02 декабря 2010 г. вызов на станцию с сообщением о причинении *** Т.Б. травмы поступил от милиционера Левшина в 14 часов 07 минут.


Показания свидетеля *** М.А., мировой судья также не может отнести к доказательствам, свидетельствующим о причастности Юдинцевой Ю.Е. к причинению *** Т.Б. легкого вреда здоровью, поскольку он стоял к подъезду спиной и происходившего не видел.


Оценивая показания свидетеля *** Н.Г., мировой судья отмечает, что они носят предположительный, неконкретный характер, поскольку она сообщила, что обернулась и увидела только как между *** Т.Б. и Юдинцевой Ю.Е. что-то происходило, у нее создалось впечатление, что они дерутся, при этом того, кто, кому, как, в какую область наносил удары она не видела.


Также мировой судья отмечает наличие противоречий и несогласованности между показаниями потерпевшей *** Т.Б., утверждавшей, что дверь в подъезд была открыта, все свидетели находились на расстоянии 4 метров от подъезда и смотрели на нее в момент нанесения удара, и показаниями свидетеля *** А.А., утверждавшего, что он находился в машине на расстоянии 25 метров, свидетеля *** Я.В., утверждавшей, что дверь в подъезд была закрыта и момент нанесения удара она не видела, свидетеля *** М.А., показавшего, что он стоял спиной к подъезду и происходящего не видел.


В связи с наличием изложенных обстоятельств, мировой судья считает, что никто из свидетелей обвинения не был в центре конфликта, не является лицом, заинтересованным в исходе настоящего дела и не имел цели детально запоминать происходившие события, в связи с чем, их показания не могут быть положены в основу обвинения.


Проанализировав показания свидетелей стороны обвинения, мировой судья приходит к выводу о том, что ни одно из них в отдельности, ни их совокупность, не могут рассматриваться как бесспорное доказательство вины подсудимой Юдинцевой Ю.Е. в совершении инкриминируемых ей деяний.


При этом, мировой судья учитывает, что возле подъезда находился свидетель стороны защиты *** Н.Н., которая, давая показания, утверждала, что видела, как *** Т.Б. висела у Юдинцевой Ю.Е. за спиной, а ее руки были на капюшоне Юдинцевой Ю.Е. в области шеи, при этом Юдинцева Ю.Е. лишь пыталась оторвать руки *** Т.Б.

Сама подсудимая дала аналогичные показания, утверждая, что потерпевшую не била и не причиняла ей никаких телесных повреждений.


Частный обвинитель *** Т.Б. в подтверждение своих доводов о виновности Юдинцевой Ю.Е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 115 ч. 1 УК РФ, также ссылается на письменные доказательства, в частности медицинские документы и заключение судебно-медицинского эксперта.


При оценке заключения эксперта ГБУЗ г. Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы» от 29 апреля 2011 г., мировой судья находит, что проведенное экспертное исследование соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистами, квалификация которых у мирового судьи сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются мировому судье ясными и понятными.

При этом заключение эксперта не имеет преимущественного значения и как надлежащее равное другим доказательство подлежит оценке в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.


Исследовав данное заключение судебно-медицинского эксперта, мировой судья приходит к выводу, что оно свидетельствует лишь о том, что у потерпевшей *** Т.Б. имелись повреждения в виде сотрясения головного мозга, причинившего легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, и гематомы в лобковой области, которая вред здоровью за собой не повлекла.

Между тем, предположение эксперта о дате возникновения сотрясения головного мозга – 02.12.2010 г. не влечет безусловный вывод о том, что оно было причинено именно Юдинцевой Ю.Е.


Кроме того, на момент проведения судебно-медицинского обследования в ГБУЗ г. Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы» 04 мая 2011 г. у *** Т.Б. отмечаются жалобы на головокружение, головные боли, каких-либо телесных повреждений в области головы у *** Т.Б. не выявлено, как и не было выявлено непосредственно после событий 02 декабря 2010 г. при осмотре врачом 03 декабря 2010 г., о чем свидетельствуют представленные в материалы дела медицинские документы. Также 04 мая 2011 г. у *** Т.Б. отсутствуют какие-либо иные телесные повреждения на туловище.


Мировой судья также учитывает, что к выводу о наличии у потерпевшей *** Т.Б. сотрясения головного мозга эксперт пришел, основываясь на заключении привлеченного специалиста по неврологии. При этом невролог в свою очередь сделал вероятностный вывод о наличии сотрясения головного мозга у потерпевшей, исследовав лишь представленные ему медицинские документы – копии медицинских карт.


Данное заключение мировой судья оценивает в совокупности с представленным стороной защиты заключением специалистов отдела судебно-медицинской экспертизы *** главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации от 26 марта 2012 г., имеющих необходимые знания и квалификацию для его проведения, согласно выводов которого при отсутствии каких-либо повреждений в области головы *** Т.Б., отсутствии результатов обследования и данных о динамике состояния в ближайший после событий 02 декабря 2010 г. период, в сочетании с длительным сохранением неврологической микросимптоматики, наличием болезненного характера изменений головного мозга, подтвердить наличие диагноза «сотрясение головного мозга» у *** Т.Б. в период с 02 декабря 2010 г. по 30 марта 2011 г. не представляется возможным и по этой причине данный диагноз судебно-медицинской оценке не подлежит.


Учитывая, что диагноз «сотрясение головного мозга» был поставлен потерпевшей ***Т.Б. 03.12.2010 г. врачом-невропатологом ГУЗ г. Москвы Городской поликлиники № *** только лишь на основании симптомов, которые были зафиксированы и установлены с ее слов, при этом никакого диагностического обследования головного мозга она не проходила, из медицинских документов следует, что внешних повреждений в области головы у нее нет, мировой судья приходит к выводу о том, что заключение специалистов отдела судебно-медицинской экспертизы *** главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации, является более верным и считает возможным доверять его выводам о том, что сохранившиеся у *** Т.Б. на протяжении длительного времени жалобы были связаны с имевшимся у нее заболеванием головного мозга, обострившимся на фоне психо-эмоциональных переживаний, в связи с чем, считает, что достоверно установить наличие у потерпевшей *** Т.Б. 02 декабря 2010 г. при указанных ею обстоятельствах сотрясения головного мозга не представляется возможным.


Мировой судья приходит к такому выводу еще и на основании того, что допрошенные в судебном заседании эксперт и специалист, проводившие исследования, сошлись во мнении о том, что определить приложение какой-либо силы без наличия внешних повреждений не возможно, микросимптоматика, имевшаяся у *** Т.Б. при осмотре врачом-невропатологом 03.12.2010 г. не свойственна исключительно сотрясению головного мозга и является схожей с симптомами того же цереброастенического синдрома, поставленного *** Т.Б. наряду с сотрясением головного мозга, а вместе с тем, и эксперт, и специалист заявили, что сотрясение головного мозга можно симулировать.


Вместе с этим, мировой судья учитывает и то, что *** Т.Б. рекомендованный ей врачом постельный режим не соблюдала и 04 декабря 2010 г., то есть через день после описываемых ею событий, выехала за пределы Российской Федерации, что мировой судья расценивает явно не соответствующим тому состоянию здоровья и последствиям причиненных повреждений, на которые ссылается потерпевшая. Данные обстоятельства были установлены по копиям страниц заграничного паспорта потерпевшей *** Т.Б. и ею не отрицались, однако изначально были скрыты от суда.


Относительно отмеченного в выводах экспертизы от 29 апреля 2011 г. наличия у потерпевшей *** Т.Б. гематомы в лобковой области эксперт указывает, что в связи с отсутствием описания ее цвета в медицинских документах, высказаться о давности ее причинения не представляется возможным, что в свою очередь позволяет мировому судье прийти к выводу о том, что причинение данного повреждения эксперт не связывает с датой 02.12.2010 г., в связи с чем, отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие причастность Юдинцевой Ю.Е. к его появлению.

Вместе с этим, в заключении специалистов от 26 марта 2012 г. также указано, что данное повреждение могло быть причинено как 03.12.2010 г., так и в более ранние сроки.


Также мировой судья отмечает наличие противоречий и несогласованности между описанными *** Т.Б. обстоятельствами произошедшего конфликта и представленными в дело письменными доказательствами, в частности: в дубликате медицинской карты Городской поликлиники № *** указано – 03.12.2010 г. *** Т.Б. обратилась к неврологу с жалобой на то, что 02.12.2010 г. она подверглась нападению постороннего лица, в то время как в сложившейся ситуации Юдинцева Ю.Е. является для *** Т.Б. лицом вполне определенным; согласно справке станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова от 24 мая 2011 г., 02 декабря 2010 г. в 14 часов 07 мин. поступил вызов к *** Т.Б. от милиционера ***, который сообщил о травме: улица, упала, повреждена нога, отказ от госпитализации, тогда как описанные им обстоятельства не соответствуют описываемым потерпевшей собятиям и характеру имевшихся у нее повреждений, поскольку *** А.А. не сообщил о том, что *** Т.Б. подверглась нападению и получила травмы в области паха и головы.


Проанализировав и оценив представленные стороной обвинения доказательства, мировой судья приходит к выводу о том, что ни одно из этих доказательств, как в отдельности, так и в их совокупности, не могут бесспорно свидетельствовать о том, что Юдинцева Ю.Е. 02.12.2010 г. около 14 часов 30 минут при указанных потерпевшей обстоятельствах на почве личных неприязненных отношений, умышленно, причинила *** Т.Б. легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья, в связи с чем, умысел подсудимой и ее вина не была доказана в ходе судебного разбирательства.


Таким образом, мировым судей установлено, что кроме показаний самого частного обвинителя (потерпевшей) *** Т.Б., каких-либо иных объективных и достоверных доказательств виновности Юдинцевой Ю.Е. в совершении инкриминируемых ей деяний, не имеется.


При таких обстоятельствах, мировой судья приходит к выводу о том, что по делу объективно имеются лишь прямо противоположенные, взаимоисключающие показания подсудимой Юдинцевой Ю.Е. и показания частного обвинителя (потерпевшей) *** Т.Б. и мировой судья не может признать, что показания потерпевшей, ничем по делу объективно не подтвержденные, могут иметь большую доказательственную силу, нежели показания подсудимой.

При этом мировой судья учитывает, что предположение в виновности, при отсутствии достоверных и допустимых доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора, и что согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимого должны трактоваться в его пользу.


Таким образом, мировой судья приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшей не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, не только подтверждающих, что *** Т.Б. был причинен легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья, но и подтверждающих факт физического воздейтсвия, побоев или иных насильственных действий, причинивших потерпевшей физическую боль, именно со стороны подсудимой Юдинцевой Ю.Е.

При таких обстоятельствах мировой судья приходит к выводу о том, что в ходе судебного разбирательства не нашла подтверждения вина подсудимой Юдинцевой Ю.Е. по выдвинутому против нее частным обвинителем (потерпевшей) *** Т.Б. обвинению по ст. 115 ч. 1 УК РФ и считает необходимым оправдать ее в связи с непричастностью к совершению престепления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302-306 УПК РФ, мировой судья


п р и г о в о р и л:


ЮДИНЦЕВУ Ю.Е. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 115 ч. 1 УК РФ, оправдать в связи с непричастностью к совершению преступления.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Нагатинский районный суд г. Москвы через мирового судью в течение 10 суток со дня его провозглашения.


Мировой судья И.А. Гревцова




Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconДело №1-00/10 приговор именем российской федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем Российской Федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации iconПриговор именем российской федерации

Дело №1-01/12 приговор именем Российской Федерации icon1- 55 приговор именем Российской Федерации

Разместите кнопку на своём сайте:
Медицина


База данных защищена авторским правом ©MedZnate 2000-2019
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
Документы